Ссылки

logo-print

Вечные неграждане. Как и почему Россия отказывает людям в получении паспорта


В России находится 9 747 621 иностранец – по данным МВД на 1 января этого года. В статистику включены и лица без гражданства. Из этих иностранцев российское гражданство в прошлом году получили 265 тысяч человек. Разница почти в 40 раз объясняется не только тем, что большинство приезжает на заработки, но и сложной процедурой получения гражданства.

Корреспондент Настоящего Времени Екатерина Пономарева изучила три истории людей, которые годами не могут получить российский паспорт и выживают в России без документов.

Сын советского милиционера

"Я сейчас никто, наверное, бомж, но считаю себя россиянином, гражданином Российской Федерации", – говорит Александр Сараев.

Доказать, что он имеет право на российский паспорт, Александр Сараев пытается больше 12 лет. В 2004 году он вернулся в Россию из Ташкента. После распада СССР он вынужденно оформил узбекский паспорт. Был уверен, что с российским проблем не будет. Ведь он здесь родился. В Узбекистан из Свердловска – сейчас это Екатеринбург – в 70-е годы вместе с семьей перевели его отца, офицера милиции.

"Скорее всего по этой программе, которой люди переселяются, их должны обеспечить жилплощадью, помочь деньгами, а это все бюджетные деньги. И таких как я очень много, и у государства просто такие деньги вряд ли найдутся", – предполагает Сараев.

Год за годом Александру отказывают. То объясняя, что он сам отрекся от гражданства, взяв в руки узбекский паспорт, то доказывая, что Россия и РСФСР ничего общего не имеют. В этих хождениях за справками и по судам у него закончился срок действия узбекского паспорта. Так что работает и живет он нелегально.

Самое удивительное, у Александра был шанс жить в другой стране. Его жена – немка – в 90-е с детьми уехала не в Россию, а в Германию. Александр пошел на принцип – он русский, прошел войну в Афганистане, а значит, должен устроиться на родине. Но сыновей вот уже семь лет он видит только по скайпу.

"Мне жена говорит – ты бы и не смог там жить, ну ихние порядки, извините на рыбалку поехать тебе лицензия нужна, в лес поехать за грибочками ты не можешь, если разрешения нет, на это и все их порядки ихние, мне и тут хорошо! Хотя я невыездной, ну по билетам, а на машине ездили в Омск", – говорит Сараев.

Тест ДНК на российское гражданство

Татьяне Кудрявцевой 18 лет. Из документов у нее тоже только свидетельство о рождении. Ее мать русская, с русским паспортом, а вот отец, когда СССР распался, жил в Казахстане. И паспорт у него – казахский. Когда Таня родилась, ее толком не оформили. Денег на смену документов у семьи не было. Так и жили. Пока в 16 Таня не забеременела.

"Органы опеки предупреждали, что если не будет документов, то они заберут у меня ребенка в дом малютки. Конечно, я этого боюсь, это все, что у меня есть", – говорит Кудрявцева.

Таня просила у чиновников помощи в оформлении бумаг. У отца ее сына – российский паспорт. Но сначала его просят пройти тест ДНК, чтобы доказать, что российское гражданство он оформляет действительно на своего сына.

"Сказали – решайте все сами. Как хотите, так и делайте. Муж даже хотел взять кредит, чтобы сделать тест ДНК и оформить ребенка на себя, но ему не дают", – жалуется Кудрявцева.

Учителя не нужны

Дустмурод Мирзоев оформляет российский паспорт больше шести лет. В Россию из Таджикистана он приехал 10 лет назад. Говорит, что понравилось, и он решил остаться. По программе "соотечественники" власти обещали ему, как рожденному в СССР, упрощенное получение российского паспорта и социальную поддержку. Но на деле все вышло иначе.

"Я не знаю, вроде по закону все сделать можно, но, когда подаешь документы по программе, когда мы подавали, мне отказали потому что моя профессия не востребована в городе, здесь я работаю комплектовщиком, а на самом деле я преподаватель иностранных языков", – говорит Мирзоев.

По образованию Мирзоев – учитель английского. Он знает пять языков – плюс к английскому русский, немецкий, таджикский и узбекский. Но миграционные службы и службы по трудоустройству не смогли найти применения его знаниям. Так что Мирзоев выучился на комплектовщика. Но и это не помогло. За годы борьбы за положенный по срокам российский паспорт он накопил увесистые папки справок. Но сдаваться и переезжать куда-то еще – уже поздно.

"Я до победного буду. Хочу, чтобы мои дети получили гражданство, в садик ходили, школу, я для этого делаю все", – говорит Мирзоев.

Системный отказ

По словам общественников, таких историй много. На деле обычному человеку получить российский паспорт гораздо сложнее, чем обещают. Часто чиновники отказывают в оформлении гражданства без законных причин. Просто потому, что отдельный сотрудник миграционной службы так решил.

"У нас орган, который сейчас занимается делом, которое требует интеллектуальных усилий и научного осмысления, передан бывшей милиции. Сейчас у нас есть полиция и бывшая милиция – УФМС, они не проходили никаких курсов и продолжают транслировать свои стереотипы, что только они знают, что такое гражданство, а мы не умеем читать этих законов", – считает президент Уральской ассоциации беженцев Людмила Лукашова.

Людмила Лукашова помогает оспаривать в судах решения чиновников. Но судьи редко признают ошибки государственной системы. Дело Александра Сараева она ведет все 13 лет. В очередной попытке доказать системе, что он – российский гражданин, Людмила запросила архивные документы в областном МВД. Чтобы суд видел, что в получении паспорта она отказывают сыну офицера советской милиции, который был командирован в Узбекистан. Но пока на ее письмо ответ не приходил.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG