Ссылки

Чиновники против блокадницы: 79-летняя питерская пенсионерка не может получить жилье


Вера Солнцева во время блокады ребенком была эвакуирована из Ленинграда. Домой она вернулась уже после развала СССР, как беженка, и с тех пор обивает пороги и просит предоставить ей жилье по договору социального найма. Но чиновники уверены, что женщина в собственном угле не нуждается

Пятая страница паспорта Веры Солнцевой, где у остальных россиян стоит отметка о регистрации (прописке), пуста. Постоянной прописки в Петербурге у пенсионерки нет. По документам её первое и последнее место жительства - квартира в Саперном переулке в Ленинграде. Именно оттуда маленькая Вера вместе с отцом и старшим братом везли хоронить маму в первую блокадную зиму.

"Мы ее отвозили на лошади, помню. Отец плакал: слезы лились ручьем. Кушать нечего было, - вспоминает Вера Солнцева. - Помню, отец поставит миску какую-то. И мы по очереди каждый ложкой оттуда брали".

Во время войны отец Веры продолжал работать на Путиловском заводе. Дочку и сына он пристроил в детский дом, а когда появилась возможность, воспитанников эвакуировали из осажденного города.

Семья больше никогда не возвращалась в свою квартиру в Ленинграде. Здание перестроили, поселили туда других людей. Вера по комсомольской путевке попала в Грузию. Там встретила мужа, родила сына, вместе они прожили тринадцать лет.

Потом супруг умер, а ребенок поехал учиться в Петербург. Когда развалился Советский Союз, Вера тоже приехала в Россию, но уже как беженка - с советским паспортом.

Пенсионерка честно говорит, что она - человек совершенно непробивной. С бюрократией нового времени Солнцева не справилась и получить гражданство России не смогла. Как не смогла и вернуть себе питерскую прописку и положенные ей квадратные метры.

"Я ходила - но все отказ, отказ. Потом как беженка куда-то ездила, уже не помню, куда - все отказы. Говорят: у тебя выписки нет", - рассказывает о своих мытарствах Вера Солнцева.

К 1994 году женщине удалось оформить только удостоверение блокадника. Но не паспорт гражданина РФ. Без него Вера Солнцева жила и работала в Петербурге почти двадцать лет. Восстановить документы ей помогли юристы благотворительной организации "Ночлежка" только в 2013 году.

Тогда же она получила первую российскую пенсию, минимальную. Сегодня, в 79 лет ей положены от государства лишь 12 тысяч рублей в месяц. Одиннадцать из них Солнцева сейчас отдает за аренду комнаты в коммунальной квартире. Хотя по российскому закону ей, как блокаднице, положено отдельное жилье.

"Я всегда гордилась, что родилась в Ленинграде. Я сюда приезжала - как птичка летала, - говорит Вера Солнцева. - А сейчас... я даже не думала, что со мной так будет, что со мной такое обращение будет".

Петербургские чиновники Веру Солнцеву не ставят на учет, как "нуждающуюся в предоставлении жилого помещения по договору социального найма". Суду недостаточно свидетельств, что родилась и последние десять лет блокадница прожила в Петербурге. Юристы “Ночлежки” это решение попробовали оспорить, но - пока безуспешно.

"У Веры Егоровны на протяжении двадцати лет жизни в России не было регистрации. Действительно, это огромная проблема, - подчеркивает Вячеслав Самонов, юрист благотворительной организации "Ночлежка". - И это не единичный случай. Для того, чтобы встать на учет, людям без регистрации нужно пройти через суд. А суд требует эту же регистрацию. В итоге бездомный, которому негде зарегистрироваться, не может встать и на жилищный учет. Это замкнутый круг".

"С каждым судом мне все хуже и хуже. Хуже и хуже. Я даже боюсь их всех. Я чувствую, что они издеваются надо мной", - говорит Солнцева.

Еще пять лет назад правила регистрации в Петербурге была мягче.Тогда судья вместо регистрации мог принять во внимание косвенные документы, подтверждающие проживание человека в городе, например, трудовую книжку или договор аренды жилья. Сегодня ситуация изменилась. К тому же, подчеркивает юрист Вячеслав Самонов, вынести решение в пользу Веры Егоровны - для судьи означает пойти против решения коллег, которые рассматривали дело блокадницы раньше.

"Соответственно, если судья отменяет это решение, меняется практика, и потом с судей спросят: "А почему ты принял такое решение, если судебная практика уже сложилась и она такова?! - объясняет Вячеслав Самонов. - Поэтому судьи стремятся к обеспечению единообразия. Хотя это довольно сомнительно, это подрывает независимость суда. И то, что судья должен действовать по своему убеждению в соответствии с законом".

Активисты намерены и дальше бороться за квадратные метры для блокадницы. А Вера Солнцева надеется отметить восьмидесятый день рождения уже в собственной квартире.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG