Ссылки

Новость часа

"Люди начинают получать отказы". Защитник прав пациентов – о лечении хронических болезней в условиях борьбы с коронавирусом в России 


Российское правительство обязало Минздрав и регионы предоставить для размещения больных с коронавирусом до 100 тысяч коек. Медучреждения спешно перепрофилировались, поэтому отменяются плановые операции, лечение в стационарах. Исключение делают для пациентов с онкологическими, эндокринными и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Рискуют не получить помощи пациенты с хроническими заболеваниями – например ревматоидным артритом и подобными – и редкими болезнями. Всероссийский союз пациентов направил в правительство письмо с просьбой разъяснить, как таким людям лечиться в условиях эпидемии. Ответа пока не получил. Настоящее Время поговорило с сопредседателем этой организации Юрием Жулевым.

Защитник прав пациентов – о лечении хронических болезней в условиях борьбы с коронавирусом в России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:28 0:00

— Ваша организация направила в Министерство здравоохранения России письмо о том, что пациентам с редкими заболеваниями стало трудно получать лечение. О чем конкретно вы просите?

— Речь идет не только о редких заболеваниях, а в целом о хронических заболеваниях. И просим мы, наряду с безусловно необходимой борьбой с коронавирусом учесть интересы, права пациентов, которые страдают хроническими заболеваниями и требуют постоянной терапии в условиях стационара или дневного стационара.

К сожалению, сейчас начинаются изменения в помощи, и пациенты начинают получать отказы. Речь идет не о некой плановой помощи, которую действительно можно отложить, а о жизнесберегающей терапии. Поэтому необходимо пересмотреть маршрутизацию либо другие учреждения или выработать другие формы оказания медицинской помощи. Но самое главное – не прерывать то лечение, которое получают сейчас тысячи и тысячи пациентов.

— Отказывают в этой помощи, госпитализации по указу сверху?

— Нужно понимать, что каждый регион вырабатывает собственную политику и принимает самостоятельно решения, какие учреждения перепрофилировать, какие оставить. Поэтому эта политика – региональная.

— Ответ вы получили на свое обращение?

— Ответ пока не получили. Мы направили дополнительное письмо, где указали в том числе конкретные группы пациентов, которые столкнулись с этими проблемами. Но указали, что это то, что мы видим. На самом деле, конечно, мы подозреваем, что группа пациентов, которые нуждаются в сохранении терапии, намного шире.

— По вашим прогнозам, может ли это привести к увеличению смертности, которая не зависит от COVID-19?

— Это тема всемирная. Эта тема касается каждой страны, которая столкнулась с пандемией. Конечно, эксперты говорят, что это может привести к возрастанию смертности среди пациентов, страдающих хроническими заболеваниями.

— Но пока таких выводов окончательных нет?

— Мы надеемся, что и такого скачка смертности не будет, потому что надеемся, что будут приняты соответствующие меры.

— Как вы понимаете ситуацию с вакцинацией, когда российский МОЗ отменяет ее, ссылаясь на ВОЗ, а ВОЗ рекомендует все же проводить. Что происходит?

— Сложно оценить эту ситуацию. Конечно, вакцинация – очень важная вещь, наш союз неоднократно подчеркивал необходимость вакцинации, мы поддерживаем усилия в этой области. Думаю, что все это связано с такими ультрасрочными решениями, так как система здравоохранения действительно находится на пределе.

— Какие последствия отмены вакцинации могут быть?

— Я не врач-инфекционист, мне сказать сложно. Если это будет короткий период, не исключаю, что последствий практически никаких не будет. Я думаю, что власти, принимая такое решение, из этого исходили. Ведь речь идет, возможно, всего лишь о периоде в несколько месяцев.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG