Ссылки

С чем пришел Трамп и как уходит Обама: эксперты о первом выступлении нового президента США и о прощальной речи старого


Избранный президент США Дональд Трамп провел первую пресс-конференцию после выборов. До этого он почти полгода избегал открытого общения с прессой и предпочитал высказываться в твиттере.

Завершилась пресс-конференция перебранкой. Трамп отказался давать слово журналистам Buzzfeed и СNN, которые опубликовали информацию о так называемом российском компромате.

Одновременно с пресс-конференцией Трампа в Сенате США проходили слушания по поводу утверждения на пост госсекретаря США бывшего президента компании ExxonMobil Рекса Тиллерсона.

Тиллерсон отвечал на вопросы членов комитета по международным отношениям и среди прочего заявил, что ответ на аннексию Крыма Россией должен был быть более жестким.

Тиллерсон отметил, что Украина должна была попросить у США и НАТО обеспечить ее оборонительным оружием. Украина неоднократно обращалась к администрации США с просьбой предоставить летальное оружие, в первую очередь средства противовоздушной обороны и противотанковые средства.

Рекс Тиллерсон так же заявил, что США и НАТО должны были поделиться с Киевом данными разведки, и заверил сенаторов в поддержке антироссийских санкций.

Накануне вечером с прощальной речью выступил перед гражданами США уходящий президент Барак Обама. Почти все предшественники Барака Обамы выступали перед своими согражданами в Вашингтоне. Обама решил сделать это в Чикаго – городе, в котором он начал свою политическую карьеру.

Обо всем этом в нашей студии рассуждают обозреватель Настоящего Времени Брайан Уитмор и политолог, докторант Колумбийского университета Мария Снеговая.

— Уверен, что и вы смотрели уж точно какую-нибудь онлайн-трансляцию выступления Дональда Трампа. Конечно, первый вопрос хочется задать, наверное, о стиле этой пресс-конференции: что, Брайан, скажешь ты о том, как она прошла?

Брайан Уитмор: Это была необыкновенная президентская пресс-конференция. Я даже бы сказал, что это не президентская пресс-конференция: я никогда не видел, чтобы избранный президент или действующий президент вел себя таким образом на пресс-конференции. Он сразу боролся с прессой, он не дал возможности CNN задать вопрос, он сказал CNN, что они опубликовали это досье, а они не публиковали это досье – BuzzFeed публиковало это досье. Поэтому это просто странно смотрелось, честно говоря.

— Мария, вы знаете, кроме этой странной перепалки, о которой сейчас сказал Брайан, мне бы хотелось, конечно, обратить внимание на те вопросы, на которые, как мне, например, показалось, Дональд Трамп ответил не вполне ясно, не вполне однозначно. Вам не показалось, что есть темы, на которые ему отвечать неудобно?

Мария Снеговая: Ой, у Трампа огромное количество тем, на которые ему отвечать неудобно, и в этом смысле мало…

— И это вовсе не только Россия ведь.

Мария Снеговая: Не только Россия. Есть вопрос о его налоговых декларациях, есть вопрос об абсолютной непоследовательности его заявлений, так сказать, он многократно опровергал самого себя. И все эти вопросы Трамп очень аккуратно обходит или не очень аккуратно обходит, но самое поразительное, что это мало влияет на его рейтинг – он умудрился выиграть выборы в Америке, несмотря на то, что, в общем-то, он совершенно нетипичный кандидат. И в этом смысле, на мой взгляд, мы увидели такого типичного Трампа. Это, действительно, нетипичная пресс-конференция президента, но это типичный Трамп такой – эмоциональный, взрывоопасный, небезопасный, непоследовательный.

— А вот такой Трамп понравился тем избирателям, которые за него проголосовали, как вы думаете? Когда он говорил о…

Мария Снеговая: Мне кажется, они не увидели ничего нового, потому что это именно тот самый Трамп, которого мы видели и на президентских дебатах, и тот же самый Трамп, которого мы видим в твиттере. Американский избиратель проголосовал за новизну, и он получает эту новизну, он получает совершенно нетипичного президента – к сожалению или к счастью.

— Сейчас Брайану, кажется, есть что сказать. Да, Брайан.

Брайан Уитмор: Ну да. Я просто специально смотрел, какой рейтинг у Трампа сейчас, в данный момент, поскольку 46% голосовало за него на выборах. А на сегодняшний день его рейтинг – по последнему опросу агентства Quinnipiac College – это 37%. Я никогда в жизни не видел президента, который вступит в должность с таким низким рейтингом – 37%.

— Мария, это действительно может сыграть как-то на будущем Дональда Трампа, как вам кажется? На ближайшем будущем.

Мария Снеговая: Если, наконец, все-таки, избиратели обратят внимание на то, что о нем говорит пресса и на количество компромата или утечек подтвержденных, неподтвержденных, которое о Трампе существует, то да, это повлияет, потому что, как мы знаем…

— Мария, извините, я вас перебью. А вот кто-нибудь в Америке обращает внимание на то, что, как пишут журналисты американские, Трамп противоречит себе, когда отвечает на вопросы? Вот, например, это все было сейчас на пресс-конференции, об этом уже написали многие в твиттере главные редакторы американских СМИ: Трамп говорит о том, что построит стену с Мексикой, про которую обещал избирателям построить еще во время предвыборной кампании, но сегодня заявляет, что Мексика, конечно, заплатит, но когда-нибудь потом, и не очень понятно, каким образом компенсирует это. Трамп говорит о том, что будет, действительно, его новая медицинская реформа будет им произведена, но только лишь через год он расскажет, какая это будет медицинская реформа. Вот на такие вещи обращают внимание люди?

Мария Снеговая: Безусловно, есть огромное количество информационных источников, медиа, которые постоянно это публикуют, даже прямой онлайн-трансляцией. Во время выборов некоторые каналы просто делали фактчекинг во время трансляции. На тот момент это роли не играло, а вот как мы видим по рейтингам сегодня, во всяком случае, на это начинают в большей степени обращать внимание люди. Конечно, все будет зависеть от его первых шагов как президента, и насколько это будет одобрено обществом. Отвечая на ваш предыдущий вопрос, почему это важно? Потому что если общественное мнение относительно Трампа действительно окажется очень низким в результате, возникает возможность для его будущего импичмента, потому что это, на самом деле, во многом будет зависеть от того, как относится к Трампу американское общество. Вот мы посмотрим, как дальше будут развиваться события.

— И вот, смотрите, я вам хочу рассказать о новости, которая появилась только сейчас на международной ленте новостей: "США никогда не признают вхождение Крыма в состав России без одобрения народа Украины", – заявил Рекс Тиллерсон. К этой фразе можно относиться двояко. Понять ее попрошу я разобраться вместе с вами. Давайте разберемся. Мария, давайте начнем с вас. Скажите мне, на ваш взгляд, на вашей памяти, политики, которые пришли из бизнеса и у которых были хорошие отношения с Россией или с Советским Союзом, это новость какая-то для американской политики или нет?

Мария Снеговая: Особенно на фоне текущих осложнившихся отношений между США и Россией это довольно уникальный случай, поскольку…

— То есть раньше никогда такого не было?

Мария Снеговая: Не было в последнее время. А в последнее время отношения имеют очень конфронтационный характер, и занимались ими профессиональные политики. Трамп же набирает очень такую интересную команду аутсайдеров, которые бизнесмены, так же, как и сам Трамп, и которые, соответственно, в соответствии с ожиданиями Трампа, будут вести прагматическую политику, скорее всего, в рамках традиций реализма, ближе именно как раз Киссинджеру. В этом смысле тот факт, что господин Тиллерсон не стесняется называть Сечина своим другом, на мой взгляд, должен быть воспринят как предостережение для украинцев и для людей, которые, так сказать, не поддерживают политику Путина. Поскольку здесь речь пойдет действительно о возможностях каких-то пересогласований и договоренностей, возможной заморозки или отмене санкций в обмен на…

— Мария, а может человек на слушаниях в Сенате говорить слова, правильные и необходимые для своего назначения, а потом легко от них отказаться в своей политической деятельности, как вы считаете?

Мария Снеговая: Тиллерсон сегодня проходил интервью, он фактически отвечает на вопросы, как студент на экзамене – по заранее написанной шпаргалке. Он отвечает так, как нужно, чтобы его кандидатура была одобрена. Если же судить по опыту Трампа, то очень легко можно говорить одни вещи, причем, так сказать, размытые вещи, которые каждый может интерпретировать как хочет, а потом совершенно другие вещи говорить или проводить совсем другую политику. В этом смысле я бы пока подождала реальных действий, а связи Тиллерсона с Россией, безусловно, вызывают озабоченность…

— Подождите реальных действий. А я хочу у Брайана спросить: Брайан, вот вы даже улыбнулись, когда Мария говорила, что отвечал Тиллерсон как на экзамене, можно разве врать сенаторам?

Брайан Уитмор: Это возможно, я жду, что он будет делать. Сегодня он отвечал, как он должен был отвечать, поскольку сейчас в Сенате есть несколько сенаторов, в том числе и Джон Маккейн, Линдси Грэм, Марко Рубио, которые очень скептически относятся к его кандидатуре, и он должен будет, просто должен будет отвечать таким образом. Но посмотрим, что он будет делать. Я жду деятельности, слова – это слова, потом посмотрим.

— А тогда возникает вопрос: а есть ли какой-то способ воздействия на президента в случае, если госсекретарь перестанет устраивать сенаторов? Что они в этом случае смогут сделать с ним?

Брайан Уитмор: Что они могут сделать, если он…

— Есть процедура, которая бы заставила президента США поменять госсекретаря в случае, если…?

Брайан Уитмор: Нет, нет.

— Это уже только прерогатива президента.

Брайан Уитмор: Поэтому я жду, что он будет делать. Я не знаю, насколько его слова сегодня были искренними или нет.

— Мария, как вы считаете, можно ли, на ваш взгляд, интерпретировать слова Тиллерсона, о которых я сейчас рассказал, о том, что США не признает аннексию Крыма без одобрения народа Украины, как некий такой, что ли, сигнал, что США попробует Украину уговорить признать аннексию Крыма?

Мария Снеговая: Это же можно разными способами оформить. Например, вот сейчас популярной идеей в российских дипломатических кругах является проведение повторного референдума в Крыму.

— Об этом говорит оппозиционный политик Алексей Навальный часто, что надо просто провести честный референдум и оформить это все правильно.

Мария Снеговая: Не только Алексей об этом говорит, но также и вполне себе прокремлевские аналитики. Если, например, это сделать, а, скажем, Украина не поддержит эту идею, то всегда можно сказать: что мы же предложили Украине вариант, а она отказалась. То есть это ее проблема, а не проблема России или США. То есть возможны разные варианты. Напомню, что идет слух о том, что Том Грэм рассматривается на позицию посла Америки в России, а он как раз один из авторов плана по урегулированию ситуации в Украине за спиной Украины, без ее участия. В этом смысле я не уверена, что администрация Трампа в нынешнем ее составе будет очень внимательно прислушиваться к пожеланиям Украины.

— Теперь вопрос, наверное, сперва к вам, Мария, потом Брайана я тоже об этом спрошу. В выступлении Дональда Трампа не только Россия звучит на внешней политической арене, когда упоминаются разные страны, а очень много говорят о Мексике, много говорят о Китае. Какие страны для избранного президента США и для его команды будут главным направлением внешней политики, как вам кажется?

Мария Снеговая: Во-первых, очень часто, и текущие назначения Трампа также подчеркивают огромную роль Ближнего Востока и, конечно же, ИГИЛ.

— А почему сегодня его об этом не спрашивали почти? Не было серьезного большого разговора о Ближнем Востоке. Почему все журналисты так сконцентрировались именно на России?

Мария Снеговая: Буквально только что, накануне, вышел доклад, отчет CNN и Buzzfeed соответственно с компроматом против Трампа. В этом смысле понятно, что все журналисты быстро переориентировались именно на эту сенсационную или не очень сенсационную публикацию. В этом смысле понятно, что они были отвлечены. А именно урегулирование ситуации в Сирии и с ИГИЛ являются приоритетом новой администрации, и неоднократно подчеркивал и Трамп, и его коллеги, что будут попытки решить эту проблему вместе с Россией.

Второй момент – это Китай и экспорт мест рабочих американских в страны Азии, потому что Трамп выиграл с такой протекционистской экономической повесткой, именно во многом поддержанной избирателем американским, который лишился рабочих мест, рабочими, попытка вернуть рабочие места назад. В этом смысле, вероятно, Россия будет служить как бы таким… попытка договориться с Россией будет использована с целью урегулирования тех задач, которые Трамп считает действительно приоритетными, а именно – ИГИЛ, Ближний Восток и Китай.

— Брайан, а теперь я хочу спросить у вас. То, что журналисты следят за Трампом и часто задают ему вопросы о внешней политике, – это как будто понятно. Скажите мне, американским гражданам разве важна сейчас внешняя политика президента США?

Брайан Уитмор: По традиции внешняя политика не так важна для американцев, как внутренняя политика. И Трамп был избран не из-за его повестки внешней политики, а внутренней политики, экономической политики. Поэтому я думаю, что мало граждан обращает на это внимание.

— А когда Трамп отвечает про свои бизнес-интересы так, как он это делает, говорит, что мог бы и поуправлять своей великой компанией, но не станет этого делать и прочее? Как это звучит внутри Америки?

Брайан Уитмор: Это другой вопрос, потому что это вопрос конфликта интересов, и президент должен представлять интересы страны, не свои личные интересы. И я думаю, что люди сильно переживают по этому поводу, я думаю, что это имеет больший резонанс, чем внешняя политика.

— Это вызывает такую живую реакцию внутри?

Брайан Уитмор: Да.

— Отлично, будем следить, как она вызывает эту живую реакцию. Я с вами не прощаюсь, потому что сейчас мы поговорим еще о прощальной речи 44-го президента США Барака Обамы, которая тоже прозвучала буквальной этой ночью. Мария, как вы считаете?

Мария Снеговая: Я не думаю, что у бывшего президента будет большая возможность серьезно влиять на политику, потому что администрация, которая сейчас приходит к власти, придерживается прямо противоположных взглядов по основным таким, базовым вопросам. В этом смысле, скорее всего, Обама, я бы не ожидала от него, что он будет играть такую роль. Были слухи о том, что он будет искать работу где-то в Силиконовой долине и т.д. Но заметим, что Обама действительно принес огромнейшие, большие изменения во внутренней политике США – и леволиберальный прогресс в смысле гей-браков, расширения гражданских свобод. И во многом Трамп и его приход, его популярность связана с тем, что американское общество не успевает так быстро адаптироваться к тем изменениям, которые Обама во внутренней политике привнес.

— Психологически не успевает?

Мария Снеговая: Психологически не успевает. Слишком много изменений, слишком быстро, люди не готовы. В этом смысле можно сказать, что Обама виноват в Трампе.

— Смотрите, Обама сказал во время своего выступления, что самое большое количество американцев за всю историю Америки теперь имеют медицинскую страховку, и он готов поддержать любую другую систему здравоохранения, любую другую реформу, если она будет лучше. Вы думаете, что американский избиратель вот такое, казалось бы, наглядное, как говорит Обама, существование реформы, они не могут это оценить достаточно?

Мария Снеговая: Дело в том, что очень поляризована внутриамериканская политика именно по партийным линиям, и многие избиратели Трампа (это отмечалось), несмотря на то, что они непосредственно благоприобретатели именно ObamaCare, медицинской страховки, тем не менее они это не могут оценить, они не поддерживают. В этом смысле против ObamaCare большое количество недовольств даже среди людей, которые, казалось бы, должны от этого выиграть, именно потому, что очень поляризовано общество американское. Однако у Трампа противоречия в риторике относительно медицинской страховки, поэтому не совсем понятно, будет он все-таки ее отменять или нет, потому что он противоречил сам себе неоднократно по этой теме.

— Брайан, как вы считаете, реформы Обамы, наследие Обамы точнее – оно обратимо или нет?

Брайан Уитмор: Это главный вопрос, и ответ: я не знаю. Я знаю, что Обама очень волнуется, очень переживает, очень расстроен, это было видно в его выступлении. Барак Обама – это человек очень оптимистический, и это было видно в его выступлении, он очень глубоко верит в американские институты и в американские демократические процедуры. Но сейчас он переживает о судьбе всего этого. Надо сказать, что он уходит из Белого дома с очень высоким рейтингом. 55% – это на уровне Рональда Рейгана и Билла Клинтона. Это показывает, что его наследие популярно.

— А то, что он говорил до этого, как вы считаете, он останется в политике? Или не позволит себе, как это делают другие президенты?

Брайан Уитмор: Я думаю, что он останется в политике в большом смысле.

— Что это значит? У него есть какой-то способ влияния на страну?

Брайан Уитмор: Уже заявил о том, что его политическая организация начинает действовать, чтобы защищать его наследие. Поэтому что он лично говорит, делает – когда бывший президент говорит, его слово имеет вес.

— Можно я попрошу ответить на вопросы зрителей, которые сейчас реагируют на наш эфир: а Мишель Обама, у нее есть какие-то политические амбиции? Может ли она стать будущей Хиллари Клинтон?

Брайан Уитмор: Я думаю, что нет. Я знаю, что есть много людей, которые очень бы хотели этого, но я думаю, что она сама бы не хотела.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG