Ссылки

"Пятая колонка". Кодекс неучастия и дебаты для маргиналов


Традицию не участвовать в дебатах Владимир Путин придумал не сам. В принципе, реальные кандидаты в президенты за всю историю выборов в современной России никогда в этом жанре не выступали. А установил это правило еще Борис Ельцин, во время своих вторых выборов в 1996 году.

Почему – вполне понятно. Уже тяжело больной, он и просто на публике появлялся совсем редко, что говорить о диспуте в прямом эфире. Незадолго до второго тура у Ельцина случился инфаркт. Так что голосовал он практически в кровати, в резиденции в Барвихе. А инаугурационная речь после вымученной победы длилась всего 45 секунд.

Его основной и по сути единственный соперник – Геннадий Зюганов – несколько раз предлагал Борису Ельцину встретиться в телеэфире. Пол Хлебников, убитый журналист, первый главный редактор российской версии Forbes, в своей книге "Крестный отец Кремля", посвященной ельцинскому окружению, описывал случай:

“Зюганов предложил провести теледебаты с Ельциным – “дискуссию” по проблемам, стоящим перед Россией, и путям их разрешения. Ельцин сразу отказался, опасаясь импровизированного обсуждения наболевших российских проблем”.

Но и сам Зюганов, в общем-то, кроме как с Ельциным, больше ни с кем дебатировать особым желанием не горел. Ирония политической истории – в 1996-м против представителей Ельцина на дебатах лидер КПРФ хотел выставить Станислава Говорухина – не самому же участвовать в споре с запасными. Тогда именно кинорежиссер был его доверенным лицом. Спустя полтора десятилетия Говорухину придется дебатировать уже от имени Владимира Путина.

Страсти по дебатам разгорелись и в двухтысячном. Владимир Путин, хотя в президенты шел впервые и с довольно высоким уровнем поддержки, тогда сразу сообщил, что никаких раундов с ним не будет. А другие кандидаты: Владимир Жириновский, Станислав Говорухин, Умар Джабраилов и Элла Памфилова – объединились и устроили скандал в Центризбиркоме, собрали там совместную пресс-конференцию, в которой обвинили ЦИК в нарушении избирательного законодательства. Ладно Путин, ему можно, но даже Григорий Явлинский, утверждали они, скупил весь телеэфир, а на дебаты не является.

В общем, не споры кандидатов, а разговор доверенных лиц с доверенными лицами.

Не участвовал в дебатах обычно и Дмитрий Медведев в 2008 году. Не делала этого и партия Единая Россия в 2011-м. Мол, никаких споров с оппозицией. Логика неизменна и проста: дебатировать с противниками – только рейтинги им поднимать.

Зато сама оппозиция неизменно пользовалась дебатами как единственно возможным доступом к федеральному эфиру. В 2017-м Ксения Собчак в прайм-тайме и в гостях у Андрея Малахова. Начиная с выборов 2004 года на телевидении неизменны "черные списки" неугодных. В стоп-листах – все главные оппозиционеры. Не пустить их на дебаты в прямом эфире – нельзя по закону. До президентских выборов реальных противников власти в России при Путине не допускали ни разу, а вот до думских или региональных – вполне.

На них выступал Борис Немцов в 2007-м перед выборами в парламент, проигранными "Союзом правых сил". Он же в 2011-м уже представлял ПАРНАС.

В 2013-м Алексея Навального на волне многотысячных митингов допустили до выборов мэра Москвы. Пришлось предоставлять эфир.

Самым ярким дебатером последних лет оказался беглый блогер Вячеслав Мальцев.

Идеолог несостоявшейся революции стал лицом ПАРНАСа. Несмотря на то, что такое решение вызвало в партии раскол — Мальцев хоть и не любит Путина, но практически открытый антисемит — именно его участие в дебатах стало мемом телевизионного сезона. Такого федеральный эфир не видел и не слышал давно.

Павел Грудинин — человек куда предсказуемей. Так что заглушать президента клаксоном, наверняка, не будет.

Мнения обозревателей и журналистов Настоящего Времени, которые не всегда отражают точку зрения редакции

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG