Ссылки

logo-print

Тавдинский след ГУЛАГа


На Урале сын бывшего начальника лагеря системы ГУЛАГ разыскивает кладбища политзаключенных

В России поиском безымянных могил политзаключенных никогда никто не занимался. Александр Ботиков - сын бывшего начальника лагеря ГУЛАГа, работая в архивах и узнавая имена погибших, не только восстанавливает справедливость, но, кажется, очищает и свою совесть. Репортаж НВ

***

Когда идешь по этому лесу, кажется, не ветки – кости хрустят под ногами. На пару километров вокруг, говорит проводник, – кладбище. Под этими соснами в 40-х годах прошлого века покой, наконец, обрели названные враги народа и бойцы трудармии. Власти могильник не обозначили. Зарыли – забыли. А недавно еще и перепахали.

"Получается половину кладбища сровняли с землей, когда делали пожарную опашку, здесь пахали прямо по могилам", - рассказывает поисковик Александр Ботиков.

Тавда, маленький город в глуши на Урале, в Советской России – крупный остров архипелага ГУЛАГ. Здесь работали 2 лагерных управления. В войну везли не только политзаключенных. На местных заводах формировали трудовую армию – из "неблагонадежных" элементов и депортированных народов.

В лагерях люди умирали тысячами от голода и холода. Тела зарывали за городом, в ямах. Их учет никто не вел, говорит проводник.

Александр Ботиков вместе с товарищем ищет такие кладбища и ставит на них самодельные кресты, чтобы почтить память. Единственный именной крест на этом кладбище принадлежит двум братьям Быковским из Орла. Их осудили по 58 статье, как врагов народа после анонимного доноса. Это место родственники выбрали случайно, говорят, сюда их как-то особенно тянуло.

Ботиков больше 10 лет провел в архивах и среди могил, помог сотням семей со всего мира найти в их истории "тавдинский след ГУЛАГа". Заняться поиском, ему, кажется, сам Бог велел. Его отец – чекист, НКВДшник, возглавлял здесь одну из колоний ГУЛАГА. По рассказам отца Александр и нашел многие захоронения. Как, например, братскую могилу трудармейцев из Азии, где были захоронены 577 человек.

В СССР о трудармии не говорили. Данные о людях, которых насильно свозили на работы, до сих пор засекречены. Таблички и указатели на этом месте Ботиков с другом сделали на свои средства.

Ботиков вообще, кажется, своим поиском в архивах посягнул на святое. Он переписал и официальную книгу воинской памяти. Она лежит в местном музее. Книгу российские власти делали в спешке к очередному юбилею Победы. Ботиков же исправил сотни историй жизни и смерти тех, кто официально для страны числились пропавшими без вести.

Единственная материальная награда, которую Александр Ботиков получил за эти годы – медаль от Министерства обороны за поиски солдат, да в музее открыли комнату памяти по мотивам его поисков.

А еще поставили тавдинский памятник жертвам репрессий. Как раз перед местным управлением лагерей. Денег на него дала семья врага народа, чью историю раскопал отчаянный поисковик.


Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG