Ссылки

Андрущенко: "У Путина память как у компьютера"


Экс-депутат Ленсовета Николай Андрущенко - о восхождении Путина к власти и о том, как будущий президент собирался стать директором таксопарка

Николай Андрущенко - питерский журналист, депутат Ленсовета 21-го созыва. Он был одним из самых ярких критиков Владимира Путина в девяностые годы и единственный в те годы высказывал опасения по поводу того, что власть в России постепенно переходит в руки спецслужб.

В 2007 году Николай Андрущенко был арестован и подвергался пыткам в СИЗО. Из редакции газеты, где он работал, были изъяты компьютеры. Правозащитный центр "Мемориал" признал журналиста политзаключенным.

В интервью Настоящему Времени Андрущенко рассказывает о своем знакомстве с Путиным в начале его карьеры и о криминальной деятельности чиновника на посту первого вице-мэра Санкт-Петербурга.

****

НВ: Как произошло ваше знакомство с Путиным? Насколько оно было неожиданным для вас?

Николай Андрущенко: Оно неожиданным не было. Я заполнил нужные бумаги для выезда за границу и пришел к нему подписать. Он задал несколько вопросов. Совершенно вежливо, формально, без эмоций. Подписал и все. Как это было в университете.

НВ: Как он выглядел и себя вел?

Н.А. Он был очень сдержан, очень прост в общении, очень корректен. Он не употребил ни одного нецензурного слова. Как я понимаю, он был достаточно культурен. Почему он оказался на этом месте из Германии, я не понимаю.

НВ: Вы знали до встречи с ним его историю службы в Германии?

Н.А. Я это знал со слов других сотрудников КГБ, с которыми мне приходилось сталкиваться по роду работы. Как мне говорили вполне компетентные люди, в том числе и убитый позже генерал Рохлин, он был уволен из Германии по компрометирующим обстоятельствам. Тем не менее, он был назначен на должность проректора или помощника ректора по иностранным делам в университете.

***

НВ: Вы связывали свои аресты и содержания в "скворечнике" с именем Путина?

Н.А. Нет, с именем Путина я их не связывал. Я сейчас – один из трех сочувствующих и участников так называемого путча. Я выехал навстречу псковской дивизии, чтоб проводить ее в Ленинград, арестовать ярых депутатов Ленсовета, как Марина Салье, чтобы восстановить законную власть. А перед этим сделал дурацкий жест: позвонил дежурному в КГБ из Ленсовета по прямой линии, из государственного учреждения: "С вами говорит депутат Андрущенко, вы принимаете какие-либо меры против восставших?" Он внимательно расспросил все мои данные.

Через неделю после того, как путч окончился, я шел по коридору Мариинского театра, там не было никого, кроме гардеробщицы; возможно, поэтому Путин и был откровенен.

У него есть два хороших свойства, которым я завидую: во-первых, память у него как у компьютера, если он туда что-то заложил, то лет через 10 он это вынет и будет использовать. Во-вторых, когда он с кем-то наедине – он бывает откровенным.

Он сначала очень скромно сказал: "Степаныч, что же ты наделал? Тебя же могли арестовать". А потом он не сдержался. И будучи откровенным он пошел по коридору и три раза сказал (разводя руками): "Степаныч, бабки делать надо". Но это – нехарактерно для него.

НВ: Как вы думаете, что он имел ввиду под этой фразой?

Н.А. Зарабатывать деньги.

НВ: То есть перестать заниматься политикой?

Н.А. Нет, политика в его понимании сочетается с зарабатыванием денег. Ведь его политика и началась с денег. Первое, что ему поручили, еще до того, как он стал президентом – собрать все деньги СССР, а это – гигантские суммы, разбросанные по всем странам мира. И он старательно это делал. Как я понимаю, часть этих денег поступала в банк "Россия". Он официально около двух лет занимался сбором средств, по указу президента Ельцина.

Я сам видел за городом кучи гуманитарной помощи, а именно свиные туши. Несколько вагонов, сваленных в овраг, облитых мазутом или бензином и подожженных. Вместо того, чтобы доставить их до потребителя, кто-то их свозил туда.

НВ: С какой целью их сжигали?

Н.А. Наверное, с той же целью, с которой взрывали дома в Москве. Этим эпизодом занимался мой родственник, который работал в КГБ. Цель была одна, каково и было задание – создать напряженную обстановку в обществе.

***

НВ: После того, как Путин занял пост в Смольном и стал председателем комитета по внешним экономическим связям, по сути – заместителем Собчака, прервал ли он свои отношения с "Литейным 4" (Здание ФСБ в Санкт-Петербурге - НВ)

Н.А. Нет, он не прерывал их никогда. Даже в данное время практически все, что делается, он поставил под контроль "Литейного 4", хоть и не сразу. После первых выборов он выглядел очень скромно, растерянно. По-моему, он начал приходить в себя и обретать силу где-то года через года 2-3 после выборов.

НВ: Давайте вернемся в 1996 год. Выборы мэра Петербурга. Борьба между Анатолием Александровичем Собчаком и Владимиром Николаевичем Яковлевым.

Н.А. Я был одним из помощников Яковлева, далеко не первым, я не преувеличиваю свою роль. А Путин был главным дирижером в команде Собчака. Когда Собчак проиграл, и они горестно праздновали это мероприятие, там было несколько людей, они были моими друзьями, но сейчас их нет в живых. Друзья сказали, что, когда Собчак, Путин и наш главный враг Чубайс горестно выпивали, прощаясь с Мариинским, кто-то из них задал вопрос Путину: "Кем же ты, дорогой, пойдешь?" А он ответил: "Мне предлагают место сладенькое: директором таксопарка".

К нему относились в достаточной степени презрительно. В то время у него была кличка "Моль".

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG