Ссылки

28 марта. Пострадавший от Непомнящих


Все, что нужно знать рано утром 28 марта

Доброе утро!

А отдуваться, как всегда, Пушкину. Памятник певцу вольности в Москве обнесли забором и закрыли на реставрацию – до сентября 2017 года.

Сотрудников и помощников Фонда борьбы с коррупцией, выступившего с инициативой проведения воскресного митинга, “закрыли” в общей сложности на 118 суток. Навальный получил 20 тыс. руб. штрафа и 15 суток, Николай Ляскин – 25 суток, Леонид Волков – 10. Помещения ФБК остаются недоступными для сотрудников, однако Фонд уже открыл горячую линию, на которую задержанные в воскресенье могут обращаться за юридической помощью. (В регионах так: в Саратове арестован журналист и член ОНК, в Краснодаре – 7 арестованных, в Нижнем Новгороде и Волгограде протоколы составляли в том числе и на родителей участников акций. В Волгограде на студента завели дело о нападении на полицейского).

Союз журналистов Москвы обещал потребовать от властей объяснений по поводу задержания журналистов. Яндекс тоже отреагировал на обвинения в игнорировании воскресных событий: их игнорировал робот.

Песков и Следственный комитет полагают, что митинговавших по всей стране кто-то подкупил. В связи с воскресными акциями заведено уголовное дело по трем статьям: "хулиганство", "посягательство на жизнь сотрудника полиции" и "применение насилия в отношении представителя власти". Здесь хорошо объясняется, чем все это может обернуться.

Полицейского, на жизнь которого якобы покушались в ходе митинга, посетили в больнице представители ЕСПЧ Михаил Федотов и Кирилл Кабанов. Первый пообещал ему квартиру, а второй по результатам дня сказал, что события воскресенья напоминают “репетицию русского Майдана”. В то же время корреспондент The Village обнаружил, что находящийся в больнице пострадавший очень похож на полицейского, проходившего свидетелем по делу Ивана Непомнящих. Непомнящих арестовали через два года после Болотной, он получил 2,5 года – за то, что ударил по руке полицейского Евгения Гаврилова и зонтом по шлему полицейского Виктора Колмакова.

Болотное дело, каким бы далеким оно ни казалось, не закончено: гособвинение просит приговорить Максима Панфилова из Астрахани к принудительному лечению. Как не кончается и дело ЮКОСа: Алексей Пичугин, приговоренный к пожизненному сроку, по словам адвоката, пропал из московского СИЗО “Лефортово”, куда его привезли в июле прошлого года.

Дальнобойщики в разных городах России начали свою акцию протеста.

В Беларуси нашелся бывший кандидат в президенты Николай Статкевич, пропавший непосредственно перед Днем Воли: он провел три дня в изоляторе КГБ.

Но по-настоящему драматические события разворачивались в российском курортном городе Ессентуки: там суд заочно арестовал по обвинению в бандитизме бывшего премьера Украины Арсения Яценюка. (Вы уже забыли, но в 2015 году глава российского Следственного комитета сказал, что Яценюк сражался за чеченских сепаратистов в ходе Первой Чеченской войны. Кадырову об этом ничего не известно. Яценюк, которому тогда был 21 год, утверждает, что учился в это время в университете в Черновцах).

Закончим деньгами.

  • Сбербанк объявил о продаже своей украинской “дочки” латвийскому Norvik Banka и неназванной частной компании из Беларуси. Неназванная белорусская компания, по данным уже Norvik Banka, принадлежит сыну Михаила Гуцериева Саиду, а основным акционером Norvik Banka является Григорий Гусельников – бывший президент Бин Банка. И Гуцериев, и Гусельников – граждане Великобритании.
  • Минобрнауки высказалось за ужесточение правил выдачи субсидий фонду виолончелиста Сергея Ролдугина. Министерство хочет, чтобы фонд отчитывался о расходовании предоставленных средств.
  • Литературная премия “Русский букер” осталась без финансирования.
  • Из музея Боде в Берлине украли золотую монету весом в 100 кг.

Три ссылки сегодня специально для тех, кто устал читать аналитиков, рассуждающих об особых протестных свойствах нынешних школьников:

  • “Дашкова была неприятно поражена видом развалившегося на канапе Григория Орлова, который небрежно рвал конверты и нахально читал секретнейшие сенатские бумаги”. Отрывок из книги Евгения Анисимова о женщинах в элите Российской империи, посвященный Екатерине Дашковой.
  • “Папа, ты обещал в воскресенье сводить меня в зоопарк. Сегодня воскресенье!” – “Нет, сынок, сегодня не могу. В следующее воскресенье”. Через неделю та же сцена. На третий раз наконец едут. “Папа, уже приехали, выходим?” – “Нет, на следующей”. – “А теперь выходим?” – “Выходим, выходим”. – “Папа, папа, это уже обезьяна?” – “Нет, деточка, это еще кассирша”. Здесь Александр Жолковский подробно разбирает устройство этого анекдота.
  • “Но, Сосо, какой бы ни была твоя вера, ты все-таки грузин, выращенный грузинской землей и ничто не должно убить в твоем сердце любви к родине и своему народу!” – писал Сталину Василий Карбелашвили, его бывший наставник по Тбилисской духовной семинарии. Об отношении грузинской интеллигенции к советскому вождю – в отличной статье Эсмы Маниа.

Искренне ваши,
Семь-сорок

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG