Ссылки

Новость часа

Огромные машины и семейное насилие: главные документальные фильмы Берлинале


Берлинский кинофестиваль-2019 еще не перевалил за экватор (показы продлятся до 17 февраля), но уже перевыполнил план по громким политическим заявлениям и остросоциальным высказываниям.

В конкурсе уже показали "Золотую перчатку" Фатиха Акина, неожиданно представшего в роли ироничного философа. Его картина – захватывающая история о серийном убийце, хоррор с ностальгическими отсылками к шедеврам немецкого кино 1970-х годов.

Франсуа Озон не оставляет попыток разоблачить гнусную сущность французской буржуазии, готовой вновь и вновь совершать "грех молчания", дабы сохранить иллюзию комфортного существования; его драма "Божьей милостью", вероятно, окажется одним из фаворитов жюри. Так же, как и македонская лента "Бог есть, ее зовут Петруния" Теоны Стругар Митевски – критика патриархальной гнили, патетически именуемой традиционными ценностями.

Особняком к другим фильмам конкурса стоит лента "Яйцо" Вань Цюаньяня – размышление о самой природе жизни, местами поражающее смелыми визуальными и драматургическими решениями.

Документальное кино в Берлине не отстает от игрового в разнообразии сюжетов. Например, картина "Голубая роза Новалиса", в которой эксцентричный интеллектуал Марчело без стеснения рассказывает о своей жизни, а в перерывах между кофе и одноразовыми свиданиями с мужчинами рассуждает о романе "Генрих фон Офтердинген", повлиявшем на его жизнь. Или фильм "Поговорим о деревьях": главные герои пытаются возродить кинотеатр в Судане, где развлечения запрещены религиозными фундаменталистами. Рассказываем о самых заметных документальных лентах фестиваля.

"Бездыханные животные", режиссер Лей Лей

Фильм американского режиссера Лей Лей рассказывает об истории его семьи. Дедушку после "культурной революции" выслали в трудовой лагерь, бабушка умерла. Мать росла без родителей. Вокруг ее рассказа строится вся картина. Женщина признается, что детство ей казалось чередой каких-то странностей и она не совсем понимала, что происходит в стране. Когда отец прислал телеграмму из лагеря со словами: "Меня освободили", ей было неясно, почему он так выражается, ведь он же был не в тюрьме.

Монотонный закадровый голос сопровождается неожиданным визуальным рядом: коллажем из фотографий интерьеров, зданий, предметов мебели, которые словно в экстатическом танце резонируют с самим предметом рассказа. Вырезки из журналов и рекламные буклеты того времени противопоставляются откровенности исповеди. Память персональная сталкивается с мнемонической природой кино- и фотоизображения.

"Западные Арабы", режиссер Омар Шаргави

"Западные арабы" – opus magnum документалиста Омара Шаргави – фильм из материалов, которые автор снимал на протяжении двенадцати лет. Омар родился в Дании, в семье бывшего палестинского военного, трудно переживающего вынужденную эмиграцию. Омар решает понять отца, для которого насилие стало единственным способом взаимодействовать с миром и с самыми близкими людьми, при помощи камеры.

Она в этом фильме становится частью тела режиссера, третьим героем – здесь нет ни одного кадра, который можно было бы назвать идеальным, выстроенным согласно общепринятым правилам. Кадр существует в истерическом состоянии, хаотично перестраивается, высвечивает лишь фрагменты семейных застолий, озлобленных лиц героев, телевизионных передач, освещающих события арабо-израильского конфликта. В какой-то момент Мунир – отец режиссера – кричит: "Думаешь, если ты снимешь очередной фильм, они перестанут убивать невинных людей?" Семейная драма, частный конфликт поколений у Шаграви постепенно перерастает собственные жанровые границы. Теперь это уже отчаянный крик о помощи, антивоенный памфлет и отталкивающий портрет всепожирающего насилия.

"Земля", режиссер Николаус Гайрхальтер

Новая лента австрийца Николауса Гайрхальтера в каталоге фестиваля получила весьма расплывчатое определение – "портрет планеты в эпоху антропоцена". Фильм рассказывает об экологическом варварстве ради развития экономики и роста ВВП. Гайрхальтер отправляется в путешествие по планете. От угольных развалов в Венгрии до мраморных карьеров итальянской Каррары – на все эти места режиссер смотрит сначала сверху, с высоты птичьего полета, наглядно демонстрируя, как плоть планеты терзается, трансформируется и изымается. Монструозного вида машины пилят, режут и выгребают гигантскими ковшами "земное тело".

В общем-то, всем известные кадры, хоть и снятые с особенным изяществом, особого впечатления не произвели бы, если бы не интервью с теми, кто всем этим управляет. Рабочие, водители, технологи рассказывают о своей работе, о сложностях, с которыми каждый день сталкиваются. Все они в целом счастливы. Получают удовольствие от жизни, от общения с коллегами и возможности действовать вместе ради конкретной цели. При этом многие не лишены критического взгляда на то, что делают: пускаются в размышления об экологических проблемах, о необходимости задуматься над разрушительными последствиями собственной деятельности. Искренность, с которой они говорят, сообщает фильму какую-то особенную, почти забытую атмосферу гуманизма и веры в человечество.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG