Ссылки

"Закон поможет отбирать храмы у верующих": как украинские депутаты делят прихожан


В Верховную Раду внесен закон, требующий от религиозных организаций с центром в стране-агрессоре оформить особый статус. Авторы не скрывают, что в первую очередь имеют в виду Россию и действующие в Украине церкви Московского патриархата. Зачем написан закон и к чему он может привести?

В первую очередь закон повлияет на миллионы прихожан Украинской православной церкви Московского патриархата. Руководство этой церкви, по замыслу депутатов, должно заключить с властями Украины особый договор. Согласно проекту этого документа церковные иерархи обязуются уважать территориальную целостность страны, в которой работают, ее строй и независимость.

После такого соглашения особые религиозные комитеты на региональном уровне, как предполагает проект закона, будут решать кадровые вопросы. То есть давать свое согласие на назначение того или иного руководителя более или менее крупного уровня.

Проект закона об особом статусе Московского патриархата в Украине — не единственный документ, регулирующий отношение церкви государства и общества, который внесен в Раду.

Уже на этой неделе депутаты Верховной Рады будут менять закон "О свободе совести и религиозных организациях". По сути поправка одна — вводится понятие религиозной самоидентификации гражданина.

Цель поправки, как указано в официальном объяснении авторов, "обеспечить общины правом на осознанный выбор и вольную смену подчинения религиозным центрам".

О каких центрах идет речь, и нет ли в этом попытки провести новый управляемый церковный раскол?

На связи со студией Настоящего Времени автор законопроекта, депутат Верховной Рады от фракции "Народный Фронт" Виктор Еленский, и официальный представитель Украинской православной церкви Московского партиархата епископ Климент.

Настоящее Время: Приветствую в нашей киевской студии Настоящего Времени депутата "Народного фронта", религиоведа Виктора Еленского. Спасибо, что пришли к нам в студию. Первый вопрос: больше всех, как я понял из украинской прессы, этими нововведениями, которые могут быть приняты украинской Радой, обеспокоены представители Украинской православной церкви Московского патриархата. Скажите прямо, этот закон вы писали для них, под них?

Еленский: Московский патриархат – не основной из обеспокоенных этим законопроектом, а единственный обеспокоенный этим законопроектом.

НВ: А как вы думаете, почему они единственные, кто обеспокоен этим законом?

Еленский: Потому что в Украине существует определенное количество православных приходов, которые хотели бы поменять свою религиозную аффилиацию, свой религиозный центр. И большинство из этих приходов относятся к УПЦ Московского патриархата.

НВ: Можете объяснить, как вы в законе сформулируете понятие "община"? Каким количеством людей она будет ограничена и нет ли здесь потенциала для судов, в том числе и в Европе, в Европейском суде по правам человека у тех, кто по результатам решений этих общин лишится своего прихода того же Московского патриархата и обратится в суд? Как вам кажется?

Еленский: Смотрите, существует религиозная община, ее статус описан в законе Украины "О свободе совести религиозных организаций". Это во-первых. Во-вторых, религиозная община на своем общем собрании, на собрании прихожан, если встанет этот вопрос, решает, будет ли она оставаться в Московском патриархате, в любой другой церкви или станет она изменять свою принадлежность путем внесения изменений в устав общины.

НВ: Если бы Россия не аннексировала Крым и не возникла бы война на востоке Украины, где, как мы знаем, оружие прятали, например, в том числе и в церквях Московского патриархата, этот закон бы дошел до Рады или нет, как вы считаете?

Еленский: Появились общины, в которых не могут (они говорят, что они не могут) сегодня оплакивать и отпевать бойцов, которые погибли на фронте, а завтра возносить за литургией имя Патриарха Кирилла, отношение которого к войне и к агрессии Российской Федерации против Украины очевидно.

Понимаете, там, где возникает чаще всего желание прихожан перейти из подчинения Московского патриархата в подчинение, скажем, Патриархата киевского – там, где священник ведет себя откровенно антиукраински. Там, где он рассказывает, что доскакались до войны на Майдане. Там, где он (были случаи) – отказывался отпевать бойцов погибших и т.д.

Но закон этот, на мой взгляд, достаточно безупречен с юридической точки зрения. Этот закон предусматривает, что вопрос об изменении юридической подчиненности общины решается на общем собрании членов этой общины. Не на территориальном референдуме, не на местном референдуме, как говорят оппоненты, а исключительно на собрании членов этой общины.

Кто является членом этой общины? Членами этой общины являются люди, те и в той мере, в какой это прописано в уставе этой общины. Государство задает параметры, которые являются минимальными, но для государства максимальными.

Во-первых, человек идентифицирует себя с этой общиной, потому что без самоидентификации человека нельзя принудить быть членом общины. Этот человек должен принимать участие в жизни этой религиозной общины таким образом и в таком характере, как это прописано в уставе этой общины. То есть в одних общинах это должно быть десятина, например, в других общинах – это, скажем, пятикратные молитвы, еще в других общинах – это какие-то инициации и т.д. Государство не вправе вмешиваться в этот процесс. Каким образом община принимает своих членов, каким образом она определяет, кто является членом, а кто не является членом – это дело исключительно самой общины, и государство просто не имеет права в это вмешиваться.

Далее собирается община и приходят люди со стороны. В таком случае в законе есть антирейдерский элемент. Руководство, руководящий орган общины определяет правомочность этого собрания. Дальше в каждом уставе написано, в каком случае эти собрания бывают… Я пересмотрел несколько уставов, вернее, уставы нескольких церквей, потому что это может касаться не только православных, и там определяется, в каких случаях собрание общины является правомочным и в каких случаях оно правомочным не является. То есть, опять же, это решает сама община.

НВ: Когда вы писали свой закон, вы на что ориентировались? На какой-то международный опыт или вы его придумали с нуля?

Еленский: Нет, я ориентировался, во-первых, прежде всего, на Всеобщую декларацию прав человека, на Европейскую хартию, на документы ОБСЕ и Венецианской комиссии и на те замечания, которые были высказаны Украине в решениях Европейского суда по правам человека.

*****

Настоящее Время: Епископ Климент, глава Синодального отдела по связям с общественностью Украинской православной церкви буквально через мгновение включится к нам в студию Настоящего Времени, и мы сможем продолжить этот диалог. Добрый день, скажите, пожалуйста, для вас такой закон спустя два года войны в Донбассе становится откровением, или вы к нему были готовы?

Климент: Добрый день. Собственно говоря, наверное, сейчас сложно удивить кого-то чем-то, я имею в виду отношение к инициативе Верховной Рады Украины. Разговоры о том, что подобного рода законы могут быть приняты, шли давно. На самом деле изначально Министерство культуры, в частности, Департамент по вопросам религии всячески стремился поддержать эту агрессию, которая была в прошлом году, в позапрошлом году, особенно на Западной Украине, когда происходили силовые захваты храмов. Но в итоге, по сути дела, ничего в религиозной ситуации не изменилось, потому что храмы-то захватили, несколько десятков храмы были захвачены, а религиозные общины остались в канонической церкви, никуда не перешли.

Поэтому ситуация потом решалась в судебном порядке, и практически большинство всех спорных вопрос верующие канонической церкви в суде отстояли.

НВ: Это очень важный вопрос, как раз я хотел обратиться к автору закона. Видите, что церковь говорит, в результате в суде-то отстояли, как тогда этот закон поможет?

Климент: Я просто хочу уточнить, что этот закон, который сейчас хотят принять уважаемые народные депутаты, по их мнению, он поможет таким образом отбирать храмы у верующих, и суд тогда не сможет уже каким-то образом эту ситуацию унять.

НВ: А по вашему мнению, сможет этот закон помочь, как вы говорите, отбирать храмы у верующих?

Еленский: Мне неизвестны случаи отбирания храмов у верующих, мне известны случаи, когда верующие переходят из одной юрисдикции в другую.

Я хочу задать вопрос епископу Клименту. Вопрос очень практический: может ли этот закон, на ваш взгляд, спровоцировать столкновение людей, которое может привести к печальным последствиям: травмам, жертвам, все, что угодно, просто гражданскому противостоянию? Ваша точка зрения?

Климент: Мне очень странно слушать уважаемого народного депутата, который говорит неправду в эфире телевидения перед массовой аудиторией. Все знают прекрасно ситуацию в селе Птича Ровенской области, все знаю прекрасно ситуацию в селе Катериновка Тернопольской области, когда приезжали люди вообще непонятно откуда в балаклавах, с какими-то нашивками радикальных организаций, избивали верующих людей, не давали им возможность проникнуть в свой храм.

НВ: Одну секунду, дадим возможность ответить народному депутату.

Еленский: Послушайте, я очень сожалею, что у нас нет записи того, что происходило в селе Катериновка Тернопольской области, когда приехала группа народа, которые назвали себя паломниками, и не давали общине молиться в день рождества Пресвятой Богородицы. Я еще раз говорю, и в селе Птича большинство населения, большинство православных захотело перейти из Московского патриархата. И снова туда привозили людей. Мы можем бесконечно множить эти истории.

НВ: Я предполагаю, что они будут множиться просто теперь, и это будет происходить уже по закону, вот в чем дело.

Климент: Дело в том, что уважаемый народный депутат живет в какой-то виртуальной реальности, он видит каких-то людей, которых называют паломниками, и он не видит "Правый сектор", бандитов, радикалов различных, которые избивают верующих людей.

НВ: Епископ Климент, теперь у меня и к вам вопрос…

Климент: Международные организации видят их, а вот депутат Еленский не видит.

НВ: Я скажу за депутата, позвольте. Он, может быть, и живет в виртуальной реальности, но и вы не можете не знать, что в Украине общество имеет определенные претензии к Московскому патриархату после, например, захвата города Славянск, где, извините, просто в монастыре оружие хранили. Разве вы не понимаете, что это естественная реакция? Вы об этом думали, как-то это обсуждали среди своей паствы, среди своих соратников по вере?

Климент: В первую очередь, я бы хотел, чтобы все были очень осторожными в тех обвинениях, которые высказываются в прямом эфире, поскольку, во-первых, в городе Славянск нет монастыря, поэтому там априори не могли держать оружие.

НВ: Я сказал – в храме, простите.

Климент: В храме, насколько мне известно, информация подобного рода распространялась в СМИ, но она не была подтверждена Службой безопасности Украины.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG