Ссылки

Новость часа

"Канализации нет, а театр есть". Что заставило режиссера из Петербурга переехать в Сибирь и возглавить единственный в России сельский театр


В Мотыгине работает единственный в России муниципальный сельский драматический театр. В селе нет ни центрального водоснабжения, ни канализации, зато есть театр. В нем играют и местные жители, и актеры-выпускники районных колледжей культуры. Руководит театром уже много лет Татьяна Васильевна Ткачук. Год назад после нашего эфира худруком театра решил стать Дмитрий Турков. Известный режиссер из Санкт-Петербурга, который ставит спектакли по всей стране, решил переехать в Сибирь. Он привез в Мотыгино из Петербурга своих друзей: музыкального работника и хореографа:

Поселок Мотыгино в Красноярском крае – уникальное место. Здесь находится единственный в России муниципальный сельский театр. Зрителям из других поселков и театральным критикам, которые нередко приезжают сюда, приходится преодолевать три паромные переправы, которые на зиму заменяют судном на воздушной подушке. Когда год назад мы снимали этот театр, у него не было художественного руководителя. После эфира им согласился стать режиссер из Петербурга Дмитрий Турков.

"Легко сказать: сделайте. А меня прямо подташнивает: ну давайте советы, да. Всему миру могу дать советы, это все чушь! Ну, для меня чушь. Думаю, ведь я что-то могу сделать. И это вот повело оттуда, ниточка потянулась, и как-то вызрело решение взять театр", – делится Турков.

В Петербурге у Туркова осталась жена и маленький ребенок. Он признается, что хотел бы перевезти их к себе, в Мотыгино, но пока нет такой возможности. Выбраться домой получается редко, большую часть времени Дмитрий проводит в театре, изредка выезжая в другие города, чтобы поставить очередной спектакль или принять участие в творческой лаборатории.

"Это ответственность, я теперь живу в контексте театра и этих людей. Они, может быть, многие это не так ощущают. Я любое событие сейчас через театр Мотыгина воспринимаю, – рассказывает Дмитрий. – Режиссура – это в чем-то эгоцентричная вроде как профессия. Я теперь вообще сейчас по-другому материал выбираю, что я хочу. У меня вот это "я" отошло на второй план".

Сейчас Мотыгинский драматический театр получил широкую известность в театральных кругах. Сюда потянулись критики, новые режиссеры и актеры. Вместе с собой Дмитрий переманил в Мотыгино своего петербургского товарища Николая Горлова. "Эта идея в голову мне пришла, когда я понял, что местные ребята должны увидеть, что такое настоящая работа. То есть когда люди уже как минимум самим поступком доказывают, что они приехали работать", – вспоминает режиссер.

"На самом деле у меня была такая романтическая мечта пожить в таком месте. Потому что я сам вырос, можно сказать, почти в деревне, – вспоминает Горлов. – Поэтому я даже как-то сам ему [Туркову] предложил. Ну как предложил, я говорю: эх, круто бы было. А он говорит: ну давай. И как-то стали этот момент обсуждать. А меня как бы на тот период ничего не держало".

Николай с удовольствием откликнулся на предложение друга и переехал в Мотыгино. Здесь он стал актером и музыкальным руководителем театра. Николай вспоминает, что первое время ему было сложно работать с местными актерами: "Столкнулись с некой косностью и нежеланием лишний раз напрягаться. Ну и, опять же, времени не хватало. Потому что надо было быстро-быстро ставить. Переключились на такой принцип, что когда это необходимо в спектакле, мы все равно занимаемся, и я что-то делаю".

Николай отмечает, что в Петербурге не смог бы сыграть столько главных ролей за один год, а в Мотыгине новые спектакли ставят каждый месяц. Актеров не хватает, поэтому за спектакль каждый может сыграть несколько ролей, в том числе и главных. "Я сам-то толком не пел здесь, пока был. А тут поехал в Питер недавно и открыл рот, и я понял, что я лучше стал петь. То есть я сам, пытаясь чему-то людей научить, сам для себя какие-то вещи открыл. Вот мне это очень понравилось".

Николая пригласили на одну из ролей в известном европейском мюзикле. Но ради нее он не готов бросать работу в Мотыгинском театре, и организаторы пошли ему навстречу: они согласились оплачивать дорогу из Мотыгина на репетиции и гастроли: "Я имею какие-то человеческие в первую очередь обязательства перед этим местом, перед людьми, перед режиссером, и мы как-то вместе это все делаем".

Вслед за собой Николай переманил в Мотыгино свою девушку Сашу. Ради этого она оставила четыре проекта в Первом мультимедийном театре Петербурга и детскую студию, в которой вела занятия. "Я думаю: а почему нет? Ну, просто потому, что нужно что-то менять. То есть нужно пробовать себя в каких-то новых возможностях. И было страшно, но я думаю: да, поеду, – вспоминает она. – Как актриса и хореограф. И для меня это было, конечно, большим счастьем – работать с Димой. Мы до сих пор продолжаем работать, потому что действительно режиссеров сейчас очень мало. Хороших режиссеров еще меньше. А режиссеров-педагогов, которым не все равно, вообще нет, можно сказать".

Актерам пришлось привыкать к бытовым трудностям. Саша с Колей, как и многие работники Мотыгинского театра, живут в общежитии – единственном каменном здании в деревне. Для того чтобы постирать вещи, приходится идти в театр, потому что мало у кого в Мотыгине есть центральная канализация, посуду приходится мыть в холодной воде, к этому добавляются постоянные перебои со связью. "Еще тяжело, конечно, переносится отсутствие музеев, кино и прочего-прочего, и даже мобильной связи. Потому что когда я сюда приехала, мы просто не могли посмотреть фильмы", – рассказывает Саша.

Мотыгинские актеры с радостью приняли новость о том, что режиссер из Петербурга станет их худруком, а столичные актеры будут с ними бок о бок на одной сцене, но сетуют, что Дмитрий Турков бывает строг с ними. "В спектаклях он, конечно, очень требовательный, Дмитрий Анатольевич. Он требует жизнь", – рассказывает актриса театра Дарья Миллер.

Она приехала в Мотыгино из Алтайского края, но не скрывает своего удивления тем, что режиссер из Петербурга согласился бросить все в культурной столице ради провинциального театра: "Для меня это загадка, почему он сюда приехал, если честно. Потому что я думаю: как человек из Питера просто взял, там все бросил и приехал в Мотыгино? Вот если бы у меня была бы там такая возможность, я бы, наверное, не поехала сюда. Ну, может быть, он в нас верит, на нас надеется, хочет нам помочь, чтобы мы были действительно какими-то уникальными артистами из уникального театра, из уникального места. Я не знаю, он просто живет этим, болеет всем".

"Сюда люди не особо стремятся ехать. Здесь люди, актеры, они приезжают, ну, грубо говоря, текучка такая была какое-то время. То есть приехали-уехали, там полгода поработали – уехали, кого-то уволили, кто совсем плохо справлялся со своей задачей. Я знаю, если будут приезжать талантливые люди, тут не откажут, тут всем найдется место в этом театре", – считает актер Денис Коновалов. Появление в театре нового худрука и опытных актеров дало им возможность глубже погрузиться в детали актерского ремесла.

Дмитрий Турков переживает за судьбу театра. Сейчас здесь нет даже нормального фортепиано, а покупать новое – дорого, да и везти далеко. К этому добавляется большое количество бытовых и административных проблем, которые худруку решить не под силу. Но он не опускает руки: "Это явление, просто явление. Здесь нет кинотеатров, здесь церковь не могут до сих пор сделать – какая-то избушка стоит с крестиком. Да тут бог еле-еле уживается, а театр есть. Канализации нет, ничего нет, а театр есть".

Пока выручает проект "Культура малой родины", благодаря которому Дмитрий смог сюда приехать. Но этот проект скоро закончится, поэтому судьба Мотыгинского театра – в руках неравнодушных людей: "Молодежь нужна. Хорошая, активная, горящая молодежь. Которая приедет, не будет это вот: ах, в тупик приехал! Да ну, ребят, вы приедьте сюда и поймите, что если вы здесь не побываете, не побываете никогда! Пока есть это явление – приезжайте, и смысла в вашей работе будет гораздо больше, чем еще 521 театр Москвы, что-то там. Я не говорю, пусть будет и там, но вас много. Никуда не денется Москва, никуда не денется. А Мотыгино так: не будет электрики, не дай бог…Вот поэтому пока мы есть – давайте к нам, рвитесь".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG