Ссылки

Новость часа

"Это честно – в отличие от тех, кто отправляет людей на бойню". Аркадий Бабченко о желании повоевать писателя Захара Прилепина


Российский писатель Захар Прилепин стал заместителем командира батальона спецназа в так называемой "ДНР". Он получил звание майора и рассказал о своем решении изданию "Комсомольская правда". Газете он объяснил, что ставит перед собой цель захватить Киев. "Вся Украина – цель, никакой другой цели быть не может".

"Возможность создать, собственно, он уже создан, возможность сделать подразделение. Стремиться к тому, чтобы на белом коне въехать в какой-нибудь близлежащий город, который был оставлен нами в силу разнообразных причин", – сказал он в интервью "Комсомольской правде".

На прошлой неделе писатель Захар Прилепин получил премию российского правительства в области культуры. Сам он считает, что удостоился награды в том числе за свою деятельность в Донбассе. Сегодня о его решении повоевать на стороне сепаратистов с оружием в руках говорил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

"Я бы не стал это никак комментировать. Действительно, есть граждане России, как и граждане других стран Западной Европы, Восточной Европы, которые по различным соображениям, по зову сердца, по иным соображениям отправляются в эти непризнанные республики и находятся там по различным поводам. Это факт, который мы констатируем, но комментировать я бы ничего не хотел бы", – сказал Песков.

Захар Прилепин участвовал во Второй Чеченской войне, служил он тогда в ОМОНе. На связи со студией Настоящего Времени журналист Аркадий Бабченко, который тоже до работы в СМИ имел боевой опыт.

— Когда читатели Захара Прилепина увидят его в рядах "ДНР", они какой должны для себя сделать вывод, как ты считаешь?

— Это определенно призыв, мне кажется, все идет к очередной серии, потому что эта вот пауза, которая была необходима обеим сторонам, которую давали Минские соглашения, она, в общем-то, на мой взгляд, начинает заканчиваться. Во всяком случае, в России, мне кажется, эта апатия закончилась и пошла новая волна куда-то поехать повоевать – в Сирию, на Донбасс.

Тут дело не столько в самом Захаре, сколько в раскрутке этого самого факта, и это совершенно определенно новый посыл к тому, что давайте, ребята, езжайте, будем освобождать Украину заново, давай, вторая серия, аля-улю.

– На самом деле, мне кажется, что такой резонанс это приобрело именно потому, что Прилепин, в общем, по признанию многих критиков, писатель-то неплохой, и даже многие его считают прекрасным писателем, и получил много премий и прочее-прочее. В связи с этим возникает вопрос, надо ли отделять его от его книг? Для тебя лично это проблема?

— Я, честно говоря, книг Захара читал только одну – самую первую, "Патологии". Лично мне она не понравилась. Остальные я не читал. Но мы, в общем-то, не скажу, что дружили, но в какое-то время мы товариществовали, выпивали даже одно время вместе. Я считал, что многое из того, что говорится вообще в этих кругах, – это такая шутка или стеб. Сейчас практика показывает, что нет.

— А Захар Прилепин в своем интервью пишет, что писатель не может оставаться в стороне от своих убеждений, и взять в руки оружие для него не проблема. Всегда говорят, что журналист не может взять в руки оружие, он должен выбирать либо одну профессию, либо другую, а перед писателем может стоять такой выбор, как ты считаешь?

— По крайней мере, это честно. Как минимум, это честно: в отличие от всех остальных, кто туда просто отправляет людей на бойню, а сам при этом остается получать гигантские зарплаты в зомбоящике, он хотя бы сам взял в руки оружие и поехал. Для журналиста это табу, это понятно, это написано во всех хартиях. Для меня в принципе не имеет значение профессия человека – ну писатель он или сантехник, или кто-то еще. Это второстепенно, на мой взгляд.

— Другой вопрос, что в Украине, глядя на Захара Прилепина, люди, как ты считаешь, получат право обобщить всех остальных российских писателей в его лице как людей, которые выступают против Украины, или нет?

— Тимур, мне вообще сложно отвечать на эти твои вопросы, потому что когда мы обо всем этом говорим, меня вообще не покидает ощущение какого-то совершенно феерического Зазеркалья. Потому что я не могу серьезно отвечать на ситуацию, когда мужик в 40 лет всерьез начинает рассуждать о каком-то там литературном спецназе на войне, что-то там говорить про Интербригады, про "ватника Пушкина", который записывался в добровольцы.

Я не понимаю, в каком мире существуют эти люди. Это Зазеркалье, доведенное до какого-то полного абсолюта, до какого-то совершенного абсурда, они существуют в какой-то своей совершенно вселенной, выдуманной чуть более чем полностью. Я стараюсь, по крайней мере, пытаюсь среди этой психушки не съесть свой мозг и жить в реальном мире. И комментировать поступки всех вот этих персонажей полу-Оруэлла, полу-Зазеркалья мне сложно. Я на полном серьезе разговаривать об этом не могу.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG