Ссылки

Новость часа

"Падение ВВП составит 3-5%". Экономист Кирилл Тремасов о том, как Россия переживет кризис


Глава Центробанка России Эльвира Набиуллина назвала экономическую ситуацию в стране беспрецедентной. Из-за ограничений, направленных на борьбу с эпидемией коронавируса, предприниматели вынуждены прекращать работу, что ведет к "беспрецедентному шоку" спроса и предложения. По словам Набиуллиной, в "среднесрочной перспективе" ЦБ может принять решение о понижении ключевой ставки, чтобы удешевить стоимость кредитов. Об эффективности этой и других экономических мер, а также о перспективах российской экономики Настоящее Время поговорило с директором по инвестициям компании "Локо-Инвест" Кириллом Тремасовым.

– Насколько меры поддержки Центробанка адекватны сложившейся экономической и финансовой ситуации?

– Мне кажется, что в марте ЦБ сделал все правильно, сработал очень четко. Главное, что ЦБ сделал, – это очень оперативно отреагировал на ситуацию на валютном рынке, начал продавать валюту с опережением. ЦБ и должен продавать валюту в рамках бюджетного правила, если цены на нефть падают ниже 42 долларов за баррель, но формально он должен был дождаться апреля, посчитать цену марта и начать продавать. Он же не стал этого дожидаться, он начал продавать валюту с опережением. Тем самым он не нарушил бюджетное правило, это тоже очень важно, но внес важный элемент стабилизации на валютный рынок. Поэтому курс удалось удержать под контролем.

Как российская экономика справится с кризисом?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:02 0:00

– Даже несмотря на такое падение?

– Российская нефть Urals на этой неделе у нас опускалась почти что до 10 долларов за баррель – цены, которых мы не видели с 1999 года. И даже при таком обвале нефтяных цен рубль оставался относительно стабильным. Да, он скорректировался по сравнению с теми уровнями, где был в начале года, но это нельзя назвать крахом, это нельзя назвать обвалом. Это достаточно естественная реакция валютного рынка на то, что произошло с нефтью и в целом с мировой экономикой.

Ведь на самом деле рубль упал сопоставимо со многими валютами развивающихся стран. В примерно таком же масштабе падали валюты Бразилии, Мексики, ЮАР, Колумбии. Рубль был в числе аутсайдеров, но это понятно, потому что действительно мы сильно зависим от нефти, но краха нашей валюты в этот раз, в отличие от 2014 года, не произошло.

– С начала пресс-конференции главы ЦБ рубль все-таки растерял часть утреннего роста к доллару. Как вам кажется, получается, все-таки слова Эльвиры Набиуллиной не убедили?

– Нет, это не так. Рубль укреплялся на протяжении ее выступления. Но рубль реагировал не на ее слова. На самом деле Эльвира Сахипзадовна сегодня ничего нового совершенно не сказала. Она скорее расставила акценты. Рубль сегодня реагирует на мощный подъем нефтяных цен, в общем-то, он начался еще в середине недели, вчера рост нефти ускорился. Сегодня нефть получила очередной толчок вверх после того, как появилась информация о возможной конференции ОПЕК+ в начале следующей недели. Поэтому нефть бурно растет, рубль сегодня укрепляется.

Новое [в выступлении Набиуллиной] – это были сигналы в отношении процентной ставки. Потому что сейчас действительно всех интересует, куда дальше двинется ключевая ставка Центробанка. И вот здесь, мне кажется, был достаточно четкий сигнал, что повышение ставок в повестке дня, скорее всего, не стоит и ЦБ будет искать возможность для того, чтобы возобновить цикл снижения ставок. Вряд ли это произойдет на ближайшем заседании, апрельском. Но в среднесрочной перспективе, я думаю, ЦБ продолжит снижение ставки.

– Сегодня Набиуллина сказала, что месяц карантина может стоить 1,5-2% ВВП, она сама сказала, что это базовый сценарий. Как вам кажется, он реалистичен или будет хуже?

– Мне кажется, это консервативный сценарий. Он реалистичен, но я думаю, падение экономики в этом году составит все-таки не менее 3%. Я бы оценил возможную вилку в 3-5%.

– При условии, что месяц карантина или больше?

– То, что месяц карантина, – это уже очевидно. Причем, скорее всего, на протяжении этого месяца карантинные меры будут усиливаться. Базовый сценарий включает то, что после майских праздников экономика потихоньку начнет возвращаться к жизни и уровень экономической активности начнет восстанавливаться.

– Набиуллина также считает, что российская экономика, как и мировая, начнет восстанавливаться в третьем квартале, а может, даже и в начале третьего. Вы разделяете ее оптимизм, какой ваш прогноз?

– Дело в том, что пока мы не видим прохождения пика эпидемии ни в Европе, ни в США. Вот только тогда, когда мы увидим, что эпидемия прошла свой пик в этих регионах, тогда и можно давать какой-то более обоснованный прогноз. Пока это только надежды на то, что в апреле пик эпидемии будет все-таки пройден.

– Владимир Путин вчера призвал регионы самим вводить меры по необходимости. Но есть ли у региональных чиновников средства, чтобы оплачивать, по выражению Путина, нерабочие дни, как вы считаете?

– Вы имеете в виду оплачивать бизнесу?

– И бизнесу, компенсации, в принципе поддерживать экономику региона на должном уровне.

– Ресурсы в бюджетной системе, естественно, есть. Другое дело, что у нас многие региональные бюджеты все-таки дотационные, поэтому здесь все-таки поддержку экономики должен брать на себя центр.

– Все-таки Москва?

– Не Москва – федеральный бюджет.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG