Ссылки

Новость часа

Туимский провал, или впадина сельского масштаба


На юге Сибири, в Хакасии, где-то между Саянскими горами и левым берегом Енисея есть небольшое село Туим. Когда-то это был зажиточный и обеспеченный поселок городского типа – с десятью тысячами жителей, добычей и переработкой цветных металлов. Но сейчас рудники, заводы и фабрики закрылись, и в 2014 году поселок включили в перечень моногородов с наиболее сложным социально-экономическим положением. Единственной достопримечательностью поселка стал знаменитый Туимский провал – гигантская впадина, образовавшаяся на месте закрытой шахты.

Недра хакасского села Туим богаты полезными ископаемыми. Руду в этих землях добывали и обрабатывали еще в глубокой древности, а на рубеже XIX и XX веков здесь обнаружили крупные месторождения меди. Именно тогда Туим стал обретать черты промышленного поселка. На рудниках и на медеплавильном производстве работало больше тысячи человек. В 30-х годах прошлого столетия в окрестностях Туима нашли редкие металлы – вольфрам и молибден. На их добычу со всей страны стали десятками тысяч отправлять заключенных.

После смерти Сталина политических освободили. Одни уехали домой, другие остались, чтобы работать на шахтах, но уже за зарплату.

Сегодня в Туиме живет немало потомков тех, кто вопреки своей воле обрел здесь новую родину. Один из них – фермер Иван Балагуш, родителей которого сослали в Сибирь из Украины.

"Отец работал в шахте возле провала. Всего 150-160 рублей приносил. Нас пять человек. И у нас был такой заработок летний, ребятишками пасли овец по горам. У местных собирали 700-800 штук", – вспоминает Балагуш.

Сегодня он занимается животноводством и сельским хозяйством: разводит лошадей, коров, свиней, овец и птицу. "Работников не найти. А молодежь нормальная, трудоспособная, они сейчас на вахты все ездят. А тут такие бичи, что от спирта умирают. Еле ходят. Вообще не работают", – говорит Балагуш.

На вершине горы зияет диаметром в несколько сот метров воронка, на дне которой застыло сине-зеленое озеро. Предприимчивые местные оградили подъезд к провалу и поставили будку-кассу, облагая туристов данью.

Точную глубину Туимской воронки никто не знает. Образовалась она еще в середине прошлого века. Из соображений безопасности заброшенные шахты несколько раз взрывали, и провал становился все больше и больше.

Полвека назад житель села Туим Евгений Уфимцев работал в шахтах. Он отвечал за подъемники, которые курсировали между поверхностью и недрами. Добывали медь и редкий металл молибден, которого в тонне породы могло быть всего несколько граммов.

"Туда закладывали определенное количество взрывчатки, взрывали. Подавали на поверхность и электровозами подавали туда, на фабрику. Там шло обогащение", – рассказывает Уфимцев.

Ценных металлов стране постоянно не хватало, так что план на добычу полезных ископаемых увеличивался из года в год. К 70-м годам недра горы опустели и превратились в гигантские пустоты.

Когда медная руда в Туиме стала заканчиваться, шахты решили закрыть. На тот момент в поселке проживали более пяти тысяч человек, он имел городской статус. В 70-х здесь запустили завод по переработке цветных металлов. "На заводе работало примерно две с половиной тысячи только в этих корпусах. Кроме того, тот участок – тарный, гараж, ТЭЦ, поэтому у нас и население было", – говорит Уфимцев.

Он проработал на заводе 33 года. Начинал мастером смены, закончил коммерческим директором. Туимский завод умирал медленно, но верно. Начиная с 80-х годов прошлого столетия каждая последующая пятилетка была хуже предыдущей. В последние годы перед закрытием завод многократно переходил из рук в руки. В 2012 году завод закрылся, оставив без работы сотни человек. Для Туима, в котором предприятий больше не осталось, это было началом конца.

Спустя два года постановлением правительства России Туим включили в перечень моногородов с наиболее сложным социально-экономическим положением, а вскоре он и вовсе потерял статус поселка городского типа, став обычным селом.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG