Ссылки

Наш – не наш. Что стало с лидерами уличной политики нулевых


Максим Мищенко – один из самых известных прокремлевских активистов нулевых, человек эпохи Суркова и Росмолодежи в роли главного пропагандистского ведомства, сядет в тюрьму на два с половиной года за мошенничество. В 2017, спустя пять лет после окончания уличного проекта Кремля, лидеры той юной армии Путина больше не нужны. Настоящее Время рассказывает, как сложилась судьба Мищенко и других лиц эпохи.

Они выросли при Путине и к 2018 собирались брать власть. "Поколение П". Дети нулевых. Вчерашние школьники, для которых скорость социального лифта напрямую зависела от любви к Кремлю. Идущие вместе и "Наши", "Россия Молодая", и "Молодая Гвардия", "Местные", "Сталь" – этих движений были десятки. Но где она сейчас – "ликующая гопота" (публицистический термин, применявшийся к кремлевским молодежным движениям в 2007-2008 годах и запущенный со слов источника в администрации президента России – НВ) имени Владислава Суркова. И где, кого они забрасывали.

Звезда уличной политики нулевых Максим Мищенко буквально заставил кураторов молодежки обратить на себя внимание. Созданное им движение "Россия Молодая" или "РуМол" – 40 однокурсников Максима по Бауманке — занималось борьбой с "оранжевой угрозой", боролась с "Другой Россией" Лимонова, срывали несогласным митинги на Триумфальной по 31 числам, устраивая там День донора, боролись с нелегалами – приезжали на рынки и вокзалы и искали мигрантов без регистрации.

Молодой и наглый, Мищенко нравился ответственным за уличную политику на Старой Площади. В 2007 его взяли в Госдуму. Но с законотворчеством не задалось. После ухода из власти Владислава Суркова, постепенно начали вычищать ото всюду и его подопечных. В 2011 Мищенко досрочно сложил с себя полномочия депутата, с трудом попал в Общественную палату, но и оттуда вылетел спустя год. Последнее место работы — замминистра внутренней политики Тульской области. Привычно для себя он отвечал за митинги и НКО. Там-то и погорел. Получил из бюджета деньги на проведение мероприятий в память о Чернобыльской аварии. Ничего не сделал, а средства – 650 тысяч рублей – перевел на фиктивные счета. Незадолго до приговора написал в фейсбуке: "С политикой я закончил".

"Ровно пять лет назад Мищенко пришел на дебаты со мной в белых перчатках, пафосно рассуждал о чистоте своих рук и о патриотизме. Я ответил, что для Мищенко и его коллег белые перчатки являются профессиональным атрибутом – чтобы не оставлять отпечатки пальцев, когда деньги из бюджета воруют. Ну в общем, прав я тогда оказался", – написал тогда об этом Илья Яшин.

Яшин был тогда одним из лидеров улицы – с другой стороны. И с "Молодежным Яблоком", и "Солидарностью" устраивал одни из самых ярких оппозиционных акций той эпохи. Заливал краской мемориальную доску Андропову. Публично брился под ноль у стен Генштаба. Устраивал символическое самосожжение напротив Кремля. И страшно раздражал прокремевских.

Остался в публичной политике и оппозиции. После раскола в партии ПАРНАС в конце прошлого года, вышел из ее рядов. Но продолжает политическую деятельность с движением "Солидарность".

Вечный вожатый, это он в 2000, почувствовал новый ветер эпохи, придумал "Идущих вместе" – на базе которых в 2005 создадут движение "НАШИ" – главный прокремлевский проект нулевых.

Подростки в красных футболках – по всей стране их были десятки тысяч. На неограниченные тогда ради пропаганды кремлевские деньги Якеменко заставил их поверить в то, что в жизни у них один шанс стать "нашистом". Простой манифест: Россия – центр мира, свободе угрожают либералы, фашисты и западники, объединённые общей ненавистью к Владимиру Путину. Мы вас научим Родину любить – это про них.

Главный проект "наших" – лагерь Селигер. В Тверскую область приезжали тысячи активистов со всей страны, и иногда Владимир Путин.

На движение из бюджета в год тратились сотни миллионов. По информации "Ведомостей", только в период с 2007 по 2010 движению выделили почти полмиллиарда рублей.

Но закат эпохи Суркова не пощадил и Якеменко. Гопники, влюбленные в президента, Кремлю оказались больше не нужны. Верховного вожатого уволили из Росмолодежи. Проект "НАШИ" закрыли. Самому Якеменко не дали создать новую партию. И он теперь занимается сетью кафе "Ешь пирог".

Гарри Каспаров был из тех, чьи портреты были на полу офиса "нашистов", а чьи картонные головы на лагере в Селигере были насажены на копья с текстом "Здесь вам не рады". Один из лидеров объединенной оппозиции нулевых, Каспаров раздражал прокремлевских активистов едва ли не больше всех.

Они печатали и раздавали оскорбительные листовки, за которые Каспаров даже судился с "нашистами", но безуспешно. Однажды попросили автограф на шахматной доске – и этой же доской ударили его по голове до гематомы, выкрикивая призывы уезжать из России.

После вызова на допрос в Следственный комитет в 2013 Каспаров уехал из России. И так с тех пор и не возвращался.

Одна из самых известных "нашисток" нулевых – Кристина Потупчик. Комиссар и пресс-секретарь движения, соратница Якеменко и человек, который писал про себя "Я по оброзованию – филолог".

Потупчик распространяла скандальные видеоролики с компроматом, в том числе сексуальным, на либеральных журналистов и оппозиционеров как Михаила Фишмана, Виктора Шендеровича, Илью Яшина.

После ухода Якеменко, на некоторое время пропала из вида. Но совсем далеко от власти не ушла – сейчас работает в Общественной палате. Но из радикального охранителя стала центристом, иногда пишет либеральные посты в фейсбуке и фотографируется со своими бывшими оппонентами в инстаграме.

Лидер Национал-большевистской партии (НБП) Эдуард Лимонов был одним из наиболее радикальных борцов с прокремелвской молодежкой. Дед, идол, кумир и идеолог. У него была своя армия – куда более оторванных и смелых борцов, чем "нашисты". Они вели открытую уличную войну. В эпоху расцвета и всепозволения "нашистам" противостоять могли разве что нацболы.

Автор главных оппозиционных проектов 2000-х: от "Другой России" до "Стратегии 31", после событий на Болотной Лимонов перестал сотрудничать с либералами. Поддержал аннексию Крыма и вторжение в Донбасс. А те, кто громче всех кричал "Путин, уходи", и дрался с "нашистами", отправились добровольцами воевать на восток Украины.

Мария Дрокова – та самая девушка, поцелованная Путиным. Собственно, тот поцелуй и сделал ее карьеру. Она требовала при жизни поставить Путину памятник. Но после нападения на Олега Кашина, за которым, как писали газеты, мог стоять Василий Якеменко, вышла из движения "НАШИ".

Стала пиар-консультантами, работала со стартапами вроде Геттекси и Букмейт. Уехала жить в США. И на днях получила грин-карту, о чем сообщила у себя в фейсбуке – по-английски.

Бориса Немцова "нашисты" и насаживали виртуально на кол, и вполне физически нападали на него, обливая кока-колой и нашатырем. Немцов – единственный, кому удалось выиграть суд у "нашистов" – они потребовали оштрафовать политика на миллион рублей после того, как тот обвинил их в атаке. Но суд отказал. После того, как Немцов пролоббировал запрет Суркову и Якеменко на въезд в США, "нашисты" напали на него в Шереметьево, накинув на голову рыболовный сачок. Убит 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту, напротив Кремля.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG