Ссылки

Доказать легитимность самому себе. Политолог о планах Кремля провести "референдум о доверии Путину"


Для чего понадобилось сообщать о подготовке к новой избирательной компании Владимира Путина именно сейчас и почему пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков уже наутро опроверг эту информацию анонима из Кремля, Настоящему Времени рассказал политолог Дмитрий Орешкин.

— А вы понимаете, почему именно сегодня, в этот политический момент (что это за момент?), было объявлено о возможном участии Владимира Путина в следующей предвыборной кампании, то есть о его четвертом сроке?

— Ну конечно, я не могу сказать, что понимаю, я думаю, что понимаю, так скажем. Логика такая: до выборов остается год с хвостиком и, в общем, самое время начинать кампанию, надо раскручивать образ, надо ставить задачи, надо тому, кто за это отвечает – а отвечает за это Сергей Кириенко – коммуницировать как-то со страной и с элитами, и в явной или неявной форме приучать их к поставленным задачам.

— Почему говорят о явке? Почему такое внимание этот источник из Кремля уделил явке на выборах, как вы думаете?

— Потому что перед ним поставлена задача, а он, в свою очередь, транслирует эту задачу всей стране, городу и миру. Задача – сделать из выборов референдум. А референдум по традиции обычно подсчитывает свои голоса относительно всего избирательского корпуса. Не только тех, кто пришел, а вообще от всего общего списка избирателей.

— Подождите, а для кого нужно Владимиру Путину показать свою легитимность количеством?

— Для себя, прежде всего.

— Для себя или для западных партнеров?

— Ну и, естественно, для страны тоже и для злопыхателей разных из-за рубежа, чтобы все понимали, что у него поддержка как никогда сплоченная и консолидированная, и все попытки подорвать его политический статус обречены на провал. Это очень важная демонстрация в той системе ценностей, в которой находится Владимир Путин.

— Хромой уткой он не будет, и слабость перед своими, например, соратниками не покажет.

— Ни в коем случае. Это совершенно его имиджу не соответствует.

— С какой повесткой, как вы думаете, Путин пойдет на следующий срок? То есть с чем он придет в Кремль?

— Вот это проблема. Потому что ничего особенно хорошего с экономикой не делается. Люди большого энтузиазма не испытывают в смысле доходов и в смысле расходов, цен, инфляции и перспектив на будущее. 25 месяцев подряд снижаются торговые обороты и 27 месяцев подряд снижаются реально располагаемые доходы населения, несмотря на то, что там где-то повышали зарплаты и так далее. Так что повестка дня может быть только негативной консолидацией: кругом враги, надо сплотиться, поддержать, иначе Бундесвер, бряцающий оружием у священных рубежей нашей Родины, или Украина завоюют нашу Отчизну и разграбит ее природные богатства.

—Да, я понимаю, негативная повестка, но совсем недавно еще говорили, что в Кремле чуть ли не досрочные выборы обсуждали, в тот момент, когда не было понятно, кто станет президентом США – Хиллари Клинтон или Дональд Трамп. Видимо, это обсуждал не сам Владимир Путин, а еще какое-то его окружение, а теперь он стал им хорош?

— Ну, понимаете как, ведь президента делает окружение, короля играет свита. Поэтому нам вбрасывали для обсуждения эти темы, мы их обсуждали, чтобы не забывали о том, что будут выборы. И, кстати говоря, досрочные выборы были вполне реальным предложением, потому что боялись, что со временем его популярность будет падать. И она, в общем, будет падать, никуда не деться. Но Путину нужно победить красиво, поэтому с самого начала было понятно, что досрочные выборы – это уж если совсем край. Если вот видно, что рейтинг пошел круто вниз, тогда надо скорей, пока он еще совсем не упал. Сейчас он круто вниз не идет, он где-то застрял на уровне 80-ти, хотя мы не очень понимаем, что этот рейтинг отражает, потому что люди не очень понимают, на какой вопрос они отвечают. И что самое важное – все больше людей отказываются отвечать на этот вопрос. И нам показывают 80% от тех, кто согласился отвечать. Вот в этом серьезная проблема. То есть нынешняя оценка рейтинга, она очень зыбкая.

Но тем не менее, Путин хочет победить круто, он хочет набрать больше 50% от списочного состава. По крайней мере, об этом говорит господин Кириенко. А это значит, надо обеспечить 70% явки и 70% за первое лицо – очень тяжелая задача.

— И как она может быть решена?

— Я думаю, что никак. Потому что уже сейчас говорят, что надо набрать больше, чем Медведев в 2002 году и больше, чем Путин в 2012-м. Но Медведеву в 2002 году приписали порядка 12-ти, а, может быть, больше миллионов голосов. Это просто вульгарная статистика, которая проверяет связь между количеством голосов и нарисованной явкой, демонстрирует. Медведев был тогда популярен, он, безусловно, побеждал в первом туре. Но не с 72-мя процентами, как показали, а где-то там 52-55%. То есть процентов 10-15, как минимум, ему были приписаны.

В 2012 году Путин тоже ведь не совсем честно победил. Ну, например, в Чечне явка была 99,6% зафиксирована, а за него – 99,8%. Мы, в общем-то, довольно взрослые люди, понимаем, что в нормальных условиях такого не бывает. Нарисовали. Ну, или в Тамбовской области, которая поставила рекорд поддержки Владимира Путина в центральном районе России – 72% у него было. Но при этом 20% голосовали на дому. Так тоже никогда не бывает, это технически невозможно. Потому что одна выездная бригада должна работать в день выборов, и посетить от несколько десятков, а в случае Тамбова даже сотен адресов, эти несколько человек за 12 часов технически не успевают. Тем не менее 20% было проголосовано на дому, и вот как раз на эти 20% рейтинг Владимира Путина и поднялся над средним результатом по Центральному федеральному округу. А в Москве, напомню, где не жульничали, было 47%.

— Ну да, вот еще сейчас говорят, что одной из технологий, ну как говорят, собственно, журналисты пишут в своих изданиях о том, что одной из технологий Сергей Кириенко предлагает, возможно, проведение референдумов одновременно с проведением президентских выборов, то есть для того, чтобы привлечь электорально людей. Но вопрос меня вот какой сейчас интересует очень: почему так вышло, что утром мы проснулись и узнали, ну кто-то ночью, кто посмотрел, узнали, что в Кремле утверждают, что выборы будут, и Путин идет на четвертый срок, а уже днем Дмитрий Песков это фактически опроверг, сказал, что ничего не решено. Зачем нужно было газетам говорить одно, а потом тут же говорить другое?

— Дело в том, что говорят разные люди. Как мне кажется, это следствие того, что помимо поддержки Владимира Путина как всегда есть внутренняя конкуренция между группами, которые больше всего любят Владимира Путина. Вот Кириенко любит его так, а группа, там, Пескова и людей, которые с ним вместе работают, любит его эдак. И если Кириенко выступает с такой инициативой, то всегда найдутся люди, которые дадут понять, что эта инициатива не совсем правильная.

— То есть это не согласовывается? Неужели это не согласовывается с Путиным?

— Понимаете, как, все согласовать невозможно. Согласовываются персональные назначения и секторы ответственности. Вот Кириенко дали это направление – давай, товарищ, работай, по мелочам мы тебя дергать не будем. Если грубо проколешься, мы тебя поправим. Вот смотрите, Кириенко начал с перетряски губернаторского корпуса. А Владимир Путин, точнее говоря, те люди, которые на него влияют, демонстративно организовали общую встречу с отставленными губернаторами и демонстрацию к ним отеческого благорасположения со стороны Владимира Владимировича. Это ведь тоже неслучайно делается. Просто какая-то группа влияния, которой не нравится то, как ведет себя Кириенко, может быть, он слишком либерален, а может быть, он слишком много берет на себя. В общем, надо бы ему дать понять, что не он один такой хороший.

— Я не могу себе только представить, как это все предлагается Путину, как это ему продается в качестве идеи.

— Да очень просто. Он утром слушает одного, завтра – другого. Если ему скажут, что что-то Кириенко о себе стал много понимать.

— А, вот такая технология мне понятна, Дмитрий Борисович, спасибо большое. Спасибо за ваши комментарии.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG