Ссылки

logo-print

Политолог Симонов: "Мы дошли до стадии, когда возможно военное столкновение с США"


"Мы хотим иметь дружеские отношения с такой великой страной, как США, ведущей экономикой мира", — сказал президент России Владимир Путин, выступая на форуме "Россия зовет". При этом он пожаловался, что ему "из-за диктата" США трудно вести диалог с Бараком Обамой.

Как понимать выступление Путина и похвалы в адрес Соединенных Штатов, сделанные в момент резкого обострения российско-американских отношений? Настоящее Время спросило у российского политолога Константина Симонова.

По его словам, позиция Путина понятна: если Запад захочет мириться, то Россия пойдет на переговоры. Но в случае обострения российский лидер готов драться до конца. Симонов отметил, что о Путине существует мнение, что якобы тот реализует некий антизападный проект. Политолог считает, что это не так. Но вместе с тем он всерьез опасается перехода конфликта в военную стадию.

*****

Настоящее Время: Спасибо большое, Константин, что согласились со мной поговорить. Скажите, пожалуйста, слова Владимира Путина, сказанные на форуме ВТБ, показались попыткой как будто извиниться перед США? Или, по крайней мере, не обострять отношения? И всячески показать, что не хочет обострять отношения? Я прав или я неправ?

Константин Симонов: Я в этих слова не услышал ничего нового. Почему? Потому что на самом деле Путин достаточно четко и давно сформулировал свою позицию относительно диалога с США и Западом. Она очень простая: "Нам этот конфликт не нужен, если вы хотите мириться – мы с удовольствием будем мириться, потому что мы вовсе не являемся инициаторами.

Но если вы будете по-прежнему нас провоцировать, если вы хотите драться – имейте в виду, мы будем драться, мы не уступим. Поэтому если вы за диалог – мы только за диалог".

НВ: Каждый день российские СМИ пишут о все более и более ужасающих картинах будущего. И каждый день кажется, что спор двух стран может зайти как угодно далеко. Буквально неделю назад в заголовках было откровенно написано: "Мы готовимся чуть ли не к "горячей" войне". Как вам кажется, этот конфликт очень далеко может зайти? Или где-то мы остановимся?

Константин Симонов: Я хочу подчеркнуть одну мысль: на Западе многие политики, эксперты, естественно, многие простые жители уверены в том, что Путин реализует какой-то антизападный политический проект, чуть ли не восстанавливает Советский союз. Вот это является полной ерундой, потому что никакого такого политического проекта у Путина нет.

И Путин воспринимает эту ситуацию так, что Запад постоянно тыкает его палкой и провоцирует на ответные действия. О чем он прямо говорил. Кстати, то, что США являются великой страной, он говорит не первый раз. Вспомните, что он говорил в Санкт-Петербурге на Экономическом форуме. Он дословно сказал: "Соединенные Штаты сегодня – единственная сверхдержава в мире". То есть в этом плане его комплименты США как стране, произносятся не первый раз.

Теперь что касается войны. Поймите, это не только какие-то российские придумки. Мы очень опасаемся того, что ситуация сейчас находится в такой стадии, что военное столкновение с США возможно. Причем это может быть даже не сознательный шаг, а какой-то случайный пуск ракеты, сбитый самолет. И вы эту войну тогда уже не остановите. Такая точка зрения есть и в самих Соединенных Штатах.

НВ: Вот. Все об этом говорят всерьез. Разве Асад не стоит того, чтобы не было, прости, господи, ядерной войны?

Константин Симонов: То же самое Путин может сказать Соединенным Штатам: "Слушайте, ребята, а вот то, что вы делаете в Сирии, разве это стоит того, чтобы мы с вами начали ядерную войну?"

Проблема в том, что никто не хочет уступить в этой ситуации. Вы сами сейчас цитировали британского нового лидера: Асад должен уйти. А Путин говорит: "А чего он должен уходить? Давайте Асад останется. Почему я должен в этом вопросе уступить?"

Он же сегодня прямо сказал: "Ребята, вы все время ставите условия и считаете, что я их должен выполнять. А вы сами собираетесь что-то выполнять? Потому что компромисс предполагает движение друг навстречу другу. Я войны не хочу, но если вы заставите меня это делать, имейте в виду, я способен на многое". Собственно, Путин последние два года только и доказывает, что он способен к тем решениям, о которых Запад считает, что он на них никогда не пойдет.

НВ: Последний короткий вопрос. Когда Владимир Путин сегодня говорил, что мы не можем поступиться экономикой России, иначе Россия не выживет, видимо, речь идет о том, что санкции действуют? Это имел в виду Владимир Путин, как вам показалось?

Константин Симонов: Отношение к санкциям у нас, вы знаете, неоднозначное. Есть мнение, что санкции даже помогают российской экономике. Я лично думаю, что крайние оценки всегда неправильные. Но я думаю, что Путин имел в виду следующее: "Ребята, мы, если говорить откровенно, от санкций не в восторге. Поэтому мы готовы к компромиссам, в том числе и по экономическим соображениям. Но имейте в виду, что если вы будете выдвигать нам просто список условий: сегодня – Асад, завтра – Донецк, потом – Крым, потом – вообще уход Путина из Кремля, мы на это ни в коем случае не пойдем".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG