Ссылки

"Мы не хотим быть в мире в условиях рабства". Предстоятель Киевского патриархата о войне в Украине и конфликте церквей



Украина – многоконфессиональная страна, в этом ее сила и в этом, как оказалось, ее уязвимое место. После распада Советского Союза православная церковь в Украине раскололась на две: на Украинскую православную церковь Московского патриархата и Православную церковь Киевского патриархата. До Майдана эти противоречия почти сгладились, но после – обострились с новой силой. Оказалось, что церковь может участвовать не только в политике, но и принимать участие в войне.

В Киево-Печерскую лавру – самое святое место для православных христиан в Украине, самый старый монастырь на территории Украины – не могут войти и служить священники православной церкви Киевского патриархата.

Сегодня мы пойдем в резиденцию патриарха Филарета, предстоятеля Православной церкви Киевского патриархата, и я попробую у него спросить, как он оценивает роль церкви в жизни украинского общества сейчас и что он думает о ее будущем.

— Как вам кажется, война повлияла на состояние Украинской православной церкви, которую вы возглавляете, и на число прихожан?

— Повлияла, и очень повлияла.

— Как?

— Потому что украинский народ увидел, какая церковь является действительно украинской церковью, защищает украинские интересы, украинское государство, а какая защищает интересы России. И поэтому народ увидел, кто есть кто. И в результате этого очень много, не десятки, а сотни тысяч прихожан Московского патриархата перешли и переходят в Киевский патриархат. Почему? Потому что они думали, что это действительно украинская церковь и служит украинскому народу, а когда началась война, они увидели, что эта церковь служит интересам России.

Чем она служит? Она выступает: мы за мир. И мы за мир, и все за мир. Но за какой мир? Мы не хотим быть в мире в условиях рабства, мы не хотим, чтобы Украина снова вошла в состав Российской империи. Такого мира мы не хотим. Мы хотим справедливого мира, а справедливый мир – это значит Украина должна быть независимым государством, дружественным государством по отношению ко всем европейским государствам, в том числе и по отношению к России. Вот такого мы хотим мира.

Эта церковь говорит, что никакой агрессии со стороны России в Донбассе нет, то есть говорит неправду. А что говорит? Идет братоубийственная война. Кого с кем? Украинцев с украинцами. А что там российские войска, что из Донбасса везут гробы в Россию – об этом они молчат. А церковь должна говорить правду.

— Вы знаете, я хотел об этом у вас спросить: я не вполне понимаю, ведь Украинская православная церковь Московского патриархата формально совершенно независимая, по крайней мере, она обладает собственным церковным судом, собственным правом назначать иерархов и прочее. Как происходит, если оно есть, вот это управление из Москвы в Киеве, через какие механизмы, как вы думаете?

— Действительно Украинская православная церковь Московского патриархата имеет самостоятельность и независимость в управлении, действительно. Но она является составной частью Московского патриархата. То есть она остается зависимой от московского патриарха.

— Чем? Он звонит по телефону или отправляет письмо? Как это происходит, как вы думаете? Я не понимаю этого.

— Происходит так: вот почему Украинская православная церковь Московского патриархата не называет агрессора агрессором, а говорит, что это братоубийственная война между украинцами? Почему? Потому что боится Москвы, потому что зависимая, потому что предстоятель Украинской церкви сидит в Священном синоде Московского патриархата. И вот священники, которые служат в Украине в Московском патриархате, боятся выступить против России. Почему? Говорят: если мы выступим, нас с прихода снимут. Зависимые? Зависимые. Независимые зависимые. Народ это видит, война это показала, кто есть кто, поэтому и переходят в Киевский патриархат.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG