Ссылки

Минский тупик. Итоги переговоров два года спустя


Энергетическая компания "Укрэнерго" предложила ввести чрезвычайное положение на рынке электроэнергии. Причина – блокада поставок с Донбасса угля-антрацита, на котором работают электростанции.

Товарная блокада так называемых "ДНР" и "ЛНР" началась 26 декабря, ее проводят ветераны добровольческих батальонов и волонтеры.

При этом на востоке Украины уже несколько суток не применяется тяжелое вооружение, о значительном сокращении обстрелов позиций украинских войск сообщают в Главном разведовательном управлении Украины. Пресс-центр штаба АТО сообщает об использовани минометов на Авдеевском и Кураховском направлении.

Деэскалация конфликта совпала со второй годовщиной Минских соглашений. Подписанные в разгар боев за Дебальцево, в которых на стороне сепаратистов участвовала российская армия, они были призваны завершить войну в Украине, но оказались невыполнимы.

Соглашения в Минске были подписаны после 16-часового марафона, за которым всю ночь следили сотни журналистов.

Первый документ носил декларативный характер, в нем президент России Владимир Путин и президент Украины Петр Порошенко, а также канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд подтверждают уважение к территориальной целостности Украины. Но подписи под этим документом лидеры стран не ставили – заверили его словами.

Второй документ – комплекс мер по выполнению Минских соглашений – подписали экс-президент Украины Леонид Кучма, посол России в Киеве (на тот момент им был Михаил Зурабов), посол ОБСЕ Хайди Тальявини и лидеры боевиков, Захарченко и Плотницкий. Это соглашение подписано в тот момент, когда в Донбассе шли кровопролитные бои за Дебальцево.

Камнем преткновения в ходе выполнения Минских соглашений стали изменения в Конституцию Украины, которые касались амнистии участников вооруженых формирований на востоке Украины и проведения выборов на неподконтрольных Киеву территориях.

Украина настаивает на том, что выборы возможны только после установления полного контроля над украино-российской границей и выводе российских формирований, в России настаивают на немедленном проведении голосования.

Это завело Минский процесс в тупик, стороны конфликта вспоминают о них в момент обострений на фронте, когда начинает использоваться тяжелое вооружение.

"Люди из других стран учатся у украинцев, как воевать с россиянами". Эксперт о том, что дали Минские соглашения Киеву

В студии Настоящего Времени свою точку зрения на двухлетнюю годовщину Минских соглашений описал бывший представитель Украины на Минских переговорах Роман Бессмертный.

Сакен Аймурзаев: Роман Петрович, скажите, пожалуйста, вот мы отмечаем два года Минским соглашениям. Это мертворожденные соглашения, это изначально обреченные на провал соглашения или так случилось просто?

Роман Бессмертный: Во-первых, это не соглашения, а договоренности. А, во-вторых, с моей точки зрения, они сыграли свою роль, потому что они остановили кровопролитие массовое, остановили массовые обстрелы. А то, что касается содержательной части, это же, знаете, помните, у нас в учебниках школьных когда-то был Брестский мир, помните, как все это формулировалось: вот надо подписать, а потом будь что будет, а потом отказаться ровно через год.

Поэтому большой трагедии с тем, что он не выполняется, с моей точки зрения, нет, трагедия в том, что продолжают гибнуть люди. И поэтому, естественно, нужно решать вот эту проблему. А то, что касается политических, экономических и других вопросов, – это вещь производная. Не будут стрелять – научатся терпеть друг друга. А для того, чтобы научиться терпеть и решать политические вопросы, надо прекратить кровопролитие.

Тимур Олевский: Роман Петрович, все вспоминают сейчас, и вы ровно об этом говорите, что Минские соглашения были подписаны в разгар боев за Дебальцево, и тогда была действительно угроза наступления российской армии и боевиков дальше и дальше. В тот момент война остановилась в некотором смысле. Украина за эти два года, которые прошли с момента подписания соглашений, решила те задачи, которые она должна была перед собой поставить, чтобы, не знаю, подготовиться к следующему раунду переговоров?

Бессмертный: Я бы сказал так, что Минские договоренности были достигнуты из-за испуга и непонимания, что нужно делать, и невладения информацией о состоянии ресурсов, которыми можно защищаться. Отсюда, естественно, время, которое прошло, оно частично дало ответ на несколько вопросов.

Первый: это боеспособность украинской армии. Сегодня никто не будет дискутировать по поводу того, что украинская армия значительно укрепилась, потому что если вы сейчас появитесь на линии разграничения, вы там услышите и литовский, и эстонский, и польский, и каких только языков не услышите. Потому что большинство из этих людей просто учатся у украинцев, как воевать с россиянами в нынешней ситуации. Это первое, эта проблема решена.

Второе: это материально-техническое обеспечение армии. Помните, все начиналось исключительно с волонтерства, сегодня волонтерство присутствует, но оно присутствует наряду с государственными функциями обеспечения. Решены ли все вопросы – нет. И особенно неприятно, что не решены вопросы с индивидуальной защитой солдат и офицеров, которые находятся непосредственно на линии боевого соприкосновения. Следующее: не решены и вопросы военного обеспечения, особенно вооружениями современными. Но то, что армия научилась воевать против россиян и коллаборационистов, это уже важнейшее достижение.

Теперь чего значительно не хватает: то, что за эти годы в подконтрольной части Украины очень медленно проходят реформы, и это в принципе рефреном бьет по состоянию ситуации на фронте, по гармонизации отношения военного человека к своей функции, а эта функция звучит "гибнуть за свою Родину" и с тем, что эта Родина в виде должностных лиц делает для того, чтобы солдат мог безопасно защищать эту Родину.

Аймурзаев: То есть можно сказать, что Украина свою часть этого процесса не выполняет не в этих пунктах, не в 13 пунктах или подпунктах.

Бессмертный: Что касается этих пунктов, о которых вы говорите, то я бы на них смотрел бы как на шахматную партию. Хотите сыграть испанскую – давайте сыграем испанскую, хотите сыграть бельгийскую, парижскую, немецкую, российскую… Я не хочу играть ни первую, ни вторую, ни третью, потому что я буду все делать для того, чтобы там была сыграна украинская партия. К сожалению, в этих договоренностях украинской партии нет, поэтому я изначально говорил, что только неразумный человек возьмется бежать навстречу вперед друг друга, выполняя все, что там написано.

Проблема решена – остановлено кровопролитие, а дальше нужно садиться и говорить о том, как ситуацию застабилизировать, потому что проблема войны на Донбассе, ее разрешение – это не только украинская проблема, это и региональная, и континентальная, и глобальная проблема. Ну как вы решите войной, разрешение темы войны на Донбассе между Украиной и Россией сегодня вопросы безопасности региона и вопросы безопасности Европы? Вы не решите их.

Аймурзаев: Вообще интересный такой вопрос. Вы же были там, участвовали в этом всем процессе, вот такое ощущение, что там сидят люди, которые все все прекрасно понимают, все понимают – и русские, и европейцы, и украинцы.

Олевский: Тогда для чего они там сидят?

Аймурзаев: Для чего они сидят и собираются?

Бессмертный: Вы знаете, у меня тоже не единожды такое впечатление создавалось. Почему? Потому что люди очень тяжело расстаются с благополучной жизнью. Я недавно был в Вене, обсуждал это с австрийскими коллегами и так далее, Европа устала от благополучной жизни, она не хочет понять, что мы стоим на грани серьезного конфликта. И до того времени, пока мы все не поймем, что нужно отстроить новую модель континентальной, глобальной, региональной системы безопасности, все это игры на крови украинских граждан. Я просто хочу, чтобы мы вот это поняли. Украинцы, в конце концов, в своем большинстве сегодня защищают Европу от развала, потому что все, что может произойти, – это очень опасные вещи.

Что такое Минские соглашения, и какие пункты все же сработали

1. Незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня. Оно должно было вступить в силу с полуночи 15 февраля 2015 года.

С тех пор, по данным Генштаба ВСУ, погибли 467 украинских военных и 261 мирный житель.

Только за прошлый год, по данным ОБСЕ, перемирие нарушалось более 320 тысяч раз (320130 раз) – это почти по 900 случаев в день.

Всего за время конфликта на востоке Украины, по данным ООН, погибли около 10 тысяч человек.

2.Отвод тяжелых вооружений обеими сторонами. Для артиллерийских систем калибром 100 мм и более – зона безопасности должна была составлять 50 километров, для ракетных систем и систем залпового огня – 70 километров.

Осенью 2016 удалось развести войска в двух из трех согласованных районах – у Петровского и Золотого. На третьем участке – в станице Луганской – развод войск так и не состоялся. В 2016 году ОБСЕ зафиксировало более трех тысяч случаев размещения вооружений с нарушением Минских соглашений.

В 2017 году самым заметным случаем применения тяжелых вооружений стали бои под Авдеевкой.

3. Обеспечение мониторинга ОБСЕ за соблюдением перемирия и отводом вооружений.

Об ограничениях доступа только в прошлом году наблюдатели сообщали почти две тысячи раз. Около 80% случаев происходили на территории, неподконтрольной правительству Украины.

4. Проведение местных выборов в Донбассе по украинским законам.

По данным ЦИК Украины, во время региональных выборов осенью 2015 года большинство – 65% – участков в Донецкой и Луганской областях не открылись. В списки не были включены более миллиона избирателей.

5. Помилование и амнистия лиц, причастных к событиям в Донбассе. Соответствующий закон до сих пор не принят.

6. Освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц по принципу "всех на всех".

Этот процесс должен был быть завершен в течении пяти дней после отвода вооружений. Но продолжается до сих пор. Украина требует выдачи 58 человек, группировки "ДНР" и "ЛНР" – почти 700.

7. Обеспечение безопасного доступа, доставки, хранения и распространения гуманитарной помощи.

По данным ОБСЕ, в середине 2016 года в ней все еще нуждались более трех миллионов человек. Наблюдатели фиксируют нехватку воды, еды и медикаментов.

8. Возобновление работы бюджетных учреждений, выплат пенсий, сборов налогов и оплаты коммунальных счетов.

По данным Комитета международного Красного Креста, из-за долгов на неподконтрольных Киеву территориях без воды могут остаться 600 тысяч человек. Общая сумма задолженности перед Луганским энергетическим объединением составляет около 200 миллионов долларов.

9. Восстановление полного контроля над государственной границей. Оно должно было начаться в первый день после местных выборов и завершиться после конституционной реформы. Оба события не состоялись.

10. Вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп.

11. Конституционная реформа, предполагающая децентрализацию и особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Ее должны были провести до конца 2015 года.

Киев несколько раз откладывал принятие соответствующего законопроекта, ссылаясь на невыполнение Россией предыдущего пункта.

12. Проведение местных выборов в Донбассе – по украинским законам и при мониторинге со стороны ОБСЕ. Не состоялось.

13. Дальнейшая работа Трехсторонней Контактной группы, в том числе создание рабочих групп по выполнении Минских соглашений.

Несмотря на отсутствие значительного прогресса, Трехсторонняя Контактная группа продолжает регулярно собираться.

Блокада Донбасса. Кто и зачем остановил потоки угля из непризнанных республик

В Украине сегодня собрался на экстренное заседание энергоштаб под руководством премьер-министра страны Владимира Гройсмана. Поводом стала блокада железнодорожных путей в Донбассе. Ее организовали депутаты Рады Семен Семенченко и Владимир Парасюк.

Один из создателей батальона "Донбасс", Семен Семенченко объясняет необходимость блокады борьбой с контрабандой между территориями занятыми сепаратистами и остальной частью Украины. Премьер Гройсман сегодня предупредил, что блокада может привести к веерному отключению электричества, потому что предприятия не могут получить уголь из оккупированных территорий.

"В этом вопросе нужно разделять две части: это борьба с контрабандой и я тут полностью поддерживаю и готов способствовать тому, чтобы борьба эта была эффективной и борьба с украинским народом с точки зрения того, что в украинских населенных пунктах должны быть тепло и свет. Это вопрос, который касается миллионов людей. Для того, чтобы провести модернизацию, нужны время и миллиарды. Но сегодня я хочу подчеркнуть – альтернативы углю нет", – объяснил Гройсман.

Железнодорожные перевозки на востоке Украины блокируют депутаты Верховной Рады и бывшие военные. Речь идет об отправке различных грузов из или на неподконтрольные территории. Участники акции утверждают, что собрались добровольно и никто акцией не руководит. На выходных они заблокировали третий крупный железнодорожный узел.

"После того, как мы перекрыли два переезда железнодорожных – один в Донецкой области и один в Луганской, оставалась ветка, по которой ходило больше всего поездов, потому она и стала следующей", – показывает начальник штаба блокады Сергей Акимович.

"Здесь, в среднем, проезжало 700 тысяч вагонов за год и четыре месяца", – подсчитал депутат Верховной Рады Владимир Парасюк.

В вагонах возили уголь, дерево, топливо и другие материалы – с территории, неподконтрольной украинскому правительству и обратно. Там до сих пор работают некоторые предприятия, как частные, так и государственные. Например, производство предприятий Рината Ахметова частично размещены в так называемых "ДНР" и "ЛНР". Блокировкой перевозок участники акции хотят принудить украинские власти и олигархов к переговорам. Изначально планировали требовать только освобождения пленных.

"Мы заявили в конце прошлого года, и это было в конце прошлого года – это освобождение всех наших военнопленных. Всех. И когда мы начали более детально разбирать эту торговлю, мы поняли, каковы ее на самом деле масштабы", – говорит Акимович.

Тогда, уже заблокировав две железнодорожные ветки, блокировщики стали требовать полного прекращения торговли с неподконтрольными украинской власти территориями, прекращения войны и принятия новых решений в Раде.

"Задолбала война, хочется, чтоб она кончилась. Побыстрее. По идее, мы ускоряем процесс. Экономически. Военные – это военная кампания, но так, как она сейчас идет, она никогда не закончится. А экономически – это лучший вариант, чем фронтовая работа", – считает бывший боец батальона "Айдар", участвующий в блокаде.

"Необходимо принять закон об оккупированной территории. После этого не будет торговли, а если и будет – пусть государство определится само, Верховная Рада пусть скажет, например, что будет покупать уголь на той территории", – настаивает начальник штаба блокады.

Блокада железнодорожных перевозок – нарушение украинских законов, заявили в СБУ. Ущерб от этих действий сейчас оценивают более чем в миллион долларов. При этом депутаты, которые поддерживают блокаду, собираются блокировать абсолютно все железнодорожные связи с неподконтрольными территориями.

"Схема торговли углем создает возможность получения больших денег". Эксперт о тех, кто зарабатывает на войне

На связи со студией Настоящего Времени эксперт по энергетическим вопросам Андрей Герус, до недавнего прошлого он входил в состав комиссии, которая занимается вопросами регулирования тарифов на электроэнергию.

Тимур Олевский: Однако мы видим, что это может привести к отключениям электричества, и вопрос в том, только ли это экономические проблемы, связанные с тем, что украинские теплоэлектростанции работают на угле, или уже есть интересы, например, знаете, за этим углем везде где-то незримо присутствует, мне кажется, фамилия бизнесмена, предпринимателя Рината Ахметова. Есть ли в этом смысле какое-то давление на него, как считаете вы?

Андрей Герус: Его фамилия есть, потому что он владеет 75% украинской тепловой генерации, это та, что вырабатывает электроэнергию из угля. Поэтому, так или иначе, он попадает в эту ситуацию, наверное, больше всех.

Олевский: Так кто на кого сейчас здесь, что называется, набросился?

Сакен Аймурзаев: И за кого эти люди, которые, получается, просто перекрывают уголь и топливо?

Герус: Смотрите, эти люди перекрывают уголь, топливо и другие товары. За кого они, тут я персонально не готов давать характеристики. Надо понимать одну вещь, которая произошла в Украине, это во многом формирует мнение людей и отношение людей. Дело в том, что еще в апреле прошлого года в Украине ввели, в наши тарифы на электроэнергию ввели так называемую формулу "Роттердам плюс", то есть по цене "Роттердам плюс" зачитывается уголь в наш тариф. Соответственно, тарифы выросли. Под это дело дополнительно собрали около 10 млрд гривен.

Олевский: При этом уголь на самом деле жгут местный, уголь из Донбасса.

Герус: Абсолютно верно.

Аймурзаев: Он не из Роттердама.

Герус: И когда ту формулу аргументировали, обосновывали, говорили, что это для того, чтобы была независимость от территорий, где идут боевые действия. То есть таким образом собрали деньги на независимость от этих территорий, но фактически дальше продолжали покупать дешевый уголь, но за это брать дорогую цену роттердамскую.

Аймурзаев: Сейчас есть опасность коллапса, о чем так недвусмысленно говорит премьер? Или это, опять же, какая-то сложная конфигурация с Ахметовым и без него?

Герус: Сейчас угля на тепловой генерации, запасы марки А, антрацит, на 40 дней. 40 дней – это не так уж и много, но более-менее есть. Дальше нужно понимать, что у нас тепловая генерация – это где-то 35% от всей генерации.

Олевский: Чиновники нынешнего кабинета министров или люди, близкие, как принято говорить, к Банковой, заинтересованы в том, чтобы покупать уголь по этой высокой цене, они заинтересованы в том, чтобы этой блокады не было, как вы считаете?

Герус: Мы когда платим цену, это сейчас где-то 1800 гривен за тонну угля в тарифах. Далее, в зоне АТО, если уголь идет с копанок или с каких-то полулегальных шахт, он может стоить 500-600 гривен. Если он идет с легальных шахт, он может стоить 1000 гривен. А на нашей территории он уже стоит 1800 гривен. Поэтому этот большущий перепад цен создает разные возможности, та же торговля идет по разрешению спецслужб и правоохранительных органов.

Олевский: Вы можете мне коротко сказать ваше экспертное мнение: такая разница в цене, она, скорее, увеличивает противостояние, это может быть поводом для того, чтобы эта война никогда не заканчивалась, или нет?

Герус: Такая разница в цене, такая схема торговли под прикрытием правоохранительных органов, она создает разные большущие коррупционные возможности. И, к сожалению, там, где есть коррупционные возможности и больших, но дурных денег, быстрого заработка – это, конечно же, искривляет чуть-чуть мышление, и мышление уже идет не о том, чтобы быстрее закончить войну.

Аймурзаев: А чтобы больше заработать. Спасибо вам. Андрей Герус бывший член Национальной комиссии по госрегулированию энергетики.

Сегодня мы спросили жителей Донецка, что они думают о перспективах мирного урегулирования конфликта.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG