Ссылки

Новость часа

"Победобесие" в России и почему в мире не празднуют День Победы по "российскому сценарию". Интервью


Какие страны (не)празднует День Победы по "по российскому сценарию"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:11 0:00

Вот уже не первый год День Победы в России – мероприятие государственного масштаба с явным политическим подтекстом. Массовость празднованию обеспечивает административный ресурс. Государство фактически присвоило себе эту дату, так же, как и трактовку событий и итогов Второй мировой войны. Все, что не вписывается в подобную интерпретацию, сразу же клеймится как "оскорбление национальной памяти" и "переписывание истории".

Героизм солдат Великой Отечественной приравнивают к современным военным авантюрам России в Украине и Сирии. Что уж говорить про парады "дошкольных войск", когда детей наряжают в военную форму, делают костюмы в виде танков и "Катюш", или европейские мотопробеги "Ночных волков" под советскими знаменами и флагами донбасских сепаратистов.

Как получилось, что 9 мая стало инструментом государственной пропаганды, и как долго власть будет контролировать этот праздник? Программа "Смотри в оба" поговорила об этом с главным редактором журнала "Мнения" на базе интернет-проекта Republic Андреем Синицыным.

– В заголовке вашей последней статьи звучит вопрос: "Когда же закончится "победобесие"? А можно ли однозначно сказать, когда оно началось? С чего именно в России пошла последняя волна преклонения перед Днем Победы?

– Я не смогу сказать, когда началось "победобесие", но последняя волна связана все-таки с Крымом, потому что […] примерно одновременно массовая пропаганда появилась, которая, во-первых, обвиняла украинцев в фашизме, возрождении фашизма, против которого мы боремся. Во-вторых, призывала к той же антифашистской якобы парадигме, вспоминать подвиги дедов, обещала повторить и так далее.

Вот этот угар, связанный с присоединением Крыма, он дал очень большой, наверное, скачок не то что в популярности Дня Победы, а в пропаганде Дня Победы. Довольно естественно получилось, что милитаризм нынешний, агрессивную внешнюю политику Кремль стал позиционировать и оправдывать нашей прежней борьбой против фашизма, нашими заслугами во время Второй мировой.

Даже если это не было придумано, очень быстро было это подхвачено, это было на лету. […] И население России, которое находилось в воодушевлении после "присоединения Крыма", оно тоже легко это восприняло, поскольку соответствующие стереотипы "мы – победители", они существуют с детства.

– Какую роль в сакрализации праздника играли и играют федеральные СМИ?

– Пропаганда, и в частности пропаганда на центральном телевидении, испытывает некоторую бедность, дефицит в темах, во всяком случае, в позитивных темах. Кроме того, что мы боремся с проклятым империализмом Запада или там "жидобандеровцами", похвастаться-то особо нечем. В экономике дела плохие, в медицине дела плохие, в образовании дела плохие и так далее.

"Бессмертный полк" как перехваченная у народа инициатива, он остается некой позитивной вещью, которая связана при этом с памятью, с историей, а не с нынешним состоянием.

– Мы видим, что в последние годы даже дружественные к России страны вроде Беларуси и Казахстана понемногу отказываются от "российского сценария" празднования 9 мая. Почему, как вы думаете?

– После 2014 года и присоединения Крыма и Лукашенко, и Назарбаев, и, может быть, другие лидеры бывших республик Советского Союза, а ныне стран СНГ, стали немножечко бояться, что ли, Россию.

Они стали усиливать строительство собственных наций. В Белоруссии это довольно заметно: Лукашенко стал увеличивать роль белорусского языка, у экспертов есть такой термин – "мягкая белорусизация".

Соответственно, они ищут и свои символы. При том, что для Белоруссии Великая Отечественная – тоже важнейшее историческое событие, они хотят, чтобы оно было более белорусским.

– Как долго можно поддерживать такой милитаристский запал в обществе, со всеми этими "на Берлин", "можем повторить" и так далее? Чувствуется ли, что общество устает от подобной, как вы пишите, бюрократизации 9 мая?

– Некоторая надежда у меня возникла, что это может достаточно быстро прекратиться. В целом, мы знаем, что общественное мнение способно меняться. И это связано как с той же пропагандой, так и с политикой страны. Такой важный маркер, как отношение к Западу и США, с 90-х поменялся почти на 180 градусов. Соответственно, ничего не мешает поменяться ему обратно.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG