Ссылки

Санкции, Сирия и гражданские активисты. Какой будет повестка Рекса Тиллерсона в Москве


Госсекретарь США Рекс Тиллерсон прибыл в Москву с двухдневным визитом для переговоров с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Одной из главных тем для переговоров станет Сирия.

Накануне Тиллерсон заявил, что Россия должна сделать выбор: или хорошие отношения с Соединенными Штатами и их союзниками, или оказание поддержки Ирану, движению Хезболла и президенту Сирии Башару Асаду.

Кроме сирийской проблемы, еще один болезненный для Москвы вопрос – отмена санкций, введенных за аннексию Крыма и развязывание войны в Донбассе. И здесь позиция новой администрации тоже достаточно однозначна.

Перед визитом в Москву Тиллерсон поговорил по телефону с президентом Украины Петром Порошенко и заверил его в поддержке территориальной целостности Украины. В российском МИДе, в свою очередь, говорят: отношения между Москвой и Вашингтоном “переживают самый сложный период с окончания холодной войны".

Что приготовили в Кремле в ответ на заявления Рекса Тиллерсона, Тимур Олевский узнал у программного директора Российского совета по международным делам Ивана Тимофеева.

— Сирийский вопрос будет основным в обсуждении, и он, к сожалению, отодвинет на задний план целый ряд других проблем в наших отношениях, которые не менее, а, возможно, и более важны. Конечно же, будет обсуждаться произошедшая химическая атака и нанесенный удар. Позиция Москвы известна, Россия расценивает это как нарушение международного права, как акт агрессии, не признает вывод о том, что атака была совершена Асадом.

— Вот они друг другу это скажут…

— Они это скажут, и я не думаю, что дальше этого что-то пойдет. К сожалению, сейчас наши отношения вышли в ту логику, когда происходит такой механический обмен официальными позициями, и все.

— А стоило ради такого обмена механическими позициями в Москву лететь? Или этого нельзя было не делать?

— Сам факт того, что все-таки госсекретарь в Москву летит – это, скорее, хорошо, а не плохо, в сложившихся условиях это, можно сказать, даже неординарное событие, потому что, посмотрите, тот же Борис Джонсон свой визит отменил. В любом случае, сам факт того, что диалог состоится, он важен. Все-таки это первый визит, все-таки это новая администрация, и разговор в любом случае нужен. То есть сейчас не в том положении США, чтобы отказываться от такого визита.

— Нам эксперты из США говорят в ответ: не в том положении сейчас Россия, чтобы отказываться. То есть на самом деле, конечно, можно предположить, что визит нужен обеим странам для решения своих вопросов. Хочется от большой политики перейти к очень практическим вещам. Есть глава "Роснефти" Игорь Иванович Сечин. Он заявляет, буквально несколько дней назад, что скоро в Карском море, через год, а, может быть, через два, начнут бурить опять нефть, будут проводить геологоразведку вместе с компанией ExxonMobil, которую когда-то возглавлял Рекс Тиллерсон. И вроде как уже о санкциях в 2019 году и речи нет. Как вам кажется, а об этом они поговорят? Тут могут быть подвижки какие-то?

— Вы знаете, я сомневаюсь, что здесь могут быть серьезные подвижки, учитывая тот политический климат в наших отношениях, который есть сейчас. Посмотрите, сейчас речь идет о том, чтобы санкции усиливать, они, конечно, вне экономической плоскости лежат, но тем не менее. Понимаете, любая отмена санкций с западной стороны, особенно с американской, будет иметь очень высокую политическую цену.

— Это правда. А можно придумать механизм, и могут ли на этой встрече Владимир Путин и госсекретарь обсуждать не отмену санкций, а способ обхода санкций и их неформального смягчения для того, чтобы бизнес начал работать хотя бы?

— Прецеденты обхода санкций существуют, в принципе сами американцы некоторые ограничения временно снимали, там, где это соответствует американским интересам. Большой вопрос, соответствует ли сейчас американским интересам разработка в Карском море. В ней больше заинтересована Россия, чем Америка, США могут направить свои инвестиции вообще в любое другое направление. То есть мы как раз-таки в этом заинтересованы больше американцев, они могут себе позволить этого не делать.

— Как вы считаете, мы узнаем все подробности этих переговоров или нет?

— Все не узнаем, и это нормально.

Минздрав Турции, куда привезли часть пострадавших от химической атаки, подтвердил информацию о применении зарина во время в сирийской провинции Идлиб. Следы зарина турецкие медики обнаружили при вскрытии тел погибших.

Президент США Дональд Трамп возложил ответственность за химическую атаку на правительство Башара Асада, и нанес удар крылатыми ракетами по сирийской авиабазе. Эта реакция Трампа идет в разрез с его первоначальной позицией по Сирии.

Впрочем, с тех пор как новый президент въехал в Белый дом, он поменял мнение по многим международным вопросам. Подробности в нашей справке.

Заявление госсекретаря США Рекса Тиллерсона об скором окончании правления семьи Асада некоторые эксперты прочитали, как ультиматум, который глава американской дипломатии везет в Москву. Так ли это, Тимур Олевский спросил у профессора Европейского университета в Санкт-Петербурге Ивана Куриллы.

— Тиллерсон действительно очень жестко высказался в воскресенье, говоря о том, что он будет требовать от России объяснений, по меньшей мере, и обвинил ее в невыполнении обязательств по выводу химического оружия из Сирии. То есть, по меньшей мере, в этих вещах. То есть да, это наверняка будет одной из тем переговоров, и Тиллерсону, так или иначе, надо будет привезти в Вашингтон какой-то ответ Кремля на это, на эти вопросы. Но я уверен, что это не будет единственным предметом переговоров, потому что, повторюсь, повестка дня российско-американских отношений гораздо шире, чем просто Сирия.

— А что еще?

— Здесь есть многое. Есть и возможность продолжения переговоров по сокращению ядерного оружия, об этом президент Трамп говорил когда-то как об одной из точек повестки дня, в которой заинтересованы США. Это и, собственно, вопрос о существующих уже санкциях по отношению к России, принятых США. Это и вопрос о возможности освобождения или какой-то амнистии, возвращения в Россию людей, которых США осудили, российских граждан, об этом говорила российская сторона. И, возможно, частью переговоров может быть и возвращение возможности усыновления американцами российских детей. Это, кстати, звучало: освобождение Бута и других задержанных.

— Возврат на повестку до Обамы.

— Да, возврат на повестку до Обамы.

— Как вы думаете, у Рекса Тиллерсона есть дорожная карта для России по уменьшению или полному снятию санкций?

— Я уверен, что такую карту готовили, и сирийские новости, конечно, ее очень сильно покорежили, отодвинули или, во всяком случае, отодвинули на второй план. Но я уверен, что эти недели, месяцы, прошедшие со времен назначения Тиллерсона и прихода в Белый дом президента Трампа, такая дорожная карта готовилась.

— Вопрос Ирана будет подниматься на этих переговорах? Что говорят ваши источники?

— У меня нет источников, которые бы мне говорили, что происходит за закрытыми дверями. Я думаю, что вопрос Ирана в связи с вопросом Сирии возникнет, в связи с сирийскими проблемами, в связи с шиитами, в связи с поддержкой каких-то сил со стороны Ирана. Я не знаю, не могу сказать, будет ли Иран рассматриваться именно сам по себе как точка фокуса. Потому что, конечно, есть в мире еще проблемы, помимо Сирии. Есть Северная Корея, к примеру, которая тоже может быть предметом переговоров, но все-таки в фокусе российско-американских отношений сейчас по необходимости окажется Сирия и по необходимости окажутся существующие ограничения российско-американских связей.

— Как вы считаете, что должен сделать Тиллерсон в Москве и на что должен согласиться Владимир Путин, чтобы, вернувшись в Вашингтон, американское общество ему аплодировало и сказало: "Да, вот это разрядка, этого мы хотели от вас"?

— Знаете, я подозреваю, что ничего такого сейчас в данный момент сделать невозможно, и я также подозреваю, что Тиллерсон, как человек из бизнеса и, в общем, Путин, как человек из спецслужб, могут о чем-то договориться и не объявлять об этом широкой общественности, во всяком случае, в ближайшее время. То есть то, что Тиллерсон сообщит прессе по возвращению, я, в общем-то, склонен подозревать, что это будет не все, о чем будут вестись разговоры за закрытыми дверями.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон лично знаком и с российским президентом, и с главой Роснефти Игорем Сечиным, который сам находится под санкциями США.

На прошлой неделе глава Роснефти объявил о возможном возобновлении бурения в Карском море в партнерстве с компанией EXXON MOBIL, которую до недавнего времени возглавлял Рекс Тилерсон. Добыча труднодоступной северной нефти может возобновиться в 2019 году. Этот проект попал под санкции, как и другие девять из 10 совмесмтных с Exxon проектов Роснефти.

Могут ли Тиллерсон и Сечин встретиться лично и что говорят об отмене санкций американские инвесторы Настоящее Время спросило у партнера консалтинговой компании RusEnergy, Михаила Крутихина.

— В Москву приехал Рекс Тиллерсон, и кроме президента Путина, с которым он то ли будет встречаться, то ли нет, но, скорее всего, конечно, будет, он, возможно, встретится еще с кем-то. Его визит овеян некоторой таинственностью. Можем предположить, что он может встретиться с Игорем Сечиным, хотя бы потому, что они хорошо знакомы. И мне кажется, у этих людей есть, о чем поговорить. Как вам кажется, о чем может Сечин поговорить с Тиллерсоном?

— Прежде всего, это большой бизнес, это нефтяной и газовый бизнес, поэтому говорить им есть о чем, и главное – это санкции. Поскольку санкциями недовольны не только российские компании и российские предприниматели, против которых это направлено, у того же Сечина есть санкции лично против него, против его компании "Роснефть" и так далее. Но этими же санкциями недовольны и американцы. Я две недели назад в Вашингтоне разговаривал с американскими деятелями, и инвесторы сказали, что сейчас все главные риски инвестиций в Россию связаны с санкциями. Это, во-первых, ожидания того, что санкции могут быть усилены, во-вторых, это кредитные риски, которые из-за санкций повышаются, и, в-третьих, это репутационные риски, которые тоже очень много значат для нормальной корпорации, то есть сотрудничество с Россией сейчас из-за этих санкций рассматривается как нечто отрицательное в работе компании.

— А что может сказать Тиллерсон Игорю Сечину? Сказать: "Игорь Иванович, давайте сделаем так…". Что они должны сделать? Вернее, что может сделать Игорь Сечин для того, чтобы эти санкции можно было если не ослабить, то заморозить?

— Я думаю, что обращаться к Тиллерсону с просьбой что-то сделать с санкциями можно, конечно, но я все-таки думаю, что это очень сильно не по адресу, поскольку надо смотреть, откуда взялись эти санкции. Санкции же не из вакуума откуда-то появились. Они появились по определенной причине, поскольку авторы этих санкций рассудили, что в моей стране, в России, нарушают международное право. Россия брала на себя обязательство уважать суверенитет и государственные границы Украины, а в результате мы видим захват Крыма.

— Я по-другому тогда задам вопрос: Сечин – политик?

— Сечин в данном случае нефтяник. Но для того, чтобы снять санкции, он должен обращаться не к Тиллерсону, а, скорее всего, к своему собственному президенту, то есть менять политику России, а не тех, кто вводил против России санкции.

— Может ли Тиллерсон использовать Сечина как переговорщика в этом непростом диалоге с Москвой?

— Я надеялся бы, что это возможно, поскольку тут кровно заинтересована и "Роснефть", и другие нефтяные и газовые компании России, энергетические компании, да просто промышленные компании России, банки и много кто еще в том, чтобы эти санкции были сняты. Но обращаться за этим нужно не к Тиллерсону, а к тому, с кем он приехал вести переговоры, то есть к политическому руководству России, из-за которого эти санкции и были введены.

Накануне поездки Рекса Тиллерсона в Москву двое американских сенаторов призвали призвали его встретиться в России с гражданскими активистами, сообщает агентство Reuters.

По словам сенатора-демократа Джин Шахин и республиканца Марка Рубио, демократически настроенные россияне должны чувствовать поддержку со стороны Соединенных Штатов.

Состоится ли такая встреча и кто сможет на нее попасть, Настоящему Времени рассказал политик Владимр Кара-Мурза-младший, который недавно встречался с американскими сенаторами, чтобы убедить их в необходимости продления персональных санкций против ряда российских чиновников и бизнесменов.

— Буквально пару недель назад были слушания в одном из сенатских комитетов, посвященные как раз положению гражданского общества и положению с правами человека в России. Я, собственно, выступал на этих слушаниях по приглашению сенаторов из обеих партий и там говорил, в частности, о том, что санкции не должны быть антироссийскими. Это не должны быть санкции против России, это должны быть санкции против тех людей, персональные, конкретные санкции против тех людей, которые нарушают права российских граждан и замешаны в коррупции.

— А нет ли ощущения, что госсекретарь едет с предложением, как отменить эти персональные санкции в обмен на какие-то уступки от Москвы?

— Во-первых, это не в его власти, поскольку "закон Магнитского" – это именно закон, это не указ, не распоряжение, это федеральный закон, принятый с огромным перевесом в обеих палатах Конгресса, его отменить невозможно. Поэтому он не может такого предложить по той простой причине, что это не в его власти находится. А что касается встречи с представителями гражданского общества, действительно, на тех слушаниях, о которых я говорил, прозвучала эта мысль, я, в частности, высказал, о том, что очень важно вообще понимать, что Россия – это не только режим Владимира Путина, не только эта небольшая группа людей, которая находится в Кремле.

— Какие-то конкретные фамилии прозвучали, которые теперь Тиллерсон знает? Он же вряд ли знает поименно всех активистов в России.

— Безусловно, ему направлены рекомендации в отношении конкретных фамилий, а, главное, ему направлено открытое публичное письмо, подписанное группой сенаторов из обеих партий, причем там есть достаточно громкие имена представителей как Республиканской, так и Демократической партии, например, Марко Рубио, республиканец, и Джин Шахин, это сенатор-демократ от штата Нью-Гемпшир, где содержится настоятельная рекомендация Рексу Тиллерсону найти время, пока он будет в Москве, встретиться не только с представителями Кремля и МИДа, но и с представителями российского гражданского общества.

Сейчас до сих пор окончательно график госсекретаря так и не прояснен, хотя он уже сегодня вечером прилетает в Москву, как известно. Поэтому сейчас, наверное, рано какие-то конкретные фамилии называть, пока мы до сих пор не знаем, состоится ли вообще такая встреча. Но, как минимум, публичная настоятельная рекомендация из Сената, причем от представителей обеих партий, в том числе и той партии, которой принадлежит сам Рекс Тиллерсон, была ему направлена, и это само по себе, на мой взгляд, уже очень важный сигнал.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG