Ссылки

Новость часа

Покушения, арест и эмиграция. Кто такой Мохсен Махмальбаф и почему его фильмы запрещены в Иране


29 мая – день рождения одного из самых известных иранских режиссеров, обладателя более 50 международных кинопремий, диссидента и мишени исламских фундаменталистов Мохсена Махмальбафа. С 2009 года все фильмы режиссера запрещены к показу в Иране.

Махмальбаф родился в Тегеране в 1957 году. В 17 лет он участвовал в акциях протеста против иранского шаха Пехлеви. Вместе с другими демонстрантами он вышел на улицы после того, как правительство во главе с Пехлеви установило однопартийный режим и всем гражданам было приказано принадлежать к правящей партии. Махмальбафа арестовали за нападение на полицейского и не приговорили к смертной казни только из-за юного возраста. Он провел в тюрьме 5 лет и был освобожден благодаря началу Исламской революции.

Махмальбаф начал снимать фильмы в начале 80-х и получил международную известность в 90-х, тогда же иранское правительство начинает запрещать его картины. Прошло 15 лет с тех пор, как Махмальбаф бежал из Ирана. Сейчас он живет и работает в Лондоне.

Режиссер до сих пор опасается за свою жизнь и жизнь своей семьи, но продолжает снимать неудобные для Ирана фильмы. "У стран Шенгенской зоны много дверей, а у Соединенного Королевства – всего одна дверь. Однажды человек все равно умрет, и ты не можешь держать все под контролем. Лучше работать и ни о чем не думать", – говорит Махмальбаф.

Режиссер покинул страну из-за того, что правительство не позволяло ему снимать кино. Вместе с Махмальбафом тогда уехали многие кинематографисты, в том числе Аббас Киаростами и Бахрам Бейзаи.

До побега из страны режиссер пытался работать в соседних странах. "Я поехал в Афганистан со своей семьей, мы сняли там несколько фильмов. Затем иранское правительство отправило террористическую группу, чтобы заложить на съемках [фильм "Кандагар", 2001 – НВ] бомбу, один из членов группы был убит и более 20 ранены", – рассказывает Махмальбаф.

После двух лет в Афганистане Мосхен и его семья успели пожить и поработать в Таджикистане, Индии и Франции. Сейчас он директор семейной кинокомпании "Кинодом Махмальбаф", в которой работают, снимают кино и обучают мастерству все члены его семьи.

Самира Махмальбаф, режиссер
Самира Махмальбаф, режиссер

Фильмы Махмальбафа постоянно исследуют границу между реальностью и вымыслом, границы между "документальным" и "игровым" зачастую размыты. Этому способствует любовь режиссера к непрофессиональным актерам и импровизации.

По его словам, на протяжении всей жизни он "пытается узнать правду, разглядеть в истину в осколках зеркала, которое [по преданию древнего персидского поэта Руми – НВ] уронил Бог". Кино Махмальбафа фиксирует все политические и социальные изменение жизни в Иране. Киноязык режиссера постоянно меняется, также как и обстановка в стране. Повествование в фильмах Махмальбафа почти всегда идет от первого лица, то как участника революционного движения, то от лица политического беженца. Кинематограф Махмальбафа одновременно и энциклопедия истории и культуры Ирана, и глубоко личное высказывание.

Рассказываем о самых интересных картинах режиссера.

"Миг невинности" ("Хлеб и цветок"), 1996

Наполовину документальный и наполовину cконструированный фильм "Миг невинности" – автобиография режиссера. Махмальбаф рассказывает о своей протестной юности: антишахском подполье, восстаниях, нападении на полицейского и последующем тюремном заключении и освобождении. Картина принесла режиссеру награду на кинофестивале в Локарно.

По стечению обстоятельств спустя 20 лет после ареста человек, которого режиссер тогда ранил, вновь появился в его жизни. Бывший полицейский Мирхади Тайеби пришел на кастинг документального фильма Махмальбафа "Салям, синема" в 1994 году. Режиссер воспользовался случаем и решил при помощи своей жертвы реконструировать покушение, снять фильм о своей боевой юности и понять мотивы своего поведения. Натерпевшись от режима, за который он был готов убивать, режиссер с помощью фильма задает вопросы себе и нации, есть ли смысл бороться за чистоту ислама при помощи оружия.

"Габбех (Персидский ковер)", 1996

Если "Миг невинности" – почти документальная картина об изнанке съемочного процесса, "кино о кино", то "Габбех" – его абсолютная противоположность. Изящная ориентальная притча в духе Параджанова, эпическое "метакино" по определению Делеза, воплощение киноживописи на экране, где каждый кадр – это дань уважения искусству цвета и композиции.

Габбех – это имя главной героини, а также особая разновидность персидского ковра, который она плетет. Поначалу кажется, что фильм – простая история любви, а ковер – всего лишь удачный этнографический яркий фон. Но Махмальбаф вплетает в повестование эдакую сказку о времени и "вечном возвращении". Ковер становится метафорой кино, на поверхности которого на протяжении фильма прорисовывается настоящий смысл картины, словно изображение на фотобумаге.

Многие критики считают "Габбех" политическим фильмом о подавлении женщин в Иране. Но Махмальбаф утверждал, что проблемы Ирана гораздо серьезнее, чем проблемы изображения женщин в кино.

“Кандагар”, 2001

В поисках свободы самовыражения Махмальбаф начинает снимать кино в Афганистане. Главная героиня – афганская журналистка Нафас, выросшая в Канаде. Она возвращается на родину, чтобы найти и спасти от самоубийства сестру. Пересекая границу, Нафас попадает в сюрреалистическое пространство, где для того, чтобы путешествовать, надо быть чьей-то женой, где врачи обследуют женщин через занавеску, где с самолетов ООН сбрасывают протезы и к месту их падения сбегаются на костылях инвалиды, где талиб носит накладную бороду из-за того, что своя не растет.

Героиня записывает свои размышления на диктофон, пытаясь рационально объяснить увиденное, но ее попытки тщетны. Цель ее путешествия растворяется в горячем воздухе бескрайней пустыни, а вместе с ней и она сама. Именно на съемочную площадку "Кандагара" террористы заложили бомбу.

"В моем фильме "Кандагар" есть фраза: "Если каждый человек зажжет свечу, не будет необходимости в солнце". Я стараюсь зажигать свечу каждой своей работой, чтобы бороться с тьмой. У режиссера и борца за права человека может быть схожая цель – сделать так, чтобы у человека было меньше проблем", – рассказывает Махмальбаф.

Мнения обозревателей Настоящего Времени не всегда отражают точку зрения редакции

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG