Ссылки

"Они считают, что избить, убить, унизить – общественно одобряемое деяние". ЛГБТ-активистка из Дагестана о преследовании геев в республике


По данным журналистских расследований "Новой газеты" и Радио Свобода в Чечне представители секс-меньшинств уже больше года подвергаются массированным преследованиям со стороны государства. Геев вывозят в специальные тюрьмы, где их жестоко пытают.

По словам собеседников изданий, за частью людей следили в социальных сетях, других – выманивали с помощью "подстав": им назначали свидания, а после встречи избивали, снимали на видео и требовали денег за молчание.

В социальной сети Вконтакте есть открытые тематические группы для знакомств геев из Дагестана, Ингушетии и Чечни. Как минимум в двух из них число участников превышает три тысячи человек. Так же свежие объявления ЛГБТ-людей, которые указывают местом жительства республики Северного Кавказа, появились в последние дни на тематических сайтах поиска партнеров для дружбы и секса.

Может ли это быть фейком и почему авторы объявлений не боятся указывать свои данные ведущий Настоящего Времени Тимур Олевский спросил у Светланы Анохиной, активистки из Махачкалы, которая защищает права сексуальных меньшинств.

— Скажите, я сегодня просто открыл наугад сеть Вконтакте и несколько сайтов, и увидел объявления ЛГБТ-людей, которые ищут дружбу или секс в Дагестане, и оставляют свои данные, так или иначе, для связи. Как вы думаете, это фейк или нет? Если нет, то почему люди не боятся это делать?

— Давайте сразу оговоримся, я могу говорить только о Дагестане.

— Конечно, я о Дагестане и спрашиваю.

— О других республиках Северного Кавказа я не знаю, но знаю, что она кардинально может отличаться от дагестанской. Насколько мне известно, Вконтакте больше всего фейковых все-таки сообщений, больше попыток поймать кого-то. Хотя иногда выясняется, что люди совершенно беспечны, как ни странно, хотя знают, что им угрожает достаточно серьезная опасность, и могут знакомиться вот так вот без опаски.

— А что угрожает геям в Дагестане?

— Это зависит от ситуации. У нас нет такой целенаправленной программы, как в Чечне, слава тебе господи, но можно нарваться на тех, кто будет тебя шантажировать. Вот совсем недавно мне позвонил знакомый, сообщил о такой ситуации: его вытащили на свидание обманом, познакомившись где-то в соцсетях, вытащили на свидание, а когда он туда явился, человек помахал перед ним корочкой, сказал, что он из МВД, что такие, как мой знакомый, изнасиловали его племянника. То есть тут дикое смешение всего. И потребовал, чтобы тот дал все свои контакты, иначе с ним расправятся.

— Скажите, а в Дагестане быть геем открыто можно или нет? И что происходит в семьях таких людей?

— Тоже совершенно разная ситуация. Есть и те, кто совершенно открытые геи, в частности, был у нас такой певец Магомед Улакаев, он жил со мной в одном доме, и все прекрасно знали об этом. Ну, посмеивались, наверняка его кто-то обижал, даже я в этом не сомневаюсь, но открытого преследования, травли не было. Была еще ситуация, собственно говоря, я с этой темой столкнулась еще в 2003 году, тогда надумала делать репортаж, и мне дали координаты человека, который работал, по-моему, в призывной комиссии, он был врач. И я к нему отправилась, договорилась с ним об интервью, отправилась к нему, застала у него компанию из восьми людей, мужчин. Они все были разного социального статуса, разного возраста: одни с явным университетским образованием, очень хорошим русским языком, а вторые вообще говорили с диким акцентом, и шоферили. Вот они там у него собирались. То есть он тоже был фактически узаконен, скажем, все знали.

— То есть можно сказать, что сейчас в Дагестане отношение к геям боле терпимое, чем в Чечне? И, кстати, обсуждают ли ситуацию в Чечне в республике, в Дагестане?

— Если я скажу, что более терпимое, я вызову на наших гнев людей, которые считают своим долгом обязательно с чем-то побороться. Поэтому так я говорить не буду.

— Хорошо, но обсуждают то, что происходит в Чечне?

— Безусловно. Они радостно взяли это на вооружение.

— Кто – они?

— Наши активисты немедленно начинают писать посты с призывами к расправе.

— Эти активисты – кто эти люди конкретно? Можете социальные портреты их составить?

— Совершенно разные. Люди, которые позиционируют себя как мусульмане, в первую очередь. У нас много шума наделал ролик Эльдара Иразиев, это КВН-щик бывший, хотя, может быть, он и сейчас КВН-щик где-то там, он снимает ролики и фильмы "Горцы от ума", достаточно известная медийная такая фигура. Второй был Микаил Микаилов, на тот момент он работал в Министерстве молодежи. После того, как мы подняли страшный шум, его пост был достаточно короткий, он просто приглашал сюда желающих проводить парады и обещал, что асфальт выкрасим краской. В общем, достаточно недвусмысленная угроза. Ну и, конечно, пришла куча людей в комменты. Всех по именам я даже назвать не могу.

— Бог с ним. Удалось заставить человека убрать этот пост? Он понял, что так нельзя писать?

— Один убрал точно, это Иразиев, а второго убрали из Минмола.

— Из Министерства молодежи уволили за такой пост? В Дагестане?

— Я не знаю, за это ли или за что-то другое. Но, в общем, не столько за пост, сколько за призыв убивать. И я думаю, что это, в общем, подсудное дело, это совершенно очевидно. Просто наши почему-то путают, они считают, что это общественно одобряемое деяние – избить, убить, унизить.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG