Ссылки

logo-print

"Главное: Янукович сам соглашается дать показания". Почему в Украине ждут допроса бывшего президента


Украинский суд должен был впервые допросить Виктора Януковича. Он проходит свидетелем по делу об убийствах на Майдане.

Давать показания бывший президент Украины должен был по видеосвязи из Ростова-на-Дону – официально, он живет там после своего бегства из Киева почти три года назад.

Но заседание с участием Януковича сорвалось. В киевский суд не смогли доставить пятерых экс-бойцов Беркута, обвиняемых в убийстве 48 демонстрантов на Институтской улице в Киеве 20 февраля 2014 года. Выезд из Лукьяновского СИЗО в Киеве заблокировали десятки активистов Правого сектора и других националистических организаций.

Люди, блокировавшие киевское СИЗО, опасаются, что суд может освободить подсудимых беркутовцев. Кроме того, они возмущены тем, что Янукович проходит по делу лишь как свидетель, а не как обвиняемый.

Видеодопрос бывшего президента Украины перенесен на 28 ноября. Янукович выразил готовность давать показания, а также потребовал расследовать убийства на Майдане не только демонстрантов, но и полицейских. Об этом он заявил, на пресс-конференции в Ростове, где также ответил на вопросы журналистов.

В прямом эфире Настоящего Времени был глава Управления специальных расследований генпрокуратуры Украины Сергей Горбатюк, ранее занимавшийся расследованием дела против Виктора Януковича.

Настоящее Время: До последнего времени вы занимались расследованием преступлений, совершенных на Майдане. Что может рассказать Виктор Янукович на этом странном допросе по видеосвязи из Ростова-на-Дону?

Сергей Горбатюк: На сегодняшний момент бывшему президенту инкриминируется причастность к организации незаконного противодействия выступлениям граждан в период с ноября 2013 года по февраль 2014 года.

Настоящее Время: Это я понимаю. Обострю вопрос: вы понимаете, что вряд ли Янукович даже по скайпу скажет "Я признаюсь в том, что я виноват" или "Сотрудники "Беркута" виноваты". Он будет, видимо, защищаться. Тогда юридически, процедурно зачем этот допрос нужен?

Сергей Горбатюк: Допрос проводится за инициативой стороны защиты. И именно удовлетворив их ходатайство суд назначил этот допрос. И важны, в общем-то, любые показания бывшего президента, потому что они в любом случае будут проверяться следствием, и будут сопоставляться тому, подтверждаются ли они объективными обстоятельствами дела. Это важно для следствия. Вместе с тем, на наши запросы в ходе следствия о том, чтобы допросить его как подозреваемого, российская сторона отвечала, что не будет выполнять эти ходатайства украинского следствия, потому что усматривает политические преследования с нашей стороны якобы. Но за ходатайством защиты такой допрос был разрешен, и он должен был сегодня осуществиться.

Настоящее Время: Надо уточнить тогда, что Януковича сегодня допрашивали все же не в качестве обвиняемого, а в качестве свидетеля, и в этом смысле даже Арсен Аваков понимает националистов, которые не выпускали "беркутовцев" из Лукьяновского СИЗО.

Сергей Горбатюк: Уголовно-процессуальным кодексом не предусмотрено другого вида допроса, если человек в данном непосредственном процессе, в котором сейчас на скамье подсудимых находятся пять "беркутовцев", он не есть подозреваемый именно в этом процессе, потому что он находится в розыске, дело в отношении него выделено и приостановлено. Соответственно, в этом процессе он только может быть допрошен как свидетель, и никакого другого способа не предусмотрено.

Настоящее Время: А можно эти показания использовать потом в процессе, который будет рассматривать преступления самого Януковича? Заочный же суд, видимо, будет?

Сергей Горбатюк: Естественно, здесь определенной чистоты процесса не наблюдается, потому что он по этим же событиям имеет статус подозреваемого. Но тут важно то, что именно сам Янукович соглашается давать показания, соглашается быть предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний.

Настоящее Время: А как вы думаете, почему он согласился?

Сергей Горбатюк: Мне сложно сказать. В первую очередь, надо понимать, что это было, опять сакцентирую внимание, ходатайство защиты "беркутовцев", которым инкриминируют расстрелы на улице Институтской. И именно защита рассчитывает получить от него показания, которые будут помогать защищать их.

Настоящее Время: И, кстати, показывать всему миру, по крайней мере, в России и Украине, что вот сидит человек и вроде как допросов не боится. Но я хочу напомнить эту историю, которая произошла между вами и главой прокуратуры Юрием Луценко. Насколько я понимаю, вы возражали против того, чтобы суд над Януковичем (мы уже двигаемся сейчас дальше) проходил в заочном режиме, и утверждали, что это правильно делать только в случае очной явки Януковича. Но вы же понимаете, что в ближайшей обозримой перспективе никакого Януковича в суде в Киеве не появится. Тогда зачем на этом было настаивать? Объясните процедурно, опять же.

Сергей Горбатюк: Не совсем так. Я акцентировал внимание на том, что процедура применения заочного процесса возможна, но не по тому законодательству, которое сейчас принято. То есть в этом законодательстве есть много нарушений Конституции Украины, конвенций европейских, которые, по моему мнению, и оно обосновывается и на мнении многих юристов о том, что оно создает условия нарушения прав участников процесса такие, которые однозначно будут потом, если будет приговор, он будет отменен Европейским судом.

Настоящее Время: То есть вы защищали приговор будущий. А сейчас какие перспективы у этого судебного рассмотрения? Приговор Януковичу может быть обжалован, как вам кажется? Хотя бы по тем материалам дела, которые у вас есть, то, что вы видели на руках?

Сергей Горбатюк: Я говорю о том, что надо изменить процедуру обязательно. И обращаемся к Верховному совету, чтобы было прописано так, чтобы мы могли двигаться дальше, заканчивать следствие, в том числе по процедуре заочного производства, потому что в экстрадиции бывшего президента нам российской стороной отказано.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG