Проще выбросить. Могут ли магазины раздавать просроченную еду и кому это нужно

18 апреля 2019 года
Ника Репенко

Полка с просроченной бесплатной едой. Раздача продуктов, которые не продать из-за мятой упаковки и истекшего срока годности. Подобные инициативы позволят магазинам и кафе выбрасывать меньше еды – и заодно помогут нуждающимся, говорят эко-активисты и сотрудники благотворительных организаций.

Раздача "просрочки" – это безответственно, люди могут отравиться, а бизнесу придется отвечать за последствия, парируют их оппоненты-предприниматели и сотрудники проверяющих органов.

А пока они спорят, продавцы просто заливают выброшенную в контейнеры еду прокисшим молоком, чтобы бездомные не толпились у магазинов.

Корреспондент Настоящего Времени разбирался, можно ли раздавать "ненужную" еду без вреда для здоровья и без ущерба для бизнеса, что об этом говорят российские законы и как это происходит на практике.

История одной полки

Предприниматель из Екатеринбурга Иван Зайченко решил создать в своем магазине "Жизньмарт" "бесплатную полку" с просроченными, но не испорченными продуктами, чтобы помочь нуждающимся людям "сохранить человеческое достоинство и при этом остаться сытыми".

"В первый раз меня это очень удивило, — рассказал Зайченко Настоящему Времени. — Я приехал на большую помойку, выбросил пакеты и увидел, что со всех сторон идут люди. Было видно, что это не бомжи. Люди разных возрастов, нормально одетые. И они начинают заглядывать в баки, что-то искать. Меня это сильно удивило, затронуло. Обидно за то, что им приходится так поступать".

Иван Зайченко. Фото: личная страница в Facebook
Иван Зайченко. Фото: личная страница в Facebook

Да и сама идея выбрасывать продукты, которые не успели испортиться, Зайченко не нравилась: он сначала даже забирал их домой — жалко. Потом решил, что правильнее будет отдавать.

"Люди реагировали по-разному. Кто-то спрашивал: "А что это такое?" Мы отвечали, что это продукты с истекшим сроком и можно бесплатно их забрать. Но люди испуганно говорили: "Не-не-не" — и отходили от этого прилавка. Были те, кто воспринял полку с интересом: щупали хлеб, смотрели. Как-то ко мне подошла бабушка и сказала: "Спасибо вам большое, я хоть мяса поем". У нас тогда на полке лежала ветчина, которую она и взяла".

Вскоре после появления в магазине Зайченко "бесплатной полки" к нему нагрянул Роспотребнадзор: "В день моего поста на Facebook к нам приехала съемочная группа местного телеканала, они сняли репортаж и, видимо, запросили комментарий Роспотребнадзора. В протоколе так и написано: административное делопроизводство началось на основании информации, поступившей из СМИ".

Правда, оштрафовать его ведомство решило не за просроченные продукты — их в момент визита инспектора просто не оказалось, приготовленный для них прилавок пустовал.

"Мы с инспектором полтора часа разбирались с протоколами, продукты в магазине в это время никто не проверял. Пока я с ней сидел, истек срок годности у сэндвичей, которые лежали в уцененке. Над бесплатной полкой есть еще одна, со скидочными продуктами, у которых вот-вот выйдет срок годности. И там эти злосчастные сэндвичи инспектор и нашла", — говорит Зайченко.

В итоге 11 апреля предпринимателя вызвали в Роспотребнадзор на комиссию, но не оштрафовали: ограничились предупреждением и дисциплинарной беседой.

Принцип личной ответственности

Иван Зайченко рассказывает, что потенциально опасных продуктов — таких, которые могут навредить после окончания указанного на этикетке срока годности, вроде фарша или рыбы, — в магазине нет. На бесплатную полку попадали хлеб, сметана, овощи, колбасы, сладкая вода, сэндвичи. Все продукты, по словам Ивана, не задерживались там дольше 20-30 минут.

Зайченко подчеркивает, что цели навредить кому-то у работников магазина не было: любую просрочку они выбрасывали, если за сутки не получилось ее куда-то пристроить. Люди брали продукты с бесплатного прилавка под свою ответственность:

"Я считаю, если написано, что это просрочка, то человек вполне может сам решить: брать эти продукты или не брать, есть их или не есть. Нас всех научили отличать прокисшее молоко от нормального, и если еда плохо пахнет, то никто, конечно же, есть ее не станет", — уверен предприниматель.

Активисты движения "Фудшеринг" называют это принципом личной ответственности: каждый принимающий еду человек должен отдавать себе отчет в том, что берет, и лично проверять качество продуктов.

Движение "спасает" от утилизации продукты питания. Проект задумывался как экологический, но сегодня активно занимается благотворительностью. В российской столице зарегистрировано около 1500 участников "Фудшеринга", рассказывает Анна Успенская — основательница движения в Москве. Постоянно включена в работу где-то половина участников, не хватает волонтеров с автомобилями и организаторов.

Анна Успенская. Фото: личная страница в Facebook
Анна Успенская. Фото: личная страница в Facebook

Движение забирает из магазинов и кафе еду двух видов. Во-первых, продукты, которые по закону еще можно продавать, но организация не успевает это сделать: например, пекарня приготовила слишком много хлеба и реализовать его за день не удалось. Во-вторых, условно некондиционная еда: помятые фрукты и овощи и та самая "просрочка" — например, замороженные полуфабрикаты от производителя, у которых на день истек срок годности.

"По всем ГОСТам хлеб годен гораздо дольше, чем один день. Но пекарни продают только свежее: поэтому они выпекают изделия, например, в шесть утра, до вечера их продают, а после закрытия отдают остатки нам. Полуфабрикаты хранятся от трех месяцев до полугода. За один день с ними в морозилке ничего не случится", — говорит Успенская.

Анна подчеркивает: когда волонтер забирает продукты у организации, он проверяет их на месте, а затем их должен перепроверить получающий. Но обычно организации не предлагают ничего подозрительного. Никто из них не хочет навредить людям, и если продукт вызывает вопросы, его выбрасывают.

Кто нуждается в "просрочке"

Продукты волонтеры "Фудшеринга" передают в многодетные, неполные, малообеспеченные семьи, в фонды помощи пенсионерам, инвалидам, социально незащищенным гражданам. Многие организации, по словам Успенской, хотят отдавать еду "не абы кому", а помогать нуждающимся.

Андрей Чапаев, руководитель гуманитарных проектов благотворительной организации "Ночлежка", констатирует: за последние пять-семь лет в Москве и Санкт-Петербурге выросло количество благотворительных инициатив, связанных с раздачей еды. Это помогает в первую очередь бездомным, которые часто вынуждены искать что-то съедобное на помойке.

Андрей Чапаев. Фото: официальный сайт благотворительной организации "Ночлежка"
Андрей Чапаев. Фото: официальный сайт благотворительной организации "Ночлежка"

"Сейчас навскидку можно назвать 10-15 мест [в Петербурге], где бездомный может поесть. Но достаточно ли этого на мегаполис с пятью миллионами жителей? Не думаю, — говорит Чапаев. — Поэтому люди продолжают питаться на помойках".

Олегу (имя героя изменено по его просьбе — НВ) 22 года. Больше десяти лет он не имеет определенного места жительства. В 12 лет Олег сбежал из детского дома и с тех живет, где придется: в заброшенных пятиэтажках, подвалах и бомбоубежищах. Постоянного заработка у него нет, и когда деньги заканчиваются, еду Олег ищет на свалке.

По словам молодого человека, найти на помойках можно не только продукты, но и одежду, книги и даже технику. У Олега много "домашних", как он их называет, друзей. Они по его примеру тоже не стесняются фриганить — забирать из мусора неплохие вещи и продукты.

"Я иногда почти новые ноутбуки поднимаю или телефоны, которые выбросили рабочие. Или кто-то выносит одежду, которую купил, но она не подошла. Людям просто лень сходить ее поменять, вот и выкидывают", — рассказывает Олег.

Он считает, что забирать выброшенное — не стыдно. Так можно продлить жизнь вещей, они могут принести пользу кому-то еще вместо того, чтобы просто пропадать в груде мусора, рассуждает бездомный.

"Еда должна быть у тех, кто работает". Зачем намеренно портить продукты

В мусорном контейнере, где бездомные ищут еду, могут оказаться продукты, опасные для жизни: облитые химикатами, в поврежденной упаковке. Иногда еду портят сами сотрудники магазинов, говорит Анна Успенская из "Фудшеринга":

"Это делается потому же, почему грузчикам и продавщицам официально запрещено брать списанный товар себе. Руководители магазинов боятся мошенничества. Если сотрудник поймет, что еду можно брать себе, то он станет брать больше, чем нужно. Ведь можно отодвинуть продукты подальше, чтобы покупатель их не заметил, а потом они достанутся персоналу. Это в лучшем случае. А в худшем — еду начнут перепродавать".

"Один раз рабочий выливал молоко в контейнер. Я его спросил: зачем? Он ответил, что ему сказали это сделать, — рассказывает бездомный Олег. — Я тогда начал объяснять, что это плохо, мол, тут бабуля ходит, она тоже хочет кушать и забрала бы это молоко. Он стал ругаться: еда должна быть только у тех, кто работает, а кто не работает — тот не ест. Я с ним не согласен, еда должна быть у всех, и жилье тоже".

Иногда сотрудники магазинов пишут на контейнерах, что еда испорчена. Но, по словам Олега, чаще всего они это делают просто для того, чтобы никто не копался в мусоре: чтобы возле магазина не было бездомных и чтобы содержимое контейнеров не валялось вокруг.

Выбросить дешевле, чем отдать

Организация "Фудшеринг" никак не оформлена юридически. Это волонтерское движение, и все сделки с поставщиками продуктов существуют в форме устных договоренностей. Сотрудничество с "Фудшерингом" поставщики еды обычно не афишируют, чтобы не привлекать внимание Роспотребнадзора.

Анна Успенская объясняет, почему бизнес не готов делиться едой "в белую". И дело не только в проверках надзорного органа:

"На продукты, которые мы забираем, можно заключить договор пожертвования. Но по закону и пожертвование, и безвозмездная передача тоже считаются реализацией. В этом случае организация платит налоги — НДС и налог на прибыль — так, будто не отдала продукты бесплатно, а продала их. Если продукты просто списываются и утилизируются, то теряется 100% их стоимости. Если их пожертвовали по документам, где все юридически чисто, то организация теряет 130-140%. Вот такой абсурд".

Разработкой поправок к Налоговому кодексу занимается благотворительный Фонд продовольствия "Русь". Организация по своей деятельности похожа на "Фудшеринг", только все продукты "Русь" принимает от производителей по договору пожертвования. Это могут быть товары с ошибкой в этикетке, с истекающим (но не истекшим!) сроком годности, сезонные продукты и предметы первой необходимости.

Анна Алиева-Хрусталева. Фото: личная страница в Facebook
Анна Алиева-Хрусталева. Фото: личная страница в Facebook

Затем еда и вещи распределяются по благотворительным и православным организациям, которые помогают малообеспеченным, пенсионерам, инвалидам, бездомным. Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент фонда по внешним и внутренним коммуникациям, рассказывает:

"Мы пытаемся сделать так, чтобы компаниям с финансовой точки зрения не было разницы: отправить товар на благотворительность или на уничтожение. Не обязательно, что все наши предложения примут без изменений. Нам нужно было начать диалог с представителями государства, чтобы найти компромисс".

Как раздавать еду легально

Среди партнеров "Руси" — глобальные компании, такие как Danone, Pepsico, Mothercare, Procter & Gamble. Обычно у корпораций есть программы корпоративно-социальной ответственности: они стремятся бороться с голодом и нищетой, ставят своей целью рациональное производство и потребление. Это помогает компаниям решиться на сотрудничество с благотворительным фондом, несмотря на дополнительное налоговое бремя, говорит Алиева-Хрусталева:

"Когда мы начинаем сотрудничать с компанией, через какое-то время объемы ее отходов уменьшаются. Руководство начинает следить за тем, сколько продуктов они передают в Фонд, ищут пути оптимизации производства. Никому ведь не интересно производить товары, просто чтобы отдать их на благотворительность или выбросить. Но даже то, что остается, компании стараются уничтожить экологично: отправить на вторичную переработку, перепродажу за меньшую стоимость, на корм скоту".

Среди сравнительно небольших сетей, решившихся на открытое сотрудничество с благотворительными организациями, — пекарня "Хлеб насущный". Она с 2012 года передает нераспроданную выпечку волонтерам благотворительных фондов и в церковные приходы.

На витрине изделия лежат только один рабочий день, рассказывает директор по цифровому маркетингу компании Алексей Панов. После этого все булочки, круассаны и слойки отправляются к благополучателям — по всем стандартам, хлебобулочные изделия пригодны в пищу дольше суток. А вот кондитерские изделия с кремом приходится утилизировать: они требуют особого температурного режима хранения и без него могут быстро испортиться.

Алексей Панов. Фото: из личного архива
Алексей Панов. Фото: из личного архива

"Волонтеры не будут приезжать к нам на машинах со специальным холодильным оборудованием, поэтому, чтобы не подвергать никого риску, кондитерку приходится выбрасывать", — говорит Панов.

Что мешает поменять закон

Разрабатывая поправки в Налоговый кодекс, которые помогут отдавать еду без убытка для бизнеса, их авторы сталкиваются с проблемой контроля. Компании под видом благотворительности могут начать просто перепродавать просрочку.

Например, депутат Госдумы и председатель объединения профсоюзов России СОЦПРОФ Сергей Вострецов поддерживает идею поправок и призывает создать более комфортные финансовые условия для производителей и торговых сетей, чтобы те могли отдавать непроданную еду на благотворительность, а не выбрасывать ее.

Сергей Вострецов. Фото: ТАСС
Сергей Вострецов. Фото: ТАСС

"Цифры шокирующие: 40 тысяч тонн продуктов питания утилизируется каждую минуту. При этом торговые сети сознательно доводят товар до того, чтобы срок годности истек. Им выгоднее выбросить, чем раздать, потому что, чтобы раздать, надо уплатить НДС, — сказал Вострецов Настоящему Времени. — Государству нужно стимулировать бизнес к тому, чтобы продукты отдавали на благотворительность, а не ждали, пока они испортятся".

Депутат подчеркивает: речь должна идти не о просроченных продуктах, а о тех, которые еще пригодны к употреблению, но по каким-либо причинам не могут быть проданы.

"Общественный холодильник" проекта "Фудшеринг" в Санкт-Петербурге, закрытый в 2016 году по требованию Роспотребнадзора. Фото: ТАСС
"Общественный холодильник" проекта "Фудшеринг" в Санкт-Петербурге, закрытый в 2016 году по требованию Роспотребнадзора. Фото: ТАСС

"Я считаю, государству с торговыми сетями нужно урегулировать этот вопрос. Может, убрать НДС, ужесточить контроль за уничтожением. Чтобы списанная просрочка не всплывала потом в маленьких магазинчиках с переклеенными этикетками. Ее надо уничтожать. Но сети этого не делают, как положено, а просто выбрасывают в мусорные баки, и люди потом туда лезут, травятся", — говорит Вострецов.

Закон находится на стадии обсуждения, сообщил парламентарий.