Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Почему трудно увековечить память погибших в Донбассе


Почему трудно увековечить память погибших в Донбассе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:53 0:00

Почему трудно увековечить память погибших в Донбассе

Елена Комарова собирает документы с середины лета – фактически с того дня, как ее сын Ярослав погиб на войне на Востоке Украины.

"По-моему, 21 век – все в компьютерах есть, и почему они... все равно бегаешь", – говорит мать Ярослава Комарова.

Ее сыну было тридцать два. Миротворцем он прошел войну в Ираке. Когда началась война на Востоке Украины, пошел в военкомат добровольцем. Служил сапером и снайпером в батальоне "Айдар". 11 июля вместе с товарищем подорвался на растяжке.

"Ярослав обижался очень часто, потому что сидел со снайперской винтовкой и все время рвался вперед, вперед, вперед. Мы уволились 13 июня, а 11 июля его не стало. Это был мужчина", – вспоминает сослуживец Ярослава, Дмитрий Чижевский.

"Скажу честно, о таких подчиненных можно только мечтать. К сожалению, в нашей армии образованных военных катастрофически мало, катастрофически. В батальоне еще живы люди, которых вытягивал под обстрелами", – говорит Владимир Прохнич, командир саперного взвода батальона “Айдар”.

Посмертно Ярослава Комарова за мужество и высокий профессионализм наградили орденом Богдана Хмельницкого третьей степени. На этом государственная помощь и поддержка закончилась.

"Выплата должна быть одноразовая, но покуда я еще ничего не получила. Ну, мы подали еще в августе, наверно, ну вот месяца 3-4 уже наверно, пока нет. Они сказали – ждите, что это длительная процедура. Мы ждем. Я получила письмо, там где-то лежит еще в сентябре, что документы перешли на рассмотрение", – рассказала мать Ярослава.

Еще сложнее и запутаннее история с мемориальной табличкой, которую в честь Ярослава решили установить родители.

"Ну, хочется, чтоб помнили люди, что был такой, который погиб за нашу свободу. Я написала в нашу Оболонскую администрацию обратилась по поводу мемориальной таблички у себя на подъезде, потому что он здесь вырос и жил в основном", – рассказал Елена Комарова.

Через несколько недель пришел ответ – вопрос на рассмотрение передали в Киевскую госадминистрацию. Еще позвонили из ЖЭКа – попросили подать папку документов. Родители принесли. На этом все и заглохло. Отчим Ярослава снова идет в ЖЭК.

"Обращайтесь к руководству. Я эти вопросы не решаю. Я всего на всего лишь старший мастер", – сообщил отчиму Ярослава "старший мастер".

Отчима прогоняют и закрывают перед лицом дверь. Он остается ждать начальника ЖЭКа. Тот приходит и уверяет – вопрос решен. Мемориальная доска будет. Осталось только выяснить за чей счет.

Евгений Рубленко, начальник ЖЭУ 504
Евгений Рубленко, начальник ЖЭУ 504

"Можете самостоятельно установить. Изготовим ли мы доску, я не могу дать ответ, у меня обслуживающая организация, у меня немножко другие функции. Дайте нам время до обеда. Я выясню и мы вас наберем", – сообщил чиновник.

Отчиму Ярослава позвонили сказать, что ничего не выяснили. Но он не сдается. Говорит, снова пойдет в ЖЭК.

"После смерти Ярослава почти все время ходим. То одни бумажки, то другие. Много выбегал. Бюрократия конечно надоедает, но мы уже привыкли", – говорит Федор Слива.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG