Настоящее Время

Нефтяная баня, стулья на экспорт и "рубилово за клиентов". Малый бизнес во время эпидемии в России – истории выживших

Алексей Сабельский

6 июля 2020 года

"Режим нерабочих дней с сохранением заработной платы" и дальнейшие коронавирусные ограничения поставили российский малый бизнес на грань гибели. Многие не справились, но есть и те, кому удалось. Организаторы мастер-классов стали делать стулья, строитель сконструировал баню, которая топится подешевевшей нефтью, ресторатор научился класть плитку и устроил кафе прямо на улице. Рассказываем истории предпринимателей, выживших в российской глубинке.

"Государство помогло нам по-другому"

Столярная мастерская "Заноза" в Великом Новгороде позиционирует себя не как обычная столярка. Поначалу она даже называлась "антистоляркой", подводя черту между собой и мастерскими, которые делают мебель, двери или банные принадлежности.

Антистолярка появилась в результате объединения усилий Анастасии Герасимовой, дизайнера, столяра и автора ютьюб-канала "Борщ TV", ее мужа и оператора Евгения Евстафьева и предпринимателя Семена Калмыкова.

Осенью 2019 года они арендовали маленькое двухэтажное помещение в промзоне вблизи крупного новгородского торгового центра и пригласили в антистолярку родителей с детьми. Основой проекта стали мастер-классы, во время которых можно было смастерить игрушки или полезные вещи, узнать больше о деревообработке и дать возможность детям попробовать столярный инструмент в деле.

Но в конце марта 2020-го "Заноза", как и другие предприятия, связанные со сферой услуг и взаимодействием с посетителями, была вынуждена прекратить свою работу. "Поначалу нам пришлось тяжело, – признается Семен Калмыков. – Как и все, мы просто перестали работать. Надо было решать, что делать с этим дальше".

Мастерская "Заноза". Фото: Александр Кириллов

Решение пришло из практики. Со временем мастерская смогла открыться с соблюдением введенных ограничений. В работе помог курьез. Осенью создатели мастерской закупились медицинскими масками разных цветов, чтобы выдавать их посетителям во время пыльных работ. "Сейчас маски стоят запредельно дорого, если вообще посчастливится их найти. А тогда мы закупились ими буквально по 1 рублю", – написали предприниматели в своем сообществе в соцсети "ВКонтакте". Так что дефицитные в начале апреля маски были в мастерской у всех работников.

Еще до коронавируса мастерская стала выполнять крупные заказы на деревянную посуду и разработала собственный продукт, который превратился в небольшой хит – дизайнерский растущий стульчик для детей. К весне как раз накопились заказы, и в апреле создатели мастерской вместе с наемными сотрудниками снова вышли на работу.

"Изначально мы не думали о производстве как основном виде деятельности. Потому и назвали себя антистоляркой. Сейчас от той концепции мало что осталось, теперь у нас есть заказы, которые надо выполнять", – говорит Семен.

Семен как организатор процессов взял на себя и функцию курьера. Приходится ездить за материалами и отдавать готовую продукцию службе доставки. В это время Евгений отвечает за наладку оборудования в мастерской и технологию производства, а Анастасия – за дизайн продукции, технологию ее изготовления и всю творческую часть. Но каждый, когда приходит в мастерскую, неизбежно встает за фрезерный или шлифовальный станок, начинает что-то пилить, сверлить или прикручивать. А потом может сесть за руль и поехать за новыми фрезами или метизами, например, в Санкт-Петербург, за 200 километров от Новгорода. Иногда так получается дешевле и быстрее, чем оформлять доставку.

Евгений Евстафьев и Семен Калмыков. Фото: Александр Кириллов

О стульчике и еще одном изделии – башне помощника, на которую ребенок может забираться, чтобы выполнять какие-то работы или играть, стоя за столом наравне с родителями, – люди узнали из инстаграма столярной мастерской и канала "Борщ TV".

"Заказы пришли из Москвы, Ханты-Мансийска, Майкопа, Владивостока, Нижнего Новгорода", – рассказывает Семен.

Пока нет уверенности, что спрос на растущие стульчики не ситуативный. Но уже есть мысли о поиске нового, более крупного помещения, потому что в нынешних 50 квадратных метрах использован каждый сантиметр.

Несмотря на вынужденный простой в начале апреля, государство не считает подобные предприятия пострадавшими от коронавируса. "В этом смысле взаимодействия с государством никакого не было, потому что мы по описаниям не попадаем в перечень организаций, которые пострадали от коронавируса. Государство помогло нам по-другому. Они помогли нам разместить информацию о нашей продукции на сайтах, рассчитанных на экспорт", – рассказывает Семен Калмыков. Речь идет о сайте Etsy.com, где антистолярке посоветовать выставить свои работы, – это площадка для электронной торговли изделиями ручной работы, уникальными или ограниченного выпуска. "Поэтому в будущем будем пробовать работать на Европу", – делится планами предприниматель.

В мастерской "Заноза". Фото: Александр Кириллов

"Шутки шутками, но нефтяная баня дешевле"

Часть предприятий, боясь не открыться после локдауна, просто увольняли своих сотрудников или отправляли в бессрочный отпуск. Когда ограничения начали ослаблять, те же предприниматели снова стали набирать работников в штат. Несмотря на увеличение уровня безработицы, небольшие строительные фирмы, особенно в малых городах, столкнулись с нехваткой рабочих рук.

Город Пестово в Новгородской области славится как один из центров региональной предпринимательской жизни. В городке проживает всего 15 тысяч человек, но в нем действует много предприятий и бригад, которые строят дома, бани или бытовки. Есть и несколько крупных. Одна из них – фирма "С легким паром" Георгия Дзамукова, которая выпускает 600 мобильных бань в год. Ему повезло: наработанная клиентская база позволяет работать круглый год. Когда некоторые его коллеги отпустили бригады из стран Центральной Азии домой на зиму, на его производстве продолжали работать.

"Представьте себе: вы работали, потом ждали следующего сезона – и вдруг все ваши бригады не приезжают. Тем, к кому они не приехали, сейчас тяжело. Они и пытаются переманить рабочих у остальных", – рассказывает Георгий.

Трудности он испытывал только первые дни карантинных мер, когда непонятно было, кому можно работать. Когда бригады снова вышли на работу, возникла другая сложность: как транспортировать бани в соседние регионы, если на дорогах останавливает полиция.

Георгий Дзамуков

"Мы решили доказать, что бани являются профилактическим средством от коронавируса, нашли соответствующую лазейку в законе, и это сработало", – вспоминает предприниматель.

Так как весна и лето – горячий сезон для строителей, кризис не сказался на показателях компании. Хотя потенциальных клиентов стало меньше. "Пока в любом случае спрос превышает предложение, поэтому кризиса мы не замечаем. Видно будет осенью", – говорит предприниматель.

Чтобы создать себе определенную подушку безопасности, Георгий реализовал необычную идею – сделал баню, которая топится на нефти.

"Шутки шутками, но действительно получается дешевле. Баня работает. Я ее затопил, попарился, проверил. Были определенные сложности с вентиляцией, потому что запах стоял специфический, мы это все продумали. Теперь банька прогревается, и запах чисто русский, банный", – говорит Дзамуков.

"Нефтяная" баня от дровяной отличается более прочной конструкцией, которая взаимодействует с печкой (базальтовый картон между печкой и стенами толще, и перегородка в дымоходе прочнее). Температура горения нефти выше, тепла выделяется больше, поэтому пришлось чуть-чуть изменить технологию. Кроме того, будет другая подача – через воронку прямо в топку.

Нефть для бани

Идея такой бани появилась после срыва договоренности о снижении объемов добычи нефти ОПЕК+ скорее как способ привлечь к себе внимание с помощью актуальных новостей. Но после нехитрых расчетов оказалось, что топить нефтью за 30-40 долларов реально выгоднее, чем дровами. Друзья из Западной Сибири прислали бочку нефти, Дзамуков изготовил баню и снял видеоблог. И теперь уже реализует первые единичные заказы из нефтеносных регионов, где достать черное топливо намного проще, чем на северо-западе России.

"Чтобы протопить дровяную мобильную баню в летний период, нужна охапка дров. Она стоит, в зависимости от региона, от 30 до 100 рублей. 30 рублей – в городе Пестово, 100 рублей – в Ленинградской области. В случае нефти, если считать, что она стоит 35 долларов за баррель, то получается 16 рублей на литр. А литра более чем достаточно", – подсчитал предприниматель.

Баня на нефти остается побочным продуктом, но куда больший эффект – информационный. Благодаря этой новации о бизнесе Дзамукова узнало еще больше людей. Маркетинг может иметь решающее значение, когда предложение будет превышать спрос, констатирует бизнесмен:

"Депрессия, конечно, случится. Осенью все удивятся, когда работы не будет вообще. Отрасль рухнет, и это скажется на экономике Пестова напрямую. Пестово состоит из пяти крупных фирм и еще 55 маленьких фирм, где есть три бригады и небольшой сайт. Уменьшится количество "пирога", который мы делим. И будет просто рубилово за клиентов".

Георгий топит нефтяную баню

Хочешь работать – выходи на улицу

6 июля в Новгородской области планируется очередной этап ослабления ограничений: заработает гостиничный бизнес, ожидается открытие залов кафе. Сейчас они работают в летнем режиме. Коронавирус вызвал неожиданный эффект: на улицах Великого Новгорода резко стало увеличиваться количество летних кафе "европейского" вида – столики и стулья, часто даже без навеса. Раньше рестораторы не спешили их выставлять на тротуары, предпочитая строить основательные веранды. Сейчас выбора нет: хочешь работать – выходи на улицу.

"Мы подали заявление с просьбой разрешить открыть летнее кафе, но ждать ответа не стали и поставили столики. Люди приходят, но это 20% от всей выручки. Если эта мера с летниками будет пролонгирована без открытия основных залов, то это убыточная история", – говорит Павел Чиков, новгородский ресторатор, владелец трех заведений: кафе, кофейни и пиццерии.

Павел Чиков

Как и любой другой ресторатор, Павел одним из первых ощутил на себе все тяготы ограничений, но смог в итоге претендовать на государственную поддержку. "Два месяца мы получали МРОТ на коллектив. 1 июня мы попытались получить кредит под 2%, который при условии сохранения рабочих мест можно не отдавать. Деньги пришли только через три недели, и то выплаты осуществляются частями", – говорит Павел Чиков.

Пока кафе были закрыты, предприниматель постарался провести время с пользой для своего дела: "За это время я успел освоить лично профессию плиточника, ремонтника, маляра. Полтора месяца мы занимались текущими косметическими ремонтами и делали наш интерьер лучше. 13 мая мы запустили службу доставки. Пересмотрели рецептуру пиццы, роллов, смогли без потерь вкусовых качеств немножко снизить себестоимость и снизили наценку. Нам удалось потолкаться на рынке доставки еды и сохранить доставку. Буквально за день после принятия решения сделали сайт, наполнили фотографиями блюд, сделали колл-центр. Освоил еще профессию программиста, чтобы зарегистрировать домен и перенести на него сайт с конструктора. Прокачали доставку как могли и продолжаем это делать, чтобы быть готовыми в случае наступления второй волны".

Ресторан Павла

Мысли о второй волне коронавируса, из-за которой всё опять может закрыться, занимают предпринимателя в последнее время. Если она придет, Павел не знает, сможет ли его бизнес остаться на плаву, но отмечает, что как раньше уже не будет.

"Богаче мы точно не стали благодаря коронавирусу. Сильнее – да, безусловно, – рассуждает Чиков. – И так-то рассчитываешь на свои силы, а тут тем более начинаешь рассчитывать на себя. Макаревич пел: "Не стоит прогибаться под изменчивый мир". "Не было бы счастья, да несчастье помогло" – это вообще девиз бизнеса в нашей стране, когда ты делаешь не благодаря чему-то, а вопреки".

Читать далее

"Идеология идеологией, но главное – рабочие места". Репортаж из норвежского Киркенеса, где каждый десятый житель говорит по-русски

Каждый десятый житель норвежского города Киркенес, расположенного в десятке километров от границы с Россией, говорит на русском языке. Большинство из этих десяти процентов – выходцы из России в первом или втором поколении

"Живой Левиафан задавит Териберку". Как живет поселок спустя пять лет после выхода фильма Звягинцева

Прообразом города Прибрежный в "Левиафане" стало село Териберка, о котором благодаря фильму и скандалу вокр...

Зона рискованного земледелия. Как живут фермеры в Псковской области – до и во время эпидемии коронавируса

Они немногочисленны, но амбициозны и не боятся трудностей. Летом 2019 года журналист Алексей Сабельский и фот...