Ссылки

Новость часа

Украинский вице-премьер: "наш диалог с Европейским Союзом шире, чем безвизовый диалог"


Украинский вице-премьер: "наш диалог с Европейским Союзом шире, чем безвизовый диалог"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:52 0:00

Европейский парламент будет голосовать за безвизовый режим для Украины в январе. Сообщение об этом появилось на неделе.

Ранее высшее руководство Евросоюза заверяло, что решение по безвизовому режиму для украинцев будет принято в ноябре. Как только месяц закончился – дату перенесли. В то же время на минувшей неделе пришла новость о том, что Евросоюз отменяет визы для пяти тихоокеанских стран. В их число вошли Кирибати, Соломоновы и Маршаловы острова, а также Микронезия и Тувалу.

Почему затягивается предоставление безвизового режима для Украины мы спросили вице-премьера украинского кабмина по вопросам евроинтеграции Иванну Климпуш-Цинцадзе.

Настоящее Время: Для начала хочется понять, что означают новости об очередном переносе введения безвизового режима для Украины, точнее, даже обсуждение, насколько я понимаю, на январь. Надо ли расстраиваться по этому поводу?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Не было вопроса о переносе. Была новость о том, что механизм возможного приостановления безвизового режима к третьим странам будет согласовываться и будет голосоваться в Европейском парламенте в начале января – середине января 2017 года. Так решили европейские парламентарии, я думаю, только потому, что до сих пор не удается найти тот консенсус между разными институциями Европейского союза – Европейским советом, Европейским парламентом и Европейской комиссией – по поводу полномочий, кто и какой конкретно орган, каким образом будет запускать эту процедуру, если она будет необходима, для третьих стран.

Настоящее Время: Имеется в виду процедура отмены безвизового режима?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Да, процедура отмены, именно об этом идет речь, что решение и по безвизовому режиму для Грузии, и по безвизовому режиму для Украины странами-членами Европейского союза было связано, и принято решение о том, что оно будет связано с тем моментом, будет вступать в силу в тот момент, когда будет согласован механизм этот.

Настоящее Время: А вы хотели бы, чтобы какой орган Евросоюза решал этот вопрос?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Это технический момент, у нас нет никаких предпочтений, это абсолютно внутреннее дело Европейского Союза, и мы просто надеемся на то, что бюрократические и юридические моменты, которые возникают сейчас между несколькими институциями Европейского союза, они могут быть как можно быстрее согласованы. Безусловно, мы не рады тому факту, что несмотря на то, что Украина абсолютно выполнила все свои обязательства в рамках плана действий по безвизовому режиму, по визовому диалогу, который у нас велся с Европейским Союзом уже много лет, несмотря на это, решение до сих пор не принято, и не принято совершенно по другим причинам, которые не связаны с действиями или бездействием Украины.

Настоящее Время: А вам не кажется, что в Украине этот вопрос безвизового режима был политически перегрет, может быть, мы об этом говорим чуть больше, чем это того стоит?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Мы можем сейчас обсуждать, насколько перегретый, недогретый или как еще мы можем решать этот вопрос, здесь оценивается внутренним украинским обществом. Но, вместе с тем, мы должны понимать, что вопрос этот важен для граждан Украины, вопрос этот ожидаем как такой доверительный диалог с нашими партнерами в Европейском союзе, потому что это важно, когда ты продолжаешь двигаться в диалоге, когда ты продолжаешь углублять этот диалог, углублять отношения между сторонами. Необходимо, чтобы то, что делает одна сторона, встречала соответствующую адекватную реакцию другой стороны.

Поэтому, естественно, наверное, в этом смысле несколько перегрет вопрос, как вы говорите, но в этом есть и роль, безусловно, и гражданского общества, и самих институций государственных тут, в Украине, и медиа. Все мы пытались задаваться вопросом конкретной даты, но как по мне, мы сделали огромные шаги по изменению и трансформации страны здесь, внутри, и уже конкретная дата вступления в действие безвизы для украинских граждан в страны Европейского Союза, он не имеет такого огромного значения, если это будет месяц плюс, месяц минус, как те изменения колоссальные, которые в связи с этим безвизовым планом, в связи с этим безвизовым диалогом нам удалось провести здесь.

Настоящее Время: То есть дорожная карта тут важнее, чем само решение?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Я думаю, что те изменения, которые мы здесь провели, в стране, они будут чувствоваться и будут давать свои результаты.

Настоящее Время: А вы можете перечислить три главных изменения?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Вы, наверное, слышали, это 144 пункта этих изменений, которые нам пришлось сделать, и каждый из них достаточно объемный. Но думаю, что одно из главных изменений – это все-таки создание антикоррупционных институций, и мы должны понимать, что создание – это значит разработка – законодательства, принятие законодательства, собственно, выделение денег из бюджета на функционирование этих институций, это соответствующий подбор кадров через открытые новые конкурсы.

Настоящее Время: Борьба с коррупцией.

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Борьба с коррупцией – это только одна часть. Потом вопрос идентификации и документов идентификации, первичной идентификации граждан. Это огромные усилия и миграционной службы Украины, это и вопросы реадмиссии, это целый комплекс вещей, которые, опять же, не ограничиваются единственным каким-то действием – от нового документа, который мы разработали и приняли, который может сейчас уже использоваться гражданами, до биометрических паспортов, до вопросов баз данных и т.д. То есть это огромный просто пласт, я вам называю направления, а не шаги.

Настоящее Время: Теперь, чтобы понимать до конца, как это будет. Чего опасается Европа, почему необходим этот механизм остановки действия безвизового режима. Правильно ли я понимаю, что Европа опасается того, что мигрантов может быть вдруг внезапно слишком много, людей, которые уедут из Украины в Европу, и они хотят иметь возможность останавливать эти потоки?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Корректно будет все-таки сформулировать ответ, что это не вопрос того, что Европа считает, что много будет мигрантов именно из Украины. Мы должны понимать, что несмотря на то, что мы сегодня боремся с агрессией Российской Федерации против Украины, несмотря на это и несмотря на то количество более 1 млн 700 тысяч внутренне перемещенных лиц, которые у нас есть в связи с этой агрессией, в связи с нелегальной аннексией Крыма и оккупацией Донбасса Российской Федерацией, мы, по сути, не стали дополнительными так называемыми донорами мигрантов в европейские страны. Основная волна и беспокойство наших коллег в Европейском Союзе – это все-таки, наверное, где-то лежит в плоскости их договоренностей с Турцией по поводу того, как происходит реадмиссия мигрантов из Сирии в Турцию. И поскольку Турция приняла на себя обязательства принять огромное количество беженцев из Сирии…

Настоящее Время: И даже иногда угрожает Евросоюзу открыть границы и выпустить этих людей в Европу.

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Ну там есть свой сложный диалог между Турцией и странами Европейского Союза, и Турция на данный момент не выполнила всех ожидаемых от нее действий по поводу плана действий по визовой либерализацией между Турцией и странами Европейского Союза, и на самом деле, мне кажется, что этот механизм больше всего связан именно с этими опасениями наших партнеров в Европейском Союзе. А критерии, которые они выставляют, они охватывают большое количество вопросов, один из них – это возможное увеличение количества мигрантов из страны. Другой вопрос — это увеличение более чем на 50% тех, кто ищет политического убежища в странах Европейского Союза из той или иной страны. Опять же, эти правила будут касаться всех 60 стран, с которыми Европейский Союз в данный момент, в ожидаемом близком будущем, будет иметь и имеет безвизовый режим. Мы должны понимать, что это не касается одной отдельной страны.

Настоящее Время: Это важно. Иванна Орестовна, вы, насколько я понимаю, занимаетесь не только евроинтеграцией, но и евроатлантической интеграцией Украины, общаетесь с военными. Мне интересно, на каком сейчас уровне находятся, как вы оцениваете отношения между НАТО и Украиной?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Я думаю, что наши отношения с Североатлантическим альянсом сейчас, наверное, на стадии такого самого глубокого, глубоко возможного и широкого диалога, и сотрудничества. Потому что у нас на Варшавском саммите НАТО в июле этого года был принят так называемый комплексный пакет помощи для Украины странами НАТО, который создает рамку, которая включает в себя абсолютно все наши направления нашей деятельности.

Настоящее Время: Чего опасаются партнеры из НАТО, если есть…

Иванна Климпуш-Цинцадзе: С вашего позволения только скажу, что эта деятельность начинается от научно-исследовательской деятельности, деятельности в рамках кибербезопасности, а также тренинга, подготовки, учений наших военных через партнерские отношения с разными отдельными странами-партнерами НАТО и помощи в создании другой системы, новой системы логистики, новой системы командования, контроля, управления, коммуникации и т.д. То есть это огромный шар разных вопросов, которые и гуманитарные, и медицинские, и военные.

Настоящее Время: То есть, пожалуй, кроме оружия, весь комплекс интеграции сейчас запущен?

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Абсолютно.

Настоящее Время: Спасибо. На самом деле все, что хотелось понять. Теперь дождаться января и узнать, что же европарламентарии решат с дальнейшим планом евроинтеграции.

Иванна Климпуш-Цинцадзе: Мы же должны понимать, что наш диалог с Европейским Союзом гораздо шире, чем безвизовый диалог. Соглашение об Ассоциации, это глубокая зона свободной торговли, над которой мы сейчас работаем, над доступами к рынку, и поэтому ограничиваться исключительно вопросами визовой либерализации между Украиной и странами Европейского Союза – это очень узко и это очень неполноценно показывает наши взаимодействия и наше сотрудничество.

КОММЕНТАРИИ

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG