Ссылки

logo-print

Москва слезам киргизок не верит: побои в милиции и дома стали привычными для мигранток


Большинство случаев насилия в Москве против мигрантов из Кыргызстана остаются незарегистрированными. Пострадавшие предпочитают молчать

Гипс с ноги Гулайым Талантбек кызы сняли еще неделю назад, но ходить на работу девушка все еще не может – боится потерять ребенка. Месяц назад беременную жительницу Москвы, прямо у полицейского участка сбил сотрудник МВД: "Я растерялась, на коленках пыталась отползти. У меня повредились суставы, шла кровь. Они сначала не заметили, что я беременна. И водитель не сразу заметил меня под колесами. Милиционеры впереди закричали: "Сбил! Сбил!"

В самом участке в это время находился муж Гулайым. Его туда увезли полицейские, которые не захотели дожидаться, пока мужчина принесет документы из машины. Гулайым как раз несла бумаги в участок. Узнав об этом, офицер сбивший Гулайым, потащил раненую девушку в участок, где к ней вышел один из начальников и предложил 5 тысяч рублей, чтобы замять дело.

Ни вызывать скорую, ни разбираться в автонаезде полицейские не собирались. В участке беременную женщину держали больше часа.

Мужа Гулайым в итоге выпустили, потому что с документами у него оказалось все в порядке, а "скорую" его жене вызвали только через час.

Диагноз – закрытая травма живота, ушиб левой почки и повреждение колен. Судебную экспертизу с тех пор следователи не провели. Сотрудники правоохранительных органов, говорит Гулайым, просто прикрывают друг друга. Сейчас она думает лишь о здоровье будущего малыша.

Однако чаще всего, говорит журналист Рахат Асангулова, мигрантки из Кыргызстана страдают от агрессии со стороны своих же, киргизских парней. Помимо банды так называемых "патриотов", которые избивали соотечественниц, которые встречаются с иностранцами, некоторых девушек в страхе держат собственные соседи по жилплощади, хозяева квартир. Заявлять о насилии со стороны своих земляков киргизские девушки решаются крайне редко.

"Он был пьян и обвинил меня в том, что я не делала.Я ответила ему, он начал оскорблять меня, бить. Я ему ничего грубого не сказала. Не вымолвила ни звука", – Айдай приехала в Москву всего несколько месяцев назад. Устроилась швеей в один из подмосковных цехов и нашла в пригороде квартиру с подселением. Именно там все и случилось.

"Я лежала, он выключил свет и сказал, что я должна переспать с ним. Не выпускал меня. Я умоляла его. Когда кто-то открыл дверь, я смогла убежать", – вспоминает Айдай.

У девушки сломана челюсть. Держится только на специальных креплениях. Есть и пить она может только через трубочку. Разговаривает Айдай также, не разжимая челюстей. Денег на операцию у девушки нет. Найти того, кто избил Айдай, теперь пытаются активисты диаспоры.

"Она обращалась в полицию, но они не стали рассматривать ее заявление и ничего не предприняли. Ее дело осталось без внимания. Даже если они возьмутся за него, то все решают деньги. За деньги они отпускают подозреваемых", – уверен Рашит.

Стареньким родителям Айдай ничего не рассказывала, говорит, что все в Москве у нее хорошо и что деньги, как обычно она вышлет в конце месяца.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG