Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

В тени Мюнхенской речи: 10 лет с начала новой внешней политики России


В тени Мюнхенской речи: 10 лет с начала новой внешней политики России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:05 0:00

Ситуация в Украине станет одной из главных тем на открывшейся сегодня в Мюнхене конференции по безопасности.

В Баварию приехали более полутысячи политиков, предпринимателей, ученых и правозащитников.

Конференцию проводят с 1962 года, она считается одной из важнейших дискуссионных площадок в сфере международной безопасности. Одни из главных тем, кроме ситуации в Донбассе, российско-американские отношения при новом президенте Дональде Трампе, санкции против России, отношения Запада с Россией и ЕС, брекзит, сотрудничество стран ЕС в сфере обороны и борьбы с терроризмом.

Вице-президент США Майк Пенс планирует пообщаться с главами трех прибалтийских стран — Эстонии, Латвии и Литвы. Позже запланирована его встреча с президентом Украины.

Петр Порошенко в Мюнхене призвал западных лидеров не смягчать давление на Россию. "Уменьшить дипломатическое давление на Россию или смягчение санкций до того, как Россия уйдет с Донбасса или Крыма, — все это будет поощрением агрессии. Путин ненавидит Украину. Он считает, что Украина не имеет своей идентичности", – сказал Порошенко, добавив, что "было бы ошибкой считать, что Россия ограничится Украиной".

В 2007 году знаменитая речь Владимира Путина о недопустимости однополярного мира стала началом новой внешней политики России. Сейчас его антизападная риторика мюнхенского образца уже не кажется такой жесткой. Но именно то выступление Путина положило начало изоляции России.

В 2007 половина мировых лидеров ходили у него в друзьях, на первом ряду мюнхенского зала: Ангела Меркель, Виктор Ющенко и Джон Маккейн. Еще не озираются друг на друга в недоумении.

"К миру через диалог" – надпись на немецком за спиной российского президента. В тот день десть лет назад Владимир Путин все-таки честно признался в том, как он понимает это слово — диалог.

Политическая реальность образца 2007 года — сенатор от Иллинойса Барак Обама только-только заявил свою кандидатуру на пост президента США – ровно в день Мюнхенской речи. Дональд Трамп получил звезду на аллее славы за реалити-шоу "Ученик", Дмитрий Медведев — вице-премьер, а слово "тандем" ассоциируется с прыжками с парашютом. Тони Блэр во главе правительства Британии, до вторжения России в Грузию — полтора года. До запаха арабской весны и покрышек Майдана — вечность. Он хотел войти в историю со своим Фултоном. Почти получилось.

Претворять в жизнь идеи своей речи Владимир Путин стал не сразу. Время медведевской оттепели — перезагрузка, она же перегрузка, и легкий флирт с Западом. Возвращение в Кремль в 2012 — с самой церемонии инаугурации — было обставлено так, что невольно вспомнишь мюнхенские тезисы. "Очень приятно, царь".

Именно тогда, в Мюнхене, в реальность вернулась история, конец которой Фрэнсис Фукуяма, казалось, навсегда объявил в 1989 году. С полок спешно достали запылившегося Сэмуэля Хантингтона.

То, что достали не зря, стало понятно в разгар третьего срока Путина: доработанная мюнхенская речь – его крымское выступление. Там в ассортименте уже и националпредатели, и русофобы, и иностранные агенты, и пятая колонна. Стена, которую, наконец, возвели.

Как сегодня видится эта речь Путина? Такой вопрос мы задали политологам с полярными взглядами: давнему критику нынешней российской власти Станиславу Белковскому и видному стороннику политики Кремля Виталию Третьякову.

Белковский: Мы живем в мире имени Мюнхенской речи. Но важно понимать, что это не геополитическая стратегия, а это стратегия реализации личной обиды. Это личная месть Путина тому миру, в который он стремился еще в 2000-2001 годах, он всерьез говорил о вступлении России в НАТО или Евросоюз, и который его не принял, который оттолкнул его от любящей груди. В психологии это называется синдром брошенного любовника. После этого у Путина еще были надежды, что он снова станет любовником Запада, естественно, мы не говорим о сексуальном аспекте этого вопроса, а только о психологическом и политическом. Но Запад снова его подвел. Поэтому брошенный любовник крушит мебель на своем пути, желая напомнить, что бросать его было не надо.

Третьяков: Путин не исчадие ада, не кровавый агрессор и не все такое. Он сильный лидер и умный человек, отстаивающий национальные интересы своей страны – России, что естественно. Что он должен отстаивать? Это тот случай редкий, когда фактически все, что говорил Путин, сбылось, и время подтвердило его правоту. Россия – страна с более чем тысячелетней историей, большая часть этой истории, во всяком случае, последние 500-550 лет, безусловно, постоянно, как он выразился, пользуется привилегией проведения независимой внешней политики. Он просто сказал: это вот так, так было 500 лет и так будет и дальше.

Белковский: Сейчас, 10 лет спустя, он должен действовать хитрее, и поэтому, скорее, впрямую новой Мюнхенской речи не будет. Будут всякие рассуждения о том, как мы любим Запад, сопровождающиеся отдельными вкраплениями и фрагментами о том, какой Запад плохой. Но Путин считает, что он пересидит и пережмет всех, что у него в запасе вечность, как сказал Владимир Владимирович Маяковский о Пушкине.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG