Ссылки

"Либо киоск, либо свалка": на что будут использованы бесплатные дальневосточные гектары?


С 1 февраля любой житель России может бесплатно получить в аренду на пять лет гектар земли на Дальнем Востоке, а позже, если удастся доказать, что земля использовалась по назначению, – выкупить его в собственность. Кто уже получил свой гектар, и как собирается им распорядиться?

В январе 2015 года российское правительство анонсировало бесплатную раздачу земли на Дальнем Востоке. С тех пор прошло два года. Несмотря на недоверие к чиновникам и всевозможные сложности жизни и работы в отдаленном регионе России, заявки на получение своего гектара земли подали уже более 20 тысяч россиян.

Клавдия Древс – пенсионерка. Участок, который она получила, находится в часе езды на автобусе от Владивостока и двадцати минутах пешком по пересеченной местности. Идти надо через сугробы и вырытые военными канавы. Когда-то на этом участке проводили учения, а теперь пенсионерка планирует вырастить здесь сад: разводить лекарственные травы, выращивать ягоды и экологически чистые овощи.

Знаний и сил, уверена женщина, у нее хватит: по образованию она агроном. Клавдия с ходу намечает план работ.

"Это, во-первых, раскорчевка. Во-вторых, превращение этой земли именно в тип пахотной земли. Затем внесение, естественно, биологических удобрений – их необходимо будет много, – перечисляет Клавдия Древс. – Еще покупка техники современной для малых хозяйств: трактор небольшой, орудия для обработки, которые навешиваются на трактор, ну и естественно, возможно, даже привлечение рабочей силы, людей".

Денег на поднятие целины у семьи Древс пока нет. На кредит пенсионерка не рассчитывает, но верит, что сможет получить правительственный грант в полтора миллиона рублей.


"Я думаю, полтора миллиона даже будет маловато. Но, я надеюсь", – мечтает пенсионерка.

Программа развития Дальнего Востока предусматривает и другие виды поддержки – субсидии и льготные кредиты для владельцев дальневосточных гектаров. Но экономисты говорят: для поднятия региона необходимы более масштабные проекты.

"Большинство этих людей не представляют себе, в каких условиях им придется жить и работать, и не имеют конкретных расчетов, не представляют, как при помощи этого гектара действительно начать делать деньги и получать доход со своей земли, – замечает Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политика экономического факультета МГУ. – Рассчитывать только на частную инициативу в каких-то ситуациях можно. Но это все довольно кустарно. Для того, чтобы обеспечить развитие региона, нужны какие-то более масштабные проекты, нужны серьезные продуманные инициативы".

Предприниматель Дмитрий Степанченко – еще один владелец дальневосточного гектара. Но его больше волнует не отсутствие денег на развитие участка, а не до конца прописанные законы. Предприниматель из Хабаровска получил свой гектар с сороковой заявки. Говорит, долго выбирал место, и в итоге получил участок в 250 километрах от города. Территории поближе в проекте просто не участвуют: по документам они относятся в охотничьим угодьям.

"На той стороне Амура, сразу за мостом есть замечательные земельные участки, свободные, – жалуется он. – Но, как вы знаете, у нас очень много закрытых "серых" зон. Идеальный пример – Сукпай. Там планировалось строительство города в конце 80-х, там уже и дорога хорошая сделана и проведена электроэнергия. Весь лес там, в принципе, уже вырубили. Я там был, поверьте, там лес молодой. Все красиво, природа, электричество, бери и развивайся. Но, к сожалению, федеральный законодатель прописал, что в охотхозяйствах нельзя. Из-за этого сейчас это все стоит мертвым грузом. Хотя есть и инфраструктура, и электричество".

На своем участке Степанченко готов был начать все с нуля: хотел построить придорожный сервис с кафе и гостиницей, а рядом – жилой дом. Но оказалось, что, ни на какие постройки на полученном гектаре он просто не имеет права. Об этом предприниматель узнал постфактум, когда вместе с договором на землю получил градостроительный план.

"Уйдет где-то 300 тысяч рублей, чтобы внести изменения в генеральный план города, потому что на данный момент там по генплану города зона Р-4, зона рекреации, – поясняет Степанченко. – Там можно сделать либо свалку, либо киоск".

По статистике, каждая десятая заявка на дальневосточную землю – коллективная.

"Один гектар – это немного. Но если объединяется семья, родственники, получается 10 гектаров, – рассказывает экономист Иван Стариков. – 10 гектаров освобождаются от всех платежей на пять лет. Можно присоединить к этой земле достаточно большое количество угодий, распахать. Это даст стимул производству сельхозтехники".

Олег Буклемишев считает, что 58 тысяч полученных заявок на "дальневосточный гектар" на 146 миллионов россиян – это совсем немного. По его мнению, программу сдерживает недоверие людей к власти: участок дается в безвозмездное пользование, но оформить его в собственность можно лишь через пять лет, доказав, что все это время земля использовалась по прописанному в законах назначению.

"У нас, как известно, локальный чиновник, даже на уровне технических служб, не силовых структур, может экономически навязать любое решение хозяйствующим субъектам, – замечает Буклемишев. – И в этом тоже и заключается осторожность людей в выборе этого варианта развития своей карьеры, своей жизни. Люди не верят, что установленные как бы раз и навсегда правила, не будут изменены".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG