Ссылки

Новость часа

"Она погибнет там". Трансгендерной женщине дали три года мужской колонии за эротические аниме


В Брянске районный суд приговорил 53-летнюю трансгендерную женщину Мишель, которую признали виновной в распространении порнографии с изображением несовершеннолетних. Ей дали три года тюрьмы за то, что она опубликовала на своей странице во "ВКонтакте" несколько рисунков в стиле манга – с изображением обнаженных персонажей из японских мультфильмов. Согласно заключению экспертизы, на картинках – "лица мужского пола, не достигшие 14-летнего возраста".

Радио Свобода ознакомилось с обвинительным заключением.

"Следователи хихикали, все хихикали"

По словам Лады Преображенской, подруги 53-летней Мишель (редакция не раскрывает ее настоящее имя для обеспечения безопасности), она уже пару лет принимает гормональную терапию, но пока не успела изменить документы, по паспорту Мишель все еще мужчина. Не знали о ее трансгендерности ни коллеги, ни даже жена: она узнала о том, что муж собирается совершить переход, уже после того, как против него возбудили уголовное дело.

Как рассказала Преображенская, Мишель всю жизнь прожила в Брянске, закончила медицинский вуз, работала врачом в одном из городских медучреждений. Она активно участвовала в жизни транс-сообщества, модерировала профильные группы во "Вконтакте". На ее иждивении престарелые родители – обоим за 80.

Как следует из обвинительного заключения, порнографию следствие нашло в трех рисунках, которые Мишель разместила на своей странице еще в 2013-14 годах "в целях знакомства с лицами нетрадиционной сексуальной ориентации". По словам Преображенской, страницей этой на момент возбуждения дела Мишель не пользовалась уже несколько лет, картинки нужно было еще поискать. Речь идет о хентай – жанре японского аниме и комиксов с изображениями сцен эротического и сексуального характера.

В декабре 2018 года старший оперуполномоченный отдела "К" УМВД по Брянской области Е.В.Косачев обнаружил эти рисунки и осмотрел страницу с участием понятых, но рапорт об обнаружении преступления был составлен почему-то только через полгода.

В июле 2019 года была готова и экспертиза, проведенная Центром социокультурных экспертиз, специалисты которого принимали участие в делах группы Pussy Riot, Свидетелей Иеговы и петрозаводского правозащитника Юрия Дмитриева. Эксперты установили, что на рисунках присутствуют порнографические изображения лиц, не достигших 14-летнего возраста, в частности, мальчика 12 лет (на изображениях нет никаких указаний на возраст персонажей, изображенные половые органы вряд ли могут принадлежать 12-летним детям). Один рисунок набрал за пять лет шесть лайков, другой – 10.

В августе дома у Мишель прошел обыск, во время которого изъяли компьютер и прочую технику, в сентябре ее допросили в Следственном комитете.

"Я как только ее ни уговаривала, что надо срочно искать адвоката, но они с женой считали, что ничего серьезного нет. Следователи хихикали, все хихикали, Мишель говорила, что никто серьезно к этому не относится", – говорит Лада Преображенская. По словам Лады, она с самого начала предлагала объявить сбор денег на адвоката, но Мишель с женой боялись публичности и решили ограничиться адвокатом по назначению. По его совету, надеясь на условный срок, Мишель признала вину и заключила сделку со следствием, все время до суда она находилась под подпиской о невыезде.

Хентай, размещенный в социальной сети VK (часть изображения заретуширована)
Хентай, размещенный в социальной сети VK (часть изображения заретуширована)

"Угроза исходит от других заключенных"

По словам Лады, отправившись на заседание, Мишель даже не взяла отгул, была уверена, что после приговора вернется на работу, но суд назначил ей три года лишения свободы в колонии общего режима. Мишель задержали в зале суда и отправили в один из брянских СИЗО – в мужскую камеру.

По словам Лады, Мишель начала прием гормонов самостоятельно, не прошла психиатрическую комиссию, которая поставила бы ей диагноз "трансгендерность": "Это все стоит денег, специалистов-эндокринологов нет, в России их вообще мало, не говоря про Брянскую область, – говорит Лада. – Страна у нас не подготовлена для решения проблем трансгендеров, поэтому многие решают свои проблемы сами. Хотя я всем говорю, что так делать нельзя, нужно консультироваться с врачами. И Мишель говорила, ну вот она отвечала, что надо, надо, но так и не успела".

Лада не уверена, говорила ли Мишель о своей трансгендерности следователям, впрочем, вообще сомневается, что те понимали разницу между трансгендером и гомосексуалом, вряд ли заявила об этом Мишель и в суде.

"Это совершенно беспредельный приговор, а сделка со следствием – большая глупость, – говорит директор Московского комьюнити-центра для ЛГБТ-инициатив Татьяна Винниченко. – Понятно, что таким образом [следственные органы] используют трансфобию внутреннюю и внешнюю. Если бы Мишель была открыта и принимала себя, она попросила бы помощи у нормальных адвокатов, и вполне возможно, что дело бы развалилось. Корни этого несправедливого решения во многом лежат в зоне социальной".

По словам Лады Преображенской, у Мишель на фоне приема гормонов уже начала формироваться женская грудь – родные и друзья Мишель опасаются возможного насилия со стороны сокамерников. Другая проблема в том, что в тюрьме Мишель не сможет получать лекарства: из-за того, что диагноз не поставлен официально, рецепта на них нет, так что даже передать их в СИЗО невозможно.

"Это невероятно жестоко. У неё сейчас начнет меняться гормональный фон, обострится дисфория [гендерная дисфория – болезненное ощущение себя человеком другого пола, связанное с тревогой, депрессией и раздражительностью], стресс и раздражительность, вплоть до психоза. К тому же у нее рак в ремиссии, это СИЗО ее убьет", – говорит Преображенская, она начала собирать деньги на адвоката, который бы помог подать апелляционную жалобу.

С Преображенской согласна и Татьяна Винниченко: "Если к Мишель в колонии будут относиться без поправки на ее трансгендерный статус, она погибнет там. Угроза исходит прежде всего от других заключенных, но по опыту пребывания транслюдей в СИЗО и в колониях мы видим, что там, где не хотят смерти этих людей, начальники стараются обеспечить им относительно безопасное содержание".

Ни Винниченко, ни юрист МКЦ Мария Чащилова не слышали ни об одном случае психиатрического освидетельствования на трансгендерность в местах лишения свободы. "По закону это не входит в обязательную медицинскую помощь, этого надо будет отдельно добиваться, – говорит Чащилова. – Хотя это, в общем-то, обычная медицинская помощь, на которую имеет право каждый".

Оригинал – на сайте Радио Свобода

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG