Ссылки

Нелегальный аборт для мигрантки: кто стоит за подпольным бизнесом в Москве


Аборты на поздних сроках беременности – не редкость у молодых девушек-мигранток из стран Азии, которые уезжают на работу в Россию. Нередко такие операции делают медики, которые сами приехали в Россию на заработки – в домашних условиях и без медицинского оборудования

Активисты киргизской диаспоры в Москве бьют тревогу: все чаще молодые девушки, приехавшие на заработки в Москву, идут на незаконное прерывание беременности. Что заставляет их это делать, и кто делает такие операции? Корреспондент Настоящего Времени лично посетила несколько клиник и поговорила с активистами, которые помогают беременным мигранткам.

****

По самым приблизительным подсчетам в России сейчас работает почти десятая часть жителей Кыргызстана, то есть полмиллиона человек. Половина из них – женщины. Из других стран Центральной Азии женщины на заработки в Россию приезжают гораздо реже. Именно поэтому кыргызстанки в России составляют самую социально уязвимую категорию среди трудовых мигрантов.

На стройку в Подмосковье президент благотворительного фонда "Азия" Урмат Байматова приезжает раз в неделю. К лету, по ее планам, здесь должен вырасти большой дом. В нем смогут жить девушки из Кыргызстана, которые вместе с детьми оказались на улице.

"В день ко мне обращаются минимум шесть-семь девушек, которых бросили гражданские мужья, – рассказывает Байматова. – Сейчас мы строим кризисный центр, чтобы у них было временное жилье, пока мы приготовим им документы и отправим домой. Вместе они смогут поддерживать друг друга".

Пока забеременевшие девушки-мигрантки теснятся в маленькой двушке Байматовой. И каждый день в московский офис активистки приходят все новые женщины. У всех истории банальны: ухажер-сожитель-ребенок. Узнав о беременности подруги, будущие отцы почти сразу же сбегали. Зарегистрировать брак никто из брошенных девушек не смог.

"Они жили с нашими же киргизскими парнями, сделали никах (религиозный обряд брака – НВ). Но почему-то на шестом-седьмом месяце беременности парни бросают девушек, – говорит Урмат Байматова. – Родители большинства из них не знают об этом, 80-90% даже не догадываются. А узнав, некоторые запрещают привозить ребенка домой".


Боясь позора или потерять работу, некоторые забеременевшие девушки идут на крайние меры: прерывают беременность на самых поздних сроках. В России аборт по собственному желанию женщины можно сделать лишь до 12 недель беременности. Если же срок больше – он проводится только по медицинским показаниям, или если беременность наступила в результате изнасилования.

Мигранты знают, что есть врачи, которые делают аборты на позднем сроке, и берут за это немалые деньги.

"50 тысяч платят за аборт на позднем сроке. Я ей сказала: "Восемь-девять месяцев – это же живой человек! Как ты это делаешь?", – рассказывает Урмат Байматова об одной из таких женщин.

"Зовут ее Катя Мырзабекова, она киргизка. В Кыргызстане работала медсестрой, теперь работает в Москве. Она раздавала свои визитки на всех станциях метро, мы отвели ее в милицию", – говорит президент благотворительного фонда "Азия".

Чтобы доказать в полиции то, что женщина занималась криминальными абортами, активисты из диаспоры организовали целое представление. Нашли для этого девушку, вот-вот готовую родить. Медсестра ей прямо на улице продала таблетки для прерывания беременности, а потом согласилась сделать аборт в частной квартире. Там, по словам Байматовой, не было ни гинекологической кушетки, ни самого простого медицинского оборудования.

"Там вообще ничего не было. На полу лежало прохудившееся одеяло. Запах стоял невыносимый, как в общественном туалете. Капельницу, которой они капали лекарства беременным, они просто прибили гвоздем к стене. Когда мы зашли, они выкинули ее в окно", – описывает происходившее Байматова.

Активистка рассказывает, что в полицейском участке выяснилось, что у медсестры растет маленький сын. Члены диаспоры сжалились и заявление забрали, взамен женщина пообещала сменить работу.


На деле, в чем убедился корреспондент Настоящего Времени, женщина продолжает делать аборты – и медикаментозные, и хирургические. Новый гинекологический кабинет она открыла в районе станции метро "Марьина роща". Во время операции ей помогает ассистент, он же уговаривает сомневающихся пациенток.

Сколько криминальных абортов делают в Москве уроженки Кыргызстана и других стран Азии – подсчитать невозможно. Неизвестно даже количество официальных операций по прерыванию беременности среди мигранток. В Москве работают десятки гинекологических клиник, ориентированных именно на трудовых мигранток. По словам главврача одной из многопрофильных клиник, аборты – одна из самых популярных медицинских услуг.

"Мы можем только по своей посещаемости судить об общей картине. Мы арендуем медцентры, аренда очень большая", – говорит главврач Момунжан Алиев.

Но обычно за медицинской помощью, по словам врача, трудовые мигрантки обращаются лишь в самых тяжелых случаях.

"Как только им становится немного легче, они быстро забывают обо всем. Ни у кого нет возможности нормально лечиться, – сетует Момунжан Алиев. – Они просто снимают острые симптомы и живут дальше. В среднем мигрант в Москве получает около 25 тысяч рублей. 5 тысяч он отдает за койкоместо, часть тратит на еду и определенную сумму отправляет домой, потому что там ждут этих денег".

На медицину, говорит врач, денег у мигрантов просто не остается.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG