Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Логику Трампа реконструировать трудно": эксперты о возможной отмене антироссийских санкций


"Логику Трампа реконструировать трудно": эксперт о возможной отмене антироссийских санкций
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:27 0:00

"Логику Трампа реконструировать трудно": эксперт о возможной отмене антироссийских санкций

Администрация президента США Дональда Трампа рассматривает возможность отмены санкций против России. Об этом сегодня в эфире телеканала FoxNews заявила советник президента Келлиэнн Конуэй.

Отмену санкций новый президент США обсудит в телефонном разговоре с президентом России Владимиром Путиным. Он должен состояться завтра. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сохраняет интригу и предлагает набраться терпения.

"Это первый телефонный контакт после вступления в должность президента Трампа, поэтому, безусловно, ожидать от такого телефонного разговора субстантивных контактов по всему периметру вряд ли приходится, – сказал Песков. – Посмотрим, давайте просто наберемся терпения".

О том, что у нового президента США уже готов указ о снятии с России санкций со ссылкой на свои источники написали журналист издания Politico Сьюзен Глассер и эксперт Atlantic Council Фабрис Потье.

Агентство Reuters выяснило, что об отмене санкций в отношении России Трамп собирается поговорить завтра и с Ангелой Меркель, федеральным канцлером ФРГ. В первую неделю в овальном кабинете Трамп поспешил выполнить как можно больше своих спорных предвыборных обещаний.

Санкции против России американская администрация ввела еще в 2014 году после аннексии Крыма. На протяжении двух лет они несколько раз расширялись, последние Барак Обама ввел в декабре прошлого года, Они касались некоторых сотрудников ФСБ и ГРУ России.

В ответ Россия ввела встречные антисанкции – направленные персонально против некоторых американских политиков, сенаторов и конгрессменов. В августе 2015 года Владимир Путин своим указом ввел экономическое эмбарго на ввоз продуктов и товаров легкой промышленности из США, Канады и стран Евросоюза. Будет ли оно снято теперь попробуем разобраться вместе с политологом Кириллом Роговым.

— Как вы считаете, если начнется сближение и какая-то поэтапная отмена санкций со стороны Америки, как быстро российское правительство начнет на это реагировать встречной отменой антисанкций?

— Это можно только гадать, я думаю, довольно быстро, они, наверное, продемонстрируют какую-то готовность идти навстречу. Но, впрочем, ведь есть три группы санкций, вернее, есть две группы большие санкций, но как бы тематически их три, и они имеют разный смысл и разное значение, и разные могут быть ответы на их ослабление. Под тремя группами я имею в виду, с одной стороны, секторальные санкции, с другой стороны, персональные. Секторальные мы тоже можем разделить на две группы – это в финансовой сфере санкции и санкции, которые ограничивают возможность разнообразного технологического импорта в Россию. И вот у них есть три разных смысла.

— Какие для России наиболее предпочтительны, чтобы отменили? Я имею в виду для России – видимо, для конкретно руководства страны, которое, в общем-то, и принимает решение об этом.

— Я опишу так смысл каждой группы. Все три по-своему болезненны. Сейчас есть такая мода говорить, что санкции оказались неэффективны, и в принципе даже хорошо, что их отменят, даже из рядов российской оппозиции такое мнение, что хорошо, что их отменят, потому что все равно они неэффективны, только поддерживают режим. Это, конечно, не совсем так. Санкции достаточно болезненные, они действуют, они вызывают напряжение в Кремле, большое напряжение в Кремле. Самые наиболее болезненные – это санкции в финансовой сфере, они ограничивают возможности заимствования российскими корпорациями, в частности государственными корпорациями и государственными компаниями, и возможности суверенных заимствований. И эти заимствования были бы очень кстати для российского руководства – и сами заимствования, и возможность таких заимствований, потому что невозможность таких заимствований вызывает сильное напряжение.

— Денег не хватает.

— И денег не хватает, и большой страх, что если еще немножко упадет нефть, то будет совсем плохо. И не хватает для текущих бюджетных расходов. Я думаю, что отмена финансовых санкций, секторальных – это очень плохо для России, для российской экономики, если рассматривать не интересы тех, кто находится в Кремле, а интересы России более долгосрочные. Это очень плохо. У России в данный момент очень низкий государственный долг, и его нарастить не вызовет проблем, можно занять довольно много, можно занять и госкомпаниями, госкорпорациями, можно занять суверенно. Все это легко сойдет с рук, но это будет означать, что весьма неэффективная структура экономики и система политико-экономическая, которая сейчас существует, она будет жить дольше, и долг ее более продленной жизни будет переложен.

— Но вы знаете, мне кажется, что нет оснований предполагать, что она не будет жить долго даже под санкциями, потому что курс, очевидно, взят на такое затягивание поясов до упора. И об этом же говорит нам состояние общества и, например, федеральных СМИ. Нет?

— Нет, я бы был здесь осторожнее. Мы не знаем, сколько будет жить эта система, мы знаем, что если она получит дополнительные ресурсы, ей будет жить комфортнее и дольше, и эти ресурсы надо будет потом возвращать, эти деньги, это будет такой дополнительный вычет из нашего будущего.

— А с точки зрения Дональда Трампа и его такого протекционизма американского бизнеса, можно предположить, какие санкции в первую очередь Америка могла бы разблокировать сейчас?

— Вы знаете, вообще логику Дональда Трампа реконструировать очень трудно, и в частности в этом вопросе. Мы не знаем, что Дональд Трамп за это хочет. То ли это будет плата за некоторые предыдущие услуги и некоторые какие-то его предыдущие взаимоотношения с российским руководством – тогда ему хотеть нечего, а он просто оплачивает таким образом. То ли он попросит какую-то сделку, но мы не знаем этой сделки, мы не знаем, что нужно Трампу. Ответа на вопрос, что нужно Трампу, нет. Если только не брать в расчет возможные какие-то его обязательства перед российской стороной.

— Скажите, вы можете предсказать, что в ближайшей перспективе случится с рублем, если Кремль и Белый дом договорятся об отмене санкций?

— Я думаю, что ничего особенного не случится, возможно, какое-то конъюнктурное колебание, но чисто конъюнктурное.

— Не больше?

— Да. Потому что нынешний уровень более-менее устраивает всех, Центробанк может скупать валюту, как он объявил, что он намерен, а кроме того, очень много будет зависеть от цен на нефть, и здесь даже отмена санкций при новом снижении цен на нефть…

— …ни на что не повлияет.

В сентябре прошлого года закон о санкциях против России принял Конгресс США. Может ли Дональд Трамп отменить их своим указом, Настоящее Время спросило у профессора Чикагского университета и Высшей школы экономики Константина Сонина.

Может ли Дональд Трамп отменить антироссийские санкции своим указом
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:02 0:00


— Как вы считаете, есть ли у противников Трампа реальный механизм противодействия его указам, и будет ли он прислушиваться к своим критикам сейчас?

— В Америке политическая борьба продолжается все время. Вот Трампа избрали президентом, он будет выпускать указы, а демократы-губернаторы штатов, демократы-мэры штатов, они будут игнорировать эти указы или подавать в суд, генеральные прокуроры штатов есть, которые демократы, будут это оспаривать. Ну то же самое, что делали республиканцы с Обамой. Можно вспомнить Франклина Делано Рузвельта, который был избран с гораздо большим перевесом, чем Трамп, и тоже выпускал, принимал много решений, но практически все были либо отменены судами, либо потом заблокированы Конгрессом.

— А может давление демократов помешать ему смягчить свою позицию, Дональду Трампу, просто из-за того, что нехорошо уступать своим противникам?

— Но, мне кажется, что в политике такого соображения вообще не бывает – нехорошо уступать противникам.

— В российской бывает.

— Давление – это что-то, чему ты вообще не можешь уступить. То есть если они создадут такое давление, что у него не будет возможности чего-то не сделать, то ему придется подать назад. Но посмотрим, это же все быстро происходит. Вот, например, Барак Обама в прошлом году подписал указ о больших изменениях в иммиграционном применении законодательства, а один судья это заблокировал, и до сих пор это не разблокировано.

— В сентябре прошлого года закон о санкциях против России принял Конгресс США. А может ли Дональд Трамп отменить этот закон своим указом, отменить его действие?

— Для этого не нужно быть профессором экономики – нет, конечно, президент не может отменить указ Конгресса.

— Но можно составить документ таким образом, чтобы обойти этот закон? Понятно, что не впрямую отменить.

— От президента, конечно, в очень большой степени зависит то, как закон исполняется. И если там есть возможность что-то не делать, и ему захочется это не делать, он не будет делать. Но тогда вопрос будет в том, насколько конгрессмены хотят, чтобы их требования выполнялись. У них есть большие возможности по влиянию на президента.

— Почему разговор о санкциях в отношении России произошел именно во время встречи с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй, и именно в ходе этой пресс-конференции мы выяснили, что вроде санкции отменять не собираются. Такое влияние может оказать Тереза Мэй на Дональда Трампа?

— Мне кажется, что эти санкции – это все-таки часть каких-то международных усилий и, соответственно, по всей видимости, они являются частью общего контекста сотрудничества между Евросоюзом, Великобританией, Америкой, и, соответственно, обсуждая общие проблемы, это обсуждалось как часть. И, видимо, эта часть остается.

— Кстати, сегодня Дональд Трамп поговорил, час говорил, с президентом Мексики, обсуждали строительство стены на границе между США и Мексикой. Болезненный вопрос, потому что Мексика отказывается оплачивать, а Дональд Трамп во время предвыборной кампании обещал, что Мексика оплатит строительство этой стены. И президенты договорились в публичном поле больше этот вопрос не поднимать. Такое впечатление, и я хочу спросить у вас, не создается ли у вас впечатления, что сейчас Дональд Трамп прислушивается ко всем сигналам, которые приходят из разных стран мира, и уравнивает свою позицию с позицией мирового сообщества?

— Мне кажется, что пока что те, скажем, мини-скандалы, в которые он влезал с тех пор, как стал президентом, они связаны в значительной степени с его неопытностью и неопытностью его команды. Потому что все-таки даже если он всерьез хочет, чтобы Мексика заплатила за строительство стены, вряд ли было осмысленной политикой произносить это, публично обращаясь к мексиканскому президенту. Вряд ли какой-то мексиканский президент хоть когда-то хоть теоретически сможет на это открыто согласиться. То есть пока что действия команды Трампа — это такая постоянная работа над собственными ошибками.

— У вас есть прогноз о темах, которые будут подняты завтра в разговоре с Владимиром Путиным?

— Я думаю, что они будут говорить о том, о чем они обещали: Путин будет говорить о том, что его волнует – о санкциях, Трамп обещал говорить о ядерном разоружении, и он, мне кажется, и его команда, они пока что представляют себе международную политику как некий такой аналог сделок между двумя бизнесменами, что я тебе что-то – ты мне что-то. Вот это будет в таком ключе: ядерное разоружение в обмен на отмену санкций.

— Вы следите за первыми шагами Дональда Трампа, насколько, на ваш взгляд, Константин, и что говорят об этом в Америке, привычка быть бизнесменом влияет на Трампа-президента?

— Это, конечно, очень интересный эксперимент, что действительно человек без опыта государственного управления стал президентом. Не знаю, Трамп был и бизнесменом очень необычным, могу сказать, что все-таки большинство бизнесменов вовсе не столько произносят угроз в каждой своей речи и не так агрессивно себя ведут, вообще очень часто ключ к успеху в бизнесе – это умение найти взаимовыгодное сотрудничество. А пока что Трамп, в основном, проклинает и угрожает.

— Когда говорят об отношениях между США и Россией, иногда забывают, что Дональд Трамп куда больше внимания уделил во время своей предвыборной кампании отношениям между США и Китаем. Настолько много, что могло показаться, что это главное противостояние в экономическом смысле, а, может, и в политическом, между этими двумя странами будет происходить. Россия в этой истории может чем-то помочь Дональду Трампу, как вам кажется?

— Мне кажется, что когда обсуждают Дональда Трампа, особенно в России, то очень часто упускают главную вещь его программы, вот то, что поддержали американские избиратели – он собирается уделять мало внимания международной политике. Его основная идея, самое главное – это то, что у нас в Америке, весь остальной мир для нас неважен. Нас все обижают, мы от мира должны закрываться, мы должны больше инвестировать в вооружение. Нет вопросов в международной политике, которые для Трампа важны, они все неважны.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG