Ссылки

Новость часа

"Журналист своей работой помогает формировать гражданское общество". Настоящее Время запускает новый проект Евгения Берга "Ясно-понятно"


Первого мая на канале "Настоящее Время" состоится премьера авторского проекта журналиста Евгения Берга "Ясно-понятно". Проект сочетает в себе элементы интервью, классического телевизионного и гонзо-репортажа. Автор проекта рассказывает о сложных темах простым и честным языком, при этом не избегая личного взгляда на проблему. Программа будет выходить в эфире раз в месяц по воскресеньям в 19:30 (Киев/Москва).

Первый выпуск посвящен теме санкций, введенных рядом стран против России после начала войны в Украине. Евгений Берг ответит на главные вопросы россиян. Сколько людей уже потеряли или потеряют работу? Существует ли пресловутое импортозамещение – или это миф, созданный государством? Насколько подорожают продукты? Как будут существовать благотворительные фонды и больницы в отсутствие лекарств?

Мы поговорили с Евгением о его проекте, уже готовых сериях и находящихся в разработке.

– Евгений, как возникла идея проекта "Ясно-понятно"?

– Идея принадлежит руководителю программы, моему редактору – Вадиму Кондакову, он также руководитель цикла "Неизвестная Россия". В какой-то момент он предложил мне делать эту передачу. Его идея была – брать тему месяца и разворачивать ее. И к этой уже идее я решил добавить свой подход, наработанный за несколько лет в видеожурналистике, то есть сочетание видеоблогинга с журналистикой факта.

– Почему вы определили для себя формат именно таким образом?

– Я и по натуре, и по специализации –​ репортер и предпочитаю работать в поле. И мне нравится подход, когда журналист в кадре является проводником для своей аудитории, которую он тянет за ручку и указывает: "Посмотри вот сюда, а теперь – вот сюда" – и помогает почувствовать вайб, исходящий от событий в кадре. Для усиления погружения я могу давать личные эмоциональные оценки происходящему. Но это важно и нужно делать безоценочно, не говорить о том, что хорошо, а что – плохо, а выражать свои эмоции.

Форматно и технически мы этот подход реализуем. Например, в съемках участвует несколько камер – не только камера оператора, но и моя экшен-камера. Так мы подмешиваем блогерский формат с эффектом погружения к классическому формату съемок на профессиональную камеру. Так мы можем включать бэкстейджи в кадр. В мою маленькую экшен-камеру попадает все, что происходит, в том числе остальная команда. Это честнее, уходит иллюзия того, что журналист один на площадке.

–​ А как вы оцениваете вообще роль журналиста? Может ли он менять общество?

– В моем идеальном мире это работает так: есть проблема – журналист указывает на нее, приходит гражданское общество и разбирается с этой проблемой. В России нет гражданского общества, поэтому процесс останавливается на фиксации происходящего, а дальше ничего не происходит. Положение журналиста в России очень трагично, особенно тех, кто пришел в профессию из идеалистических побуждений. Но, с другой стороны, журналист – это актор свободы слова, поэтому он самой своей работой помогает формировать гражданское общество.

–​ Как давно вы приступили к работе?

– Мы уже сделали пилотную серию, – про цифровую слежку – но не успели ее выпустить до начала "спецоперации". Из-за событий в Украине тема потеряла в актуальности.

–​ И вы взялись за тему санкций в отношении России?

– Да, мы взяли тему санкций и бойкота со стороны компаний, которые уходят из России. Решили рассмотреть то, как это повлияет на жизнь простых людей, на жизнь наших зрителей. Мы покажем серию про цифровую слежку позднее, снабдив дисклеймером о том, что снята она была до войны. Потому что тема может снова стать актуальной, учитывая то, с какой интенсивностью в России идет охота на ведьм. А охоту на ведьм намного удобнее вести при помощи системы распознавания лиц.

–​ Расскажите о вашей работе и работе команды, о процессе создания идеи и структуры программы. Кто придумывает темы, кто подбирает героев?

– Я придумываю темы, мы обсуждаем их с моим редактором Вадимом, большая часть работы, конечно, моя. Я и продюсер находим героев. Я интервьюирую их, я же пишу сценарии, слежу за монтажом.

Расскажите немного про будущее. Какие сложности вы ожидаете в работе над передачей в ближайшем будущем?

– Главная сложность состоит в том, что работать надо будет за пределами России, а снимать про Россию. Придется прибегать к работе стрингеров или искать какие-то еще способы работы.

Есть ли какие-то темы мечты, отложенные на будущее из-за начавшейся и продолжающейся войны?

– Сейчас, с началом "спецоперации", думать о темах мечты – роскошь мирного времени. Но все темы "Ясно–понятно" в будущем будут так или иначе посвящены происходящему в России. Если все же говорить о темах, которые меня давно беспокоят, – то это, например, проблема психоневрологических интернатов в России, где в ужасных подчас условиях находятся сотни тысяч людей, которые могли бы жить обычной жизнью.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG