Ссылки

logo-print

Кому нужна книга памяти "деревни врагов народа"


Общественный транспорт в деревне Засосье даже не сбавляет скорость. Пассажиры на остановку не приходят уже много лет.

Из десятка домов жилой – только один. Населенный пункт стал вымирать, когда пришла советская власть. Сначала трудолюбивых крестьян раскулачили, а оставшихся судили по политической 58 статье сталинского Уголовного кодекса. И так у всей деревни стало женское лицо. В память о репрессиях потомки установили монумент "Нюра", жене "врага народа".

Одинокая мать с детьми на руках – типичная семья в деревне Засосье после репрессий 1937-го года. Мужчин не осталось совсем – их всех сослали в лагеря или расстреляли. После реабилитации сюда вернулись только три человека.

Один из них – дед Александра Судакова. Арестовали его, как и других односельчан, по доносу. Кто его написал, что было в ГУЛАГе – об этом узник даже после реабилитации не рассказывал. Ни сыну, ни внуку, ни деревенским вдовам.

Никто из них не смог создать новую семью. Деревня стала умирать. А до революции здесь было 500 жителей.

"Я 4 класс окончил и мы оттуда переехали в Овсище. В начале июля 63 года. Там женщин было.. какие там женщины – одни пенсионерки там уже были", – вспоминает внук "врага народа" Александр Судаков.

Сегодня новую жизнь в Засосье вдохнул Олег Виллен-Рется. Вместе с женой они бросили Петербург и перебрались в эту деревню, расположенную вдали от северной столицы практически на границе с Эстонией.

Теперь Олег здесь – единственный мужчина впервые за много лет. Он же – сельский староста.

Для супруги Олега – Натальи – это родные края. Есть даже документ – ее прадед, впоследствии репрессированный, купил здесь участок леса – двадцать гектаров – в начале прошлого века. На землю, отнятую советской властью, новые жители Засосья, конечно, не претендуют. И без этого хозяйство большое, за несколько лет фактически нажили столько скотины, сколько было у их раскулаченных земляков.

"Здесь пасек было очень много. Если будете в музее, увидите фотографии. Коров очень много было, по фотографиям – 50-60 голов", – говорит Олег Виллен-Рется.

В деревне также были пекарня, часовня, школа… В одной из уцелевших изб первая леди Засосья Наталья собрала выставку. Судя по экспонатам кто-то из местных жителей умел читать даже по-французски. Тем не менее, большинство людей арестовывали за шпионаж в пользу Англии. Обвинение полностью вымышленное, как потом рассказывал один из авторов роковых донесений.

"К моему прадеду приходил человек, который писал на него донос, просил прощения, и мой прадедушка его простил, сказал, что понимает, мол было такое время: "Не ты бы написал, другой бы написал". Думаю, просто была такая планомерная работа, специально обученные люди ходили и заставляли писать. Это же не только по нашему району было, а по всему району, повсеместно", – рассказывает правнучка "врага народа" Наталья Виллен-Рется.

Пострадал весь регион. Елена Егорова бережно хранит документы своего супруга Бориса – он "враг народа" с первого дня жизни. Мать родила его уже в колонии в Норильске.

"Освободились они только в 56 году, свидетельство о рождении ему дали только в 56 году. Если что случится с матерью – его как бы и нету. Регистрации детей не было. Получалось как: все, кто родились в заключении, дети считались под номером матери", – говорит Елена Егорова.

Имена своих репрессированных родственников Елена внесла в книгу памяти. Она хранится в деревне Засосье. Сначала Наталья хотела вписывать в фолиант информацию о местных "невиновных", так она назвала эту акцию.

"Потом стали приезжать не только из нашего района, а и из других регионов. Вот – город Калинин", – показывает Олег Виллен-Рется.

Тем, кто не может приехать и своей рукой внести имя близкого человека, Наталья рассылает бланки почтой. Этот листок должны доставить в республику Коми а потом вернуть в Засосье.

Скоро книга памяти превратится в двухтомник. Хотя на самом деле это должна быть гигантская энциклопедия.

По оценкам историков в СССР, ежегодно сотни тысяч получали приговоры по политическим статьям. Эксперты движения "Мемориал" утверждают, что жертв репрессий – 12 млн человек. Минимум. Мало кому удалось вернуться из лагерей домой, где ждала своя "Нюра", жена врага народа.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG