Ссылки

Новость часа

Где-то между Свидетелями Иеговы и "ИГИЛом". Ольга Романова – о новом статусе Навального


Политика Алексея Навального, который сейчас находится в исправительной колонии №2 в городе Покрове, сняли с профучета как "склонного к побегу", но поставили на учет как "экстремиста" и "террориста". Сообщение об этом появилось в его инстаграме. "Новости это хорошие. "Экстремистский" и "террористический" профучеты не такие утомительные, как "побегушник", – написал Навальный в связи с решением руководства колонии.

Руководитель организации "Русь сидящая" Ольга Романова говорит, что для обычного человека такой статус имеет серьезные последствия после освобождения, но Алексею Навальному должен действительно облегчить жизнь. Об этом она рассказала Настоящему Времени.

Ольга Романова – о новом статусе Навального
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:04 0:00

– Для обычного человека, для обычного заключенного наличие такой полосы – склонного к экстремизму и терроризму – это огромная проблема. А самое главное – это огромная проблема тогда, когда он выйдет из тюрьмы. Потому что такие люди попадают в списки Росфинмониторинга, и Росфинмониторинг запрещает им открывать счета в банках, вообще проводить любые банковские операции. То есть такой человек не может устроиться на работу, получать пенсию, социальные пособия, платить алименты и так далее.

Но постольку Алексей Навальный – не совсем обычный человек, и совершенно понятно, что он выйдет из тюрьмы не тогда, когда у него кончится срок, а тогда, когда так решит Путин: обменять его на кого-то или, например, в результате госпереворота или чего угодно. Естественно, его судьба будет другой.

Что касается жизни на зоне, то замена красной полосы на зеленую означает для Алексея Навального действительно большие перемены. Во-первых, его перестанут будить по ночам каждые два часа – наконец-то. С марта по октябрь это длилось семь месяцев: человека каждый день каждые два часа будили ночью. И это прекратится.

Но я думаю, что это прекратится не оттого, что какой-то опер доложил, что, пожалуй, он не склонен к побегу, а потому, что им самим надоело. Это довольно тяжело. И в конце концов, я думаю, что областной УФСИН выпросил разрешение у центрального УФСИНа это прекратить и привести личное дело Алексея Навального в соответствие с материалами дела суда – то есть прилепить ему ту же самую характеристику, которую дал ему суд, на мой взгляд совершенно незаконно, а именно то, что он экстремист.

А вот насчет терроризма, конечно, перебор. Террористом его все-таки не называл даже российский суд, это художественная самодеятельность ФСИН.

Но мне очень понравилось, как Алексей Навальный описал сам процесс – мы наконец-то всей страной увидели все, как это бывает глазами заключенного. Это действительно стол буквой Т, похожий на свадьбу. Насчет "похожий на свадьбу" – это лично для Алексея Анатольевича, обычно это менее пышно. И вот опер докладывает, что опер провел огромную оперскую работу и считает, ходатайствует, что Алексей Навальный больше не склонен к побегу. Ура, согласились все единогласно. И другой опер, судя по всему, а может быть, один и тот же, говорит: "Да, к побегу не склонен, все гораздо, товарищи, хуже – перед нами террорист".

Опер ФСИН – конечно, тут не попрешь. Ну что ж, действительно Алексей попадает теперь в зеленую зону с зеленой полосой, там, где действительно у нас находится "Хизб ут-Тахрир", организация, которая признана в России незаконной, а в общем во всем остальном мире – да [законной]; так же как Свидетели Иеговы, организация, признанная в России незаконной, а во всем остальном мире – да. Вот он где-то находится в этом вот простенке, ближе, наверное, к "ИГИЛу".

Как у нас дела делаются по "ИГИЛу": там половина сидит действительно за причастность к "ИГИЛу", половина – нет. Вот Алексей Навальный теперь один из них. Да, это будет тяжело, но да, это закроет его путь к УДО. Можно подумать, что он до этого был открыт.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG