Ссылки

Новость часа

Сотни картин из ниоткуда. Как пара коллекционеров русского аванграда рассорила мировое арт-сообщество


Выставка в Музее изящных искусств в бельгийском Генте

Автономный совет Гента по искусству и дизайну временно отстранил от работы директора бельгийского Музея изящных искусств Катрин де Зегер из-за разбирательства о подлинности "ранее неизвестных" работ русских авангардистов, выставленных в музее. Оставлять ли де Зегер в должности, Совет решит по окончании расследования.

Часть совета и ряд искусствоведов уверены, что работы – подделки, а де Зегер дискредитировала репутацию фламандских музеев, выставив сомнительные работы из частной коллекции Игоря Топоровского без надлежащей проверки в подготовительный период. Сам коллекционер настаивает, что картины подлинные.

Переписать историю авангарда

Осенью 2017 бельгийский Музей изящных искусств Гента гордо открыл выставку 24 работ русских авангардистов, которые до этого не видел никто. Среди них – полотна Казимира Малевича, Василия Кандинского, Натальи Гончаровой, Лазаря Лисицкого и других российских художников, которых чаще всего подделывают на черном арт-рынке. Уникальные картины для временной экспозиции музею передал фонд пары российских эмигрантов Ольги и Игоря Топоровских. Они фигурировали в еще одной истории о возможной подделке, но тогда подозрения не подтвердились.

Тогда директор музея Катрин де Зегер заявила, что эта выставка "перепишет историю русского авангарда". Но эффект получился обратный. Музей обвинили в демонстрации поддельных работ, выставку закрыли, министр культуры Фландрии назначил проверку полотен, а руководству музея грозит увольнение.

В середине января 11 мировых арт-дилеров и искусствоведов опубликовали открытое письмо, в котором обвинили руководство музея в халатности при подготовке выставки.

В начале марта не менее 16 глав региональных музеев и культурных деятелей в открытом письме написали, что де Зегер "пренебрегла всеми этическими уставами", а отсутствия прозрачности в таком резонансном деле только "компрометирует фламандские музеи в целом".

Оказалось, что выставленные в Генте работы знаменитых российских художников ни разу не упоминались ни в одном престижном каталоге, у них нет выставочной истории, никаких записей о покупках, а главное, что о масштабной коллекции русского авангарда, как и о самом Топоровском до сегодняшнего дня никто не знал.

Помощник Горбачева и родственница Габо

В узкой среде международных искусствоведов и арт-дилеров утверждают, что услышали имя Топоровских впервые и недоумевают, как о коллекции из порядка 500 работ – как утверждает пара – русских авангардистов никто в мире не знал. По словам Топоровских, все работы – оригинальные.

До переезда в Брюссель в 2006 году Игорь Топоровский и его жена Ольга жили в России. Как 51-летний коллекционер рассказал бельгийской газете La Libre, во время Перестройки он работал одним из помощников Михаила Горбачева – готовил документы для зарубежных поездок, а позже и Бориса Ельцина. Однако в пресс-службе Фонда Горбачева изданию The Art Newspaper Russia заявили, что Топоровский никогда с ним не работал.

В 1995-м Топоровский баллотировался в Госдуму, но не прошел, а осенью 1999-го его исключили из партии "Яблоко" – он вовремя не принес необходимые документы. В интервью "Медузе" Топоровский рассказывает, что был независимым экспертом в области международных отношений и выступал посредником между НАТО и Россией в 1990-х.

Ольга Топоровская – в девичестве Певзнер – утверждает, что является дальней родственницей художника и скульптора Антона Певзнера и знаменитого скульптора-конструктивиста Наума Габо, которые бежали из России в начале 1920-х. ​

Намалевать Малевича. Как раскрылся величайший обман русского авангарда
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:42 0:00

"Семейные коллекции"

То, каким образом работы – если они настоящие – попали к Топоровским, тоже вызвало много вопросов. По словам пары, часть полотен досталась им от родственников.

По словам Ольги Топоровской, у ее дальних предков Певзнера и Габо была коллекция картин русского авангарда, часть которой они оставили в семье при эмиграции.

Топоровские также настаивают, что отец Ольги был близким другом Георгия Костаки, который передал ему некоторое количество работ авангардистов из собственной коллекции.

Ни родственники Габо, ни Костаки, как они рассказывали в интервью Art Newspaper, никогда не слышали о Топоровской или коллекциях авангарда, оставшихся в России, или сотрудничестве предков.

Часть коллекции, по утверждениям Топоровского, состоит из спасенных от уничтожения работ, которые в 1950-х тайно вывез из России бывший директор Эрмитажа Иосиф Орбели. Топоровский говорит, что часть их нашел в Одессе, часть в Армении. Тем не менее, вдова сына Орбели, как и специалисты по российскому авангарду, полностью отрицают существование "коллекции Орбели".

Топоровские также утверждают, что основную часть своей коллекции они недорого скупили в 90-х, когда после падения коммунизма авангардисты перестали быть маргинализированы и стали появляться на рынке.

Но действительно ли работы, выставленные в Генте, написаны знаменитыми художниками, общественность узнает только после экспертизы. Но та остается под вопросом – адвокаты де Зегер и Топоровских поставили такие условия, на которых экспертизу провести стало почти невозможно. Какие именно, ни музей, ни бельгийский Минкульт не раскрывают.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG