Ссылки

Новость часа

Сатирики, карикатуристы и телеведущие осудили атаку на редакцию Шарли Эбдо как попытку задушить свободу слова

После того как в среду вооруженные джихадисты в масках открыли огонь в редакции французского сатирического журнала Charlie Hebdo в отместку за публикацию карикатур на пророка Мухаммеда, многие пользователи социальных сетей поменяли свои аватары на название издания, тем самым высказавшись в поддержку свободы слова. Через несколько часов практически все ведущие американские сатирики – от художников до телеведущих – осудили атаку. В среду свобода слова в буквальном смысле оказалась под огнем.

Конан О’Брайен: «Как многие из вас знают, сегодня во Франции произошла ужасная трагедия. Двенадцать человек были убиты, потому что сатирическая газета опубликовала шутки, которые некоторая группа посчитала оскорбительными».

Комик Билл МаэрМы сатирики. Я сатирик, который, в частности, работает с этой темой, и это страшно, когда некоторые люди говорят: «Не шути про это».

Телевизионные комики, которые зарабатывают на жизнь, рассказывая шутки, выступили в защиту прав своих коллег, убитых за то, что рассказывали свои.

Том Тоулз, карикатурист из Washington Post, удостоенный Пулитцеровской премии: «Это определенно беспрецедентная атака на карикатуриста. И почти не имеющая аналогов атака на журналистику, которая произошла на рабочем месте журналистов. Я начал рисовать буквально сразу после того, как я услышал эту трагическую новость. Карикатура – это форма искусства и изложение мнения. Я подумал: какие символы связаны с тем, что произошло? Убийцы использовали автоматическое оружие. Потом ручка, перо. Есть же выражение: «Перо сильнее меча». И я нарисовал рядом с оружием перо, на котором написано: «Свобода выражения». Я хотел, чтобы эти две вещи были рядом на рисунке, а люди задумались о двух разных смыслах силы. Да, перо сильнее меча, но перо не всегда способно одержать победу. И сила оружия тоже очень велика. А подпись под рисунком – «Но перо выдержит». Это значит, что, может быть, перо проиграло бой, но мы надеемся, что оно победит в войне. В этом сила человеческого духа. Я хотел описать этот факт так, что свобода выражения одержит победу, но это непросто. Это подлинное сражение, которое идет изо дня в день».

Джон Стюарт, ведущий «The Daily Show”: «Наша цель не в том, чтобы искать в этом логику, потому что логики здесь нет. Наша цель, как всегда, жить дальше. Сохранять спокойствие и не останавливаться – или как там говорят в вашей общаге?»

Так они и делают – продолжают работу.

Редактор «Шарли Эбдо», убитый в результате нападения, как-то сказал, что он скорее умрет, чем прекратит свою работу. Прозвучавшие выстрелы стали напоминанием, что есть люди, которые готовы убить, чтобы эту работу остановить.

Всем не угодишь
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:21 0:00

Высказался по поводу теракта во Франции и российский карикатурист Андрей Бильжо: «Каждый здравомыслящий человек может дать только одну оценку трагедии, которая произошла в Париже: ужас, кошмар, беспредел. Просто нет слов, так как не все эмоции можно описать элементарными словами. Моя позиция, при всем моем гуманизме и либерализме, здесь твердая: если люди пришли в какой-то мир, в какое-то общество, в некоторое пространство культуры, они, так или иначе, должны подчиняться этому пространству культуры, этому миру. Если им не нравится этот мир – они могут уйти в свой мир, придумать какой-то другой, иной мир. Но нарушать его, а тем более убивать людей, они не имеют никакого права: ни морального, ни нравственного, ни божественного, если они уж так верят в своего бога.

На слово - есть только одно противоядие: другое слово. На картинку - есть только одно противоядие: другая картинка. Кровь - не может быть решением вопроса, никогда и никоим образом. Идите вон из этого мира, если он вам не нравится. Не трогайте его, не пользуйтесь великой цивилизацией и великой культурой, например, европейской. Занимайтесь своей жизнью.

Что же касается России, то в ней жанра политической карикатуры, к сожалению, уже не существует или он сходит на нет. Я думаю, из 30 тыс. моих картинок, которые были опубликованы, сегодня 80% вообще не были бы напечатаны ни при каких обстоятельствах и ни в одной газете. Политическая карикатура сегодня ушла в некое подполье. Художников, которые занимаются ею, практически нет, или их очень мало и они в загоне. У каждого из них есть самоцензура, никто не хочет рисковать. Потому что уход Путина... нет, не уход (это оговорка по Фрейду, потому что он никуда не уйдет), а скажем, конференция Путина или просто его улыбка – это неинтересно. Смешнее, чем оно есть на самом деле, это не нарисуешь.

Реакция российского общества на события в Париже меня очень огорчила, потому что, в отличие от французов, российское общество остается расколотым. И если, например, наши муфтии говорят о том, что грех кровопролития равен греху провокации, то это – чистое предательство и пособничество убийству. Вот в этом смысле российское общество расколото, и от этого становится грустнее и грустнее с каждым днем».

"Настоящее время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG