Ссылки

От "декрета о сексе" до цветной балаклавы группы Pussy Riot – эти вещи стали символами российского феминизма. Он, с одной стороны, есть, но с другой – нет.

Феминизм – общественное движение за равноправие между мужчинами и женщинами во всех сферах жизни и против дискриминации по половому признаку. Вопреки "классическому" определению, в сознании российского человека даже сегодня это направление воспринимают совсем иначе.

"Вербально российское общество – глубоко сексистское, – говорит Анна Очкина, социолог и руководитель Центра социального анализа Института глобализации и социальных движений. – Феминизм в России отождествляется в массовом сознании с отказом от женственности, за которую наши женщины держатся больше, чем за жизнь. Феминизм ассоциируется с синим чулком, с отказом от семьи, с отказом от детей – такой сепаратистский, радикальный образ. Феминистка – некрасивая, неженственная, агрессивная, хотя, есть и позитивные черты: образованная, независимая, карьерная".

В начале 2016 вышла книга эксперта Госдумы и публициста Александра Бирюкова, антифеминиста и защитника патриархальных ценностей. Понятие феминизма, по его мнению, базируется на биологической равности между полами.

"Идеология их такова: биологически мужчина и женщина одинаковы, все люди андрогинны, социально женщина превосходит мужчину, тогда как любой мужчина есть либо реальный, либо потенциальный агрессор", – пишет Бирюков.

Порой феминизм, действительно, принимает радикальные формы, где основные идеи борьбы основаны на угнетении, доминировании и манипуляции женского начала мужчиной во всех сферах жизни: дома, в межличностных отношениях, науке, вплоть до формирования языка и солидарности с животным женского пола. Об этом неделю назад написала колонку журналистка Екатерина Винокурова.

Назад к традициям

Такое двойственное отношение к феминизму, как и возрождение традиционных ценностей, можно связать с его своеобразным развитием в России. Здесь женщины себя в "западном" смысле слова никогда феминистками не называли и не ощущали.

В России еще в начале XIX века появились первые женские движения за право на получение образования, а во второй половине того же века – за экономическую независимость. Но об избирательном праве для женщин никто не задумывался до начала XX века – в этом не было нужды.

Принято считать, что в советский период настала всеобщая женская эмансипация: упростили процедуру развода, женщины занимали типично "мужские" профессии (от механика до космонавта), получили право на аборты. Но хотя при формировании политики "женского вопроса" в СССР были задействованы женские организации, это не было результатом сплоченного стихийного феминистического движения "за", объясняет социолог Анна Очкина.

"Эмансипация, конечно, была – массовая, принудительная. Это еще одна из причин неприятия феминизма на уровне подсознания в нашей стране. Потому что наша женщина не успела заскучать о маленьком домике с двумя детьми. Скучать не приходилось: женщины заменяли мужчин на войнах, на заводах, и в голод, и в холод. И патриархальный ренессанс потихонечку протаскивался в советское время", – полагает она.

По официальным данным, количество занятых в российской экономике мужчин и женщин практически на одном уровне: 37 миллионов против 35 миллионов соответственно Однако заработная плата первых за равный труд в среднем больше на 27%. Кроме того, с телеэкранов уже который год звучат призывы к сохранению традиционных семейных ценностей, духовных скреп, уходу от феминистических идей, навязанных Западом. И даже женщины-депутаты с трибуны Госдумы говорят об абстрактном "женском предназначении".

Феминизм – для мегаполисов

На другой чаше весов – аргумент о том, что феминизм – это лишь о женщинах в крупных городах. Что женщине на периферии нужно думать в первую очередь о семье, о замужестве, о детях, и это – норма. Сторонники этой идеи не хотят видеть, что равные возможности с мужчинами и уважительное отношение к людям вне зависимости от гендерной или половой принадлежности универсально для многих, и это не обусловлено геолокацией.

"Феминизм – определенная политическая субкультура. И она может быть абсолютна чуждой интересам массы женщин. Это действительно можно назвать движением крупных городов и даже определенных социальных слоев. Это уже такая мода, интеллектуальная и политическая. Но в том смысле, в котором феминизм связан с существованием большинства женщин, он может проявить себя и быть понятым в любой части света, страны", – объясняет Анна Очкина.

В эпоху технологий удаленность от мегаполисов или размер населенного пункта – не помеха для осознания собственных прав и тела.

"Это не значит, что человек в маленьком городе не откроет интернет и не станет читателем какого-нибудь прогрессивного ресурса, не почувствует, что все это ему близко. Интернет сейчас дает возможность читать в любом месте, если есть хоть какой-то доступ к нему", – говорит Юлия Таратута, журналист телеканала "Дождь", а также новый главный редактор женского онлайн-издания Wonderzine, одного из самых прогрессивных в России ресурсов о моде, обществе, и женщине.

Но даже либеральное общество мегаполисов, в том числе и западных, порой вынуждено оспаривать идеи феминизма. Мужчины заявляют о позитивной дискриминации женщин в различных сферах деятельности: для женщин создаются специальные научные гранты, отдельные категории на международных премиях, выделяются места в государственных органах, которые могут быть не настолько востребованы и порой достойны женщинами, утверждает публицист Александр Бирюков. Мир, по его словам, становится заложником натянутой политкорректности и феминистской идеологии.

"Не будешь идти в ногу с правящей идеологией – раздавят. Причем уровень не имеет значения. Даже самая значительная и уважаемая научная персона может очень быстро закончить свою карьеру, если выступит против правящей идеологии", – пишет Бирюков в своей книге "Ненастоящий мужчина".

Пространство для изменений

За прошедший год в рунете не раз всплывала тема феминизма и женских прав. Это были и дискуссии о:

Часть этих тем освещали и центральные российские СМИ. Именно такие эмоциональные дискуссии способны подтолкнуть женщин и общество в целом к переосмысливанию ценностей, сексуальности и собственных прав.

"Сейчас происходит удивительный процесс, – говорит Юлия Таратута. – Люди не всегда понимают, что это их касается, во-первых. Во-вторых, любое движение, любая активность возникает зачастую после того, как тебе это хорошо объяснили, что происходит на самом деле. На наших глазах темы начинают развиваться, и люди начинают к себе относиться все более уважительно. Осознание женских прав приводит к уважительному отношению к себе и к окружающим. И сейчас все больше людей вовлекаются в это обсуждение".

Недавний скандал из-за фотосессии актрисы Эммы Уотсон, одной из главных медийных фигур феминизма XXI века, показал, что даже на Западе, где движение вжилось в ежедневную рутину, существуют расхождения в восприятии феминистки. Уотсон обвинили в предательстве идей движения из-за того, что она снялась для журнала без бюстгальтера. Но Юлия Таратута уверена, что феминизм вполне сочетаем с женственностью.

"Женщина вполне может одной рукой покупать платье, а другой – голосовать за важные для нее вещи. И это совершенно не отрицает и не умаляет ее личности".

Феминизм долгое время фактически был и остается частью жизни современной женщины, даже если она себя напрямую с движением и активизмом не ассоциирует. Также, как и частью российского общества, где в нынешнем идеологическом сознании не хотят его принимать, по крайней мере с таким названием.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG