Ссылки

Сирийские эмигранты рассуждают о невеселом будущем своей страны, где Асад при поддержке российской армии явно побеждает, вся Россия говорит о “Боярышнике”, а Петрановская объясняет, зачем люди до сих пор вступают в брак

1. Уходящая неделя началась убийством российского посла в Турции – прямо на фотовыставке и под объективом фотографа Associated Press Бурхан Озбиличи. За что убили российского дипломата и при чем здесь случившийся в тот же день теракт в Берлине, пытается объяснить Александр Баунов:

Сама одновременность двух терактов – в Анкаре против российского посла и в Берлине против рождественского базара – напоминает две другие атаки, почти совпавшие во времени, – против российского чартера над Синаем и против множества целей в Париже год назад. Сейчас, как и тогда, это означает одно: нет никакой возможности убедить мир радикального ислама в том, что Запад в отличие от России помогает хорошим мусульманам против плохих, у него правильная сирийская политика в отличие от российской неправильной, и на этом построить свою безопасность. С точки зрения радикального ислама между ними нет никакой разницы, они – одно, и Запад все равно хуже, потому что это Россия – частный случай Запада, а не наоборот.

2,3,4. Правильной сирийской политики пока еще никто не придумал. Крупнейший сирийский город Алеппо, который с 2012 года делили между собой оппозиция и войска президента Башара Асада, на этой неделе окончательно перешел в руки правительства. Что происходило в Алеппо в последние месяцы, достоверно не известно (здесь объясняется, почему). Но вот вам два отстраненных взгляда:

  • Разговор с Лейлой аль-Шами – публицисткой, одним из авторов книги “Пылающая страна” и участницей сирийского и ближневосточного правозащитного движения. Она рассказывает, что в Сирии в целом более миллиона человек живут в условиях осады, а мораль в этой войне видит такую: “Тираны по всему миру теперь знают, что у них есть возможность сохранить свою власть ценой массовых убийств. В этом отношении то, что происходит в Сирии, имеет значение для всех”.
  • Разговор с беженкой из Сирии Самирой Сибаи, которая уже больше года работает врачом в одной из пражских больниц и не верит, что этот конфликт когда-либо кончится: “Асаду выгодно, что "Исламское государство" контролирует небольшой клочок сирийской земли, потому что у него всегда будет причина воевать против "злых террористов", а сирийцам говорить: "Выбирайте – или я, или "Исламское государство". Хорошая позиция для переговоров на международной арене, потому что внутри Сирии у него нет доверия, и он это знает”.

5,6,7,8. Главная внутрироссийская новость недели, массовое отравление “Боярышником” в Иркутске, вызвало поток самых разных текстов об алкоголе. Здесь – рассказ об устройстве рынка нелегального алкоголя в РФ (коротко: “Кустарное производство в нищей стране будет всегда”). Здесь – очень хороший рассказ корреспондента “Коммерсанта” Александра Черных о том, как он раз в жизни пил “Боярышник” и почему не осуждает тех, кто его потребляет. Здесь – интервью с наркологом о том, что пить вообще вредно, а тут – рассказ о том, как Россия открыла для себя водку и начала ее делать (с печальным разоблачением: Менделеев не придумывал формулу идеальной водки).

9. “Почте России” – слава. С 1 января 2017 года все незарегистрированные пакеты из-за рубежа весом до 2 кг (их больше 230 миллионов) должны будут доставляться на таможенное оформление в якутский город Мирный. Почитайте, как они будут туда доставляться (железной дороги нет, автомобильное сообщение действует только зимой).

10. Патриоты, предатели и дезертиры. Печальный рассказ о том, что стало с украинскими военными, служившими в Крыму – кто-то уволился, кто-то уехал в Украину, кто-то нарушил присягу и перешел на сторону России:

“Поразительно, как за 20 дней менялось настроение людей. Один из командиров рот, когда пришли [российские] переговорщики со словами „сдавайтесь“, забрал весь свой боевой запас, прибил клятву морского пехотинца к дверям и сказал – пусть русские попробуют меня отсюда вытащить. Но буквально через три недели он остался в Крыму. Хотя его родители в Одессе и батя ему сказал: сынок, если ты останешься в Российской Федерации, ты мне не сын. Но у него жена русская, и он принял такое решение”.

11,12. Чуть более далекая история – распад СССР и становление “стран СНГ”. Здесь Глеб Павловский рассказывает, как Горбачев упустил свой шанс, а здесь – текст о становлении современного Казахстана. Можно считать, что он начался 30 лет назад с Желтоксана – первых в СССР массовых митингов против диктата центра.

13,14. Еще чуть дальше в историю. “Мобилизовать и интернировать с направлением для работы в СССР всех трудоспособных немцев в возрасте – мужчин от 17 до 45 лет, женщин от 18 до 30 лет, находящихся на освобожденной Красной армией территории Румынии, Югославии, Венгрии, Болгарии и Чехословакии” – подробный рассказ о том, как жилось немцам в советских лагерях и что такое репарация трудом. “Младшего брата бабушки, фронтовика, кто-то назвал предателем, и тот со всей силы надел на голову обидчику глиняный горшок, который потом пришлось разбивать молотком” – Бадма Бюричев пишет о массовой депортации калмыков в Сибирь в декабре 1943 года.

15. И еще из истории – советской кулинарии. The Village хотел собрать экспертные мнения шефов о качестве советской кухни, а получилось как всегда:

Существует своего рода Библия советской кухни — сборник рецептур. Раньше это был единственный документ, по которому все повара Советского Союза могли готовить. И лишь некоторые рестораны с определенной наценкой могли позволить себе так называемые фирменные блюда, которые не входили в сборник рецептур и которые повар мог приготовить по своей собственной рецептуре. Такую рецептуру сперва должны были утвердить на специальном кулинарном совете.

16,17. Теперь просто про жизнь – в разных местах. Михаил Калужский немного пожил в швейцарской тюрьме и тут рассказывает, как оно там (спойлер – охранников кормят тем же, чем и заключенных). Холакратия – это новая мода в устройстве корпораций, предполагающая де-иерархизацию и рабочие столы на колесах, чтобы ездить по всеми офису и группироваться с теми, с кем нужно в данный момент. Здесь рассказ о том, почему из этого ничего не вышло.

18, 19. Почему люди продолжают вступать в брак и как меняется современная семьяразговор с самым знаменитым психологом в сети, экспертом по всем вопросам Людмилой Петрановской. Где семья – там и дети (ну, довольно часто). Поэтому вот исчерпывающая инструкция о том, как проводить с этими детьми время и чтобы при этом было не очень тупо.

20. Наука. Ну то есть как наука… Российская. Разговор Сергея Добрынина с диссернетчиками об их новом проекте, ​"Диссеропедии российских журналов":

ВАКовские журналы – это дутый пузырь, да и вообще российская наука в некотором смысле пузырь.

21. Кино про Африку. Среди множества политических и социальных фильмов “Артдокфеста” выделялась картина Вадима Витовцева “В тени больших деревьев”, история взросления в африканском племени пигмеев Баака. Интервью с режиссером о том, как можно поехать снимать слонов, а вернуться с уникальным фильмом про пигмеев.

22,23. И наконец литература. Несколько месяцев назад в издательстве Кембриджского университета вышел четвертый, заключительный том собрания писем Беккета. Наверное, это все никогда не переведут на русский, но вот почитайте рассказ Анатолия Рясова об этом сборнике. А здесь – отрывок из пьесы радикальной феминистки Валери Соланс “Засунь себе в задницу!”.

Радикальная, конечно, рекомендация. У нас – более мягкая: подпишитесь на Telegram-канал 7:40 и на рассылку 7:40 тоже подпишитесь – будете получать каждое утро по три замечательных ссылки для чтения.

Удачи!

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG