Настоящее Время
"Говорить не о Карабахе, а о независимости". Национальные движения в республиках накануне распада СССР. Часть двенадцатая: Армения

"Говорить не о Карабахе, а о независимости". Национальные движения в республиках накануне распада СССР. Часть двенадцатая: Армения

Татьяна Ярмощук

1 декабря 2022 года

После распада СССР Армения считалась неизменной союзницей России. Однако теперь, в 2022 году, она стала первой страной – участницей ОДКБ, которая отказалась подписывать совместную декларацию. Армянский премьер Никол Пашинян объяснил это тем, что союзники не дали "четкой политической оценки" "агрессии Азербайджана против Армении". Правящая в Армении партия "Гражданский договор" начала обсуждать вопрос о выходе из ОДКБ или заморозке членства в ней, а вооруженные силы страны отказались участвовать в совместных учениях организации в Казахстане.

"С 2021 года произошли очень большие изменения. Сразу после войны 2020 года в Армении появились антироссийские настроения, но все равно оставались сомнения, что не помогли, потому что это Карабах. И в самой Москве говорили, что если речь пойдет об Армении, то мы будем тут как тут, – говорит армянский диссидент и политзаключенный советского периода Вардан Арутюнян. – Но когда они ничего не сделали, когда произошел обстрел самой Армении, то тут уже появились открытые антироссийские настроения. А на фоне войны в Украине Россия теряет свою силу – и намного легче становится такой маленькой стране, как Армения, открыто выражать свое недовольство. Если бы путинская Россия была такой, как восемь месяцев назад, то предполагаю, что даже в этой ситуации в Армении бы боялись что-то открыто говорить".

В этом материале мы рассказываем о том, как национальные движения в Армении накануне распада СССР прошли путь от митингов в память о массовом убийстве армян в Османской империи к провозглашению независимости – и как Россия сохранила в суверенной Армении военное присутствие.

К 30-летию распада СССР Настоящее Время подготовило проект про национальные движения в бывших советских республиках, появление которых стало возможным после начала перестройки, а также их влияние на развитие ситуации в регионах. После начала полномасштабного вторжения России в Украину мы приостановили проект. Теперь мы продолжаем его публикацию с учетом происходящего.

Армянский вопрос и договор Ленина – Ататюрка

"В Армении, в отличие от России, балтийских республик, а особенно Украины, была позволена некая степень патриотизма, который потом перерос в антисоветизм. За тот патриотизм, который был позволен в Армении или Грузии, в Украине можно было сесть на пять или десять лет в тюрьму", – говорит Вардан Арутюнян.

24 апреля 1965 года тысячи людей вышли на улицы Еревана. Они скандировали: "Верните наши земли! Признайте геноцид! Решите армянский вопрос!" Это был первый в истории СССР стихийный митинг, поводом для которого стало 50-летняя годовщина геноцида армян в Османской империи.

"О геноциде говорить запрещалось, потому что в 1921 году был подписан договор между Лениным и Ататюрком, по которому большевистская Россия обязалась преследовать всех, кто позволит критические высказывания в адрес Турции. Ситуация изменилась лишь 1965 году", – рассказывает Паруйр Айрикян, армянский политик и диссидент советского периода, один из лидеров демократического движения в СССР.

В 1965 году первому секретарю ЦК Компартии Армении Якову Заробяну удалось получить разрешение Москвы на проведение митинга, посвященного 50-летней годовщине массовых убийств армян в Османской империи. Однако разрешение было дано с условием, что во время мероприятий не будет подниматься территориальный вопрос.

Дело в том, что 16 марта 1921 года советская Россия и кемалистская Турция подписали так называемый Московский договор "о дружбе и братстве". А в октябре этого же года под давлением Москвы был подписан Карсский договор между Армянской, Азербайджанской и Грузинской ССР с одной стороны и Турцией с другой. По этим договоренностям города Карс и Ардаган, где компактно проживали армяне, закреплялись за Турцией. Турции также переходил Сурмалинский уезд с горой Арарат, которую армяне считают своим национальным символом. 30 мая 1953 года Министерство иностранных дел СССР в особой ноте отказалось от всех территориальных претензий к Турции.

"Пусть лучше говорят о геноциде"

В Ереване перед запланированными в честь 50-летия со дня массового убийства мероприятиями начали распространять листовки с призывом принять в них участие. На митинг собрались десятки тысяч людей.

Сашур Калашян – в те дни молодой архитектор, который впоследствии стал одним из авторов мемориального комплекса "Цицернакаберд" в Ереване, посвященного жертвам геноцида в Османской империи, – услышал о митинге, когда он уже начался прямо под окнами его проектного института.

"Как и большинство представителей нашего поколения, мы не знали подробно эту историю, – вспоминает Сашур Калашян в интервью RFI. – Более того, мы закончили русскую школу, мои предки непосредственно не были связаны с этой трагедией. Эта тема была закрытой. Во время одного из заседаний Союза архитекторов Армении, летом 1964 года, к нам обратился один из опытных архитекторов, Рафаэль Исраелян. Он сказал, что приближается 50-летняя годовщина геноцида армян и мы, архитекторы, не должны оставаться в стороне и должны каким-то образом проявить наше участие. Тогда было принято решение объявить открытый конкурс [на проект памятника жертвам геноцида армян], в котором принял участие и я. Для этого нужно было прочитать много литературы о тех событиях. Было очень сложно что-то найти, но нам удалось кое-что собрать. Мы были просто потрясены этой трагедией, о которой раньше мы не знали и не имели даже представления, как всю эту скорбь выразить в нашем архитектурном проекте".

"В день этого митинга я был в здании проектного института, – продолжает Сашур Калашян. – Тогда у нас был пропускной режим. В течение дня дверь была закрыта, и мы не имели права выйти без уважительной причины из здания. 24 апреля я был на работе и вдруг услышал, как с улицы доносился шум. Толпа кричала: "Верните наши земли". Когда я выглянул в окно, у меня мурашки пошли по коже. Я выйти не мог, дверь была закрыта, тогда я выпрыгнул через окно. Меня впечатлило то, что в митинге принимали участие в основном студенты, акция изначально была мирной".

Силовики разогнали митинг, однако серьезных санкций никто не получил. В 1966 году в этот день активисты попытались опять провести акцию, однако милиция разогнала участников, некоторые были задержаны, а 31 человека арестовали на 10 суток. Среди арестованных тогда был и будущий первый президент независимой Армении Левон Тер-Петросян. Однако через шесть дней власти освободили почти всех задержанных. А Москва наконец согласилась, чтобы в Ереване был установлен мемориальный комплекс, посвященный памяти жертв массовых убийств.

"Ничего о проекте не говорилось ни на радио, ни в газетах, – вспоминает Сашур Калашян. – Местное правительство следило за строительством, чтобы не было никаких проблем. После митинга 24 апреля 1965 года мы очень опасались, что, если будем много говорить, Москва может запретить проект. Когда шло строительство, мне говорили все время: "Поспешите, иначе из Москвы могут "свистнуть" и мы будем вынуждены приостановить строительство".

Мемориал был закончен в 1967 году. Его открыли 29 ноября, приурочив торжественную церемонию ко дню создания Социалистической Советской Республики Армения. А спустя двадцать лет – 22 ноября 1988 года – Верховный совет Армянской ССР принял закон, осуждающий массовое убийство армян, объявив 24 апреля Днем памяти жертв геноцида.

Мемориальный комплекс "Цицернакаберд" в Ереване. Фото: Маттиас Зюсен (Wikimedia)

"Мое личное мнение, что, когда в Армении возникли идеи о восстановлении независимости, КГБ подумал, что пусть лучше армяне говорят о геноциде, потому что на этой базе можно армян пугать, – считает Паруйр Айрикян. – Уже много лет спустя после этих событий я давал интервью турецкому СМИ и сказал: "Разве вам не обидно, что Москва вас использует как пугало? Что вот если будете независимыми, армяне, то опять будет геноцид". Думаю, что это единственная причина, почему Москва не только позволила говорить об этом, но и дала разрешение на строительство мемориала. Да, это было первое массовое выступление, которое люди помнят до сих пор. Но это было спонтанное, неорганизованное проявление недовольства, что такое преступление позволяют замалчивать".

НОП, независимость через референдум и взрыв московского метро

В 1962 году в Армении была создана организация "Армянский союз молодежи", активисты которой принимали активное участие в подготовке митинга 1965 года.

"Членами этой организации не были только молодые люди, членов этой организации было настолько много, что ее даже сложно было назвать подпольной, – рассказывает Вардан Арутюнян. – Туда входили профессора, студенты, священнослужители и рабочие. Руководителями этой организации избрали небольшую группу людей, которые находились в глубоком подполье. Они должны были разработать программу и устав организации".

В 1964 году семь руководителей этой организации были арестованы и осуждены за антисоветскую деятельность. В народе эту группу начали называть "Семь патриотов".

"Это было зарождение первых политических движений в Армении, и уже тогда говорилось о Карабахе, – продолжает Вардан Арутюнян. – В 1960-х годах в Армении действовало много подпольных организаций. И у всех них в программах была тема Карабаха, что Карабах должен вернуться в состав Армении, что Карабах находится в составе Азербайджана по договору Ленина – Ататюрка. На протяжении всех 60-х годов в Армении носились с этой идеей".

В 1966 году в Армении появилась еще одна подпольная организация – "Национальная объединенная партия" (НОП), которая просуществовала до 1988 года. Одним из ее основателей был Степан Затикян, которого в 1970-е годы казнили по обвинению в организации теракта в московском метро, с чем были не согласны правозащитники, в том числе академик Андрей Сахаров.

Дело о взрыве в московском метро

Восьмого января 1977 года в вагоне московского метро прогремел взрыв, в результате которого, по официальной информации, погибли семь человек. Через два года власти Москвы сообщили о казни виновных – трех армян во главе с диссидентом Степаном Затикяном. Тогда силовики допрашивали многих армянских диссидентов, пытаясь доказать их причастность к теракту. По версии следствия, Акоп Степанян и Завен Багдасавян якобы исполнили приказ ранее судимого за создание подпольной армянской националистической партии Степана Затикяна.

Отреагировав на обвинения против Затикяна, академик Сахаров обращался к мировому сообществу, заявляя, что это выглядит как провокация КГБ. Он отмечал, что если спецслужбы даже и не устраивали этот взрыв сами, то используют его, чтобы дискредитировать диссидентов. Сахаров обратился также к Брежневу, настаивая, что Затикян в момент взрыва находился в Ереване и что вина осужденных не доказана. Однако смертный приговор был приведен в исполнение.

С самого начала НОП ставила свой целью полную независимость Армении.

"Но хотя организация и ставила своей целью выход Армении из состава СССР, до 1973 года в программе не было указано, каким путем должна быть достигнута эта цель. Мы говорили, что мы за независимость "любым путем", но не представляли, что это значит. А в 1973 году у нас уже была четкая установка, что свободная демократическая Армения должна быть рождена демократическим путем, в частности через референдум", – вспоминает Паруйр Айрикян.

Паруйр Айрикян, Степан Затикян и Ашот Навасардян, 1970-е

Айрикян стал членом НОП в 1967 году, когда ему было 18 лет. А уже через год, когда основатели организации Айказ Хачатрян, Шаген Арутюнян и Степан Затикян были арестованы за "антисоветскую агитацию и пропаганду", возглавил ее.

"В 1968 году я стал руководителем. В нашей подпольной организации оставалось 64 человека. Таким образом, она продолжила свою работу. А обычно, когда КГБ арестовывал лидеров, организация останавливала работу", – говорит Паруйр Айрикян.

"Первая наша листовка, которую мы сделали после ареста руководителей, была о том, что армянский народ не согласен с вторжением СССР в Чехословакию. Но КГБ раскрыл нашу конспиративную квартиру, и это дело не приняло сильного размаха", – продолжает он.

В 1969 году представители НОП провели радиопередачу у памятника жертвам геноцида. После этого Паруйр Айрикян и еще шесть участников акции были арестованы. Айрикяна приговорили к лишению свободы в лагере строгого режима на четыре года. Это был его первый арест. Всего в советских лагерях Айрикян провел более 17 лет. В 1974 году его вновь арестовали по обвинению в нарушении административного надзора и осудили на два года лишения свободы. А вскоре ему предъявили новое обвинение, по статье "Антисоветская агитация и пропаганда", а также обвинили в организационной деятельности. Айрикяна осудили на семь лет тюрьмы и три года ссылки. В лагере он познакомился с известным украинским диссидентом Василем Стусом. В 1981 году, за три месяца до окончания срока заключения, Айрикяна осудили еще на три года за якобы дачу взятки. В Ереван ему удалось вернуться лишь в 1987 году.

Карабах: начало конца

Массовое же протестное движение в Армении началось с темы Карабаха. В 1987 году в Нагорно-Карабахской автономной области начался конфликт между этническими армянами и азербайджанцами, который впоследствии привел к массовым протестам в Ереване и Баку, окончательному разочарованию в советской власти и кровопролитной войне между армянами и азербайджанцами.

Карабахский конфликт

Территориальный спор между Арменией и Азербайджаном по поводу Нагорного Карабаха длится с конца 1980-х годов. Населенная в основном этническими армянами Нагорно-Карабахская автономная область при поддержке Армении заявила о выходе из Азербайджанской ССР, а в сентябре 1991 года объявила о создании "Нагорно-Карабахской республики".

За период вооруженного конфликта 1988–1994 годов в сепаратистском регионе погибли 30 тысяч человек. Нагорный Карабах и несколько прилегающих к нему районов Азербайджана перешли под фактический контроль Вооруженных сил Армении. В результате сотни тысяч человек, в основном этнические азербайджанцы, стали беженцами и вынужденными переселенцами.

После очередного обострения ситуации в конце сентября 2020 года Азербайджан вернул под свой контроль районы вокруг Нагорного Карабаха и взял древний и символически значимый город Шуша (на армянском Шуши). На следующий день после взятия Шуши премьер-министр Армении Никол Пашинян, президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент России Владимир Путин подписали мирное соглашение о прекращении войны в регионе.

По условиям договора, за Арменией и Азербайджаном закреплены территории, на которых находились войска на момент подписания документа. Вдоль линии соприкосновения размещена миротворческая миссия России.

После возвращения в Ереван Паруйр Айрикян создал организацию "Национальное самоопределение".

"Это не новая организация, – говорит Айрикян. – Мы вывели НОП из подполья, но выбрали более политически разумное название. В наших программных документах говорилось, что если нам не удастся получить независимость через референдум, то мы будем продолжать через существующие представительские институты. И тут люди, которые занимались карабахской проблемой, подумали, а почему бы этим не воспользоваться, самоопределение – это не антикоммунистическая идея. И 20 февраля 1988 года сессия областного совета Нагорно-Карабахской автономной области приняла решение, что они выходят из состава Азербайджана и присоединяются к Армении, и проинформировала об этом Москву".

В этот день в Ереване был запланирован митинг, посвященный проблемам экологии. "20 февраля мы отменили экологическую акцию и посвятили митинг Карабаху. Наши массовые выступления были о том, что мы поддерживаем стремление наших соотечественников в соседней советской республике, в Азербайджане. А самое главное, о чем все забыли или не хотят говорить, что карабахское движение было направлено не против Азербайджана, а против советского руководства", – вспоминает Айрикян.

На следующий день после решения облсовета НКАО ЦК Компартии СССР вынес решение, в котором постановление названо акцией, спровоцированной "националистическими элементами". Однако постановление ограничилось лишь общими призывами к нормализации обстановки. Это возмутило жителей Армении, и митинги в Ереване стали проходить каждый день.

Митинг в Ереване в феврале 1988 года. Фото: Photolure News Agency

26 февраля, после встречи с Михаилом Горбачевым, известная армянская поэтка Сильва Капутикян и писатель Зорий Балаян призвали протестующих разойтись и подождать решения высших властей СССР. Тогда один из лидеров карабахского движения Игорь Мурадян заявил, что митинги возобновятся 30 марта, если решение не удовлетворит жителей Армении и Карабаха. Тогда же Мурадян объявил, что для руководства движением 2 марта будет сформирован комитет "Карабах".

Сумгаит и высылка диссидента

Однако уже на следующий день ситуация кардинально изменилась. 27–29 февраля в Сумгаите, за 30 километров от Баку, произошел армянский погром, в ходе которого, по данным Генпрокуратуры СССР, погибли 26 армян и шесть азербайджанцев. Это событие считают поворотным пунктом в развитии конфликта.

Митинг в Ереване в феврале 1988 года. Фото: Photolure News Agency

"Власти непростительно медленно реагировали на события. Баку находился всего в получасе езды от Сумгаита, но в течение нескольких часов никто не реагировал на происходящее, – пишет журналист Томас де Ваал в своей книге о Нагорном Карабахе "Черный сад". – По словам Григория Харченко, одного из представителей Москвы, находившихся в то время в Азербайджане, "Горбачев совершенно не прав, когда говорит, что мы опоздали на три часа. Ничего подобного. Мы опоздали на сутки! Потому что мы целый день ждали, когда будет принято решение об отправке туда войск".

Новость о событиях в Сумгаите вызвала резкую волну негодования в Ереване.

Паруйр Айрикян на могиле героя Армении Мовсеса Горгисяна в 1990 году, вскоре после возвращения в страну

"Тогда нашей организации "Национальное самоопределение" удалось в большом количестве выпустить листовки и призвать армян ответить на погром в Сумгаите не насилием, а цветы, которые планировали подарить женщинам на Восьмое марта, принести к памятнику жертв геноцида, – вспоминает Паруйр Айрикян. – В тот период нам удалось отвести ситуацию от ответного кровопролития. Кроме этого, мы выступили с обращением к азербайджанскому и армянскому народам, в котором было сказано, что наша основная проблема состоит в том, что у нас нет независимости, что мы, армяне и азербайджанцы, должны бороться за свою независимость, а проблемы, которые нам искусственно навязаны, мы решим последующими переговорами".

После этого Паруйр Айрикян поехал в Москву и встретился с иностранными журналистами, обвинив в организации армянских погромов в Сумгаите власти СССР. Его арестовали во время пресс-конференции, впоследствии лишили гражданства и выслали в Эфиопию. Он стал последним советским диссидентом, высланным из страны. Паруйру Айрикяну позволили вернуться в страну лишь в 1990 году после того, как его заочно избрали депутатом Верховного совета Армянской ССР.

Независимость или Карабах

В марте 1988 года Михаил Горбачев исключил возможность любых изменений границ между республиками. А летом 1988 года Верховный совет Армянской ССР дал согласие на вхождение НКАО в состав Армянской ССР и обратился с этим к Верховному совету АзССР. В ответ азербайджанская сторона заявила, что решение этого вопроса "не может входить в компетенцию Армянской ССР, а целиком и полностью относится к неотъемлемому суверенному праву" АзССР. Из-за многочисленных столкновений на этнической почве азербайджанцы стали бежать из Нагорного Карабаха и Армении. Тогда же армяне начали бежать из Баку, других городов и сел Азербайджана и переселяться в Армению и другие республики СССР. На фоне этого протестное движение в Ереване нарастало.

Митинг в Ереване, сентябрь 1988 года. Фото: ТАСС

"Советы достигли того, что уже были на грани создания советского человека, знаменитого homo soveticus. Никто не думал, что Советский Союз распадется, все думали, что эта страна вечная, – вспоминает Вардан Арутюнян. – Когда пришло горбачевское время, а тогда я находился на Урале в зоне, даже мы, люди, которые мечтали и боролись против Советов, не верили, что что-то изменится, не говоря уже о распаде этой страны. В 1988 году, когда я находился в ссылке на Колыме, я получал письма из Армении, что сейчас там проходят большие митинги. Я поверил, что проходят митинги, но что большие – нет. Но когда я услышал в программе "Время", что в Армении идут митинги, я наконец поверил. В Ереване я оказался летом 1988-го. Сразу после возвращения я пошел на митинг, а митинги тогда были перманентными, и я был поражен, какими свободными были люди. Люди были абсолютно несоветскими, даже милиция была несоветской. Тогда уже веяло свободой. Я покинул СССР [был осужден] в 1980 году, а вернулся в 1988-м уже не в Советский Союз", – вспоминает Вардан Арутюнян.

"В 1988 году, когда карабахское движение было уже очень мощным, уже существовал комитет "Карабах", у нас в Армении был спор между теми, кто был за независимость, – это в основном члены НОП, которые уже возвращались из зон, в том числе и я, – и между теми, кто считал, что Карабах должен перейти в состав Армянской ССР, – продолжает Арутюнян. – Мы настаивали, что нужно говорить не о Карабахе, а о независимости. Мы считали, что если будем говорить о Карабахе, то это может привести к конфликту с соседом. Мы считали, что вопрос с соседом нужно будет решать, когда мы будем двумя независимыми странами, а не в составе СССР. Помню, как один наш друг, эстонский диссидент, сказал: "Ваша борьба напоминает зэка, который требует от начальника тюрьмы, чтобы его перевели из одной камеры в другую вместо того, чтобы требовать свободы". Но поскольку идея Карабаха у нас витала еще с 1960-х годов, это было внутри нашего народа, то она стала ведущей. И вот это нас довело до сегодняшнего дня. Хотя уже со второй половины 1989 года руководители карабахского движения потихоньку склонились к тому, что Армения должна быть независимой".

Оппозиционное движение в Армении к концу 1988 года получило массовую поддержку. А участники митингов в Ереване стали требовать выхода Армянской ССР из состава Советского Союза.

24 апреля 1990 года. Участники акции в мемориальном комплексе "Цицернакаберд" в День памяти жертв геноцида. Фото: ТАСС

"Армения в 1988 году стала местом рождения первого массового оппозиционного движения в горбачевском Советском Союзе. Его лидеры, одиннадцать человек, входившие в состав Комитета "Карабах", к концу года почти полностью затмили коммунистическую партию, – пишет Томас де Ваал. – "Комитет", состоящий в основном из представителей ереванской интеллигенции, в мае вытеснил из своих рядов двух карабахских армян и членов компартии, бывших лидеров "Комитета" Игоря Мурадяна и Зория Балаяна, и сформировал новый состав, в котором не было единого лидера. Семь членов "Комитета" были видными учеными, а четверо позднее стали лидерами посткоммунистической Армении. Хотя новые лидеры все еще называли себя Комитетом "Карабах", сфера их политических интересов простиралась далеко за пределы Карабаха. Все они принадлежали к поколению, важным фактором формирования которого стали ереванские националистические демонстрации 1965–1967 годов".

Референдум, независимость, война

Впоследствии комитет "Карабах" возглавил партию "Армянское общенациональное движение" (АОД). В августе 1990 года представители АОД во главе с Левоном Тер-Петросяном победили на первых выборах в Верховный совет Армении, которые проходили на многопартийной основе.

"Многие думают, что наше движение было связано только с Карабахом, но там есть и большая компонента политических реформ, – говорит участник этого движения Степан Григорян, который в 1990 году был избран депутатом Верховного совета Армянской ССР от АОД. – Одно направление – это был карабахский вопрос. Второе – демократические реформы: свобода слова, свобода собраний и, конечно, свобода на выборах, чтобы разрушить монополию Компартии".

23 августа 1990 года на первой сессии новоизбранный Верховный совет Армянской ССР принял Декларацию о независимости. Декларацией была упразднена Армянская Советская Социалистическая Республика и провозглашена независимая Республика Армения.

Депутаты Верховного совета Армении во время принятия трехцветного национального флага. Ереван, 25 августа 1990 года. Фото: ТАСС

"Я был одним из авторов этой декларации, – вспоминает Степан Григорян. – Конечно, там были и вопросы, связанные и с Карабахом, и с Западной Арменией, но основополагающими там были политические свободы. Это, безусловно, было революционно".

17 марта 1991 года прошел Всесоюзный референдум о сохранении СССР, так называемый горбачевский. Армения отказалась от участия в нем. Вместо этого запланировала на 21 сентября этого же года референдум о провозглашении независимости от СССР.

"Когда мы в марте объявили, что в сентябре проведем свой референдум, то сразу же началось давление на Армению: то газ отключат, то еще что-то, – вспоминает Степан Григорян. – И, конечно, у нас были сильные опасения, когда пришел ГКЧП, потому что было непонятно, куда это повернется. Но армянское руководство, в частности Левон Тер-Петросян, раскритиковали ГКЧП и поддержали Ельцина. На этом мы, конечно, очень выиграли".

Президент Армении Левон Тер-Петросян и президент России во время подписания договора в Москве в 1991 году. Фото: ТАСС

Большинство армян на референдуме 21 сентября проголосовали за выход из Советского Союза. А через два дня Верховный совет республики провозгласил независимость Армении. В октябре 1991-го Левона Тер-Петросяна избрали президентом Армении.

После распада Советского Союза, в декабре 1991 года, Армения вступила в СНГ, а в 1992-м подписала Договор о коллективной безопасности, после чего стала членом ОДКБ. Также на территории Армении до сих пор остается российская военная база.

Эвакуация армянских беженцев из зоны боевых действий в Нагорном Карабахе в 1989 году. Фото: Photolure News Agency

"Многие сейчас считают, что это была ошибка – и вхождение в ОДКБ, и соглашение по военной базе, но я так не думаю, – говорит Степан Григорян, который с 1996 по 1999 год был представителем Армении в ОДКБ. – У нас был серьезный конфликт с Азербайджаном, который продолжается до сих пор. Поэтому тогда власти не могли себе позволить и здесь сказать "нет", и там "нет". Тем более что ни НАТО, никто к нам не приходил и не говорил: "Мы обеспечим вашу безопасность". Да, мы начали сотрудничать с НАТО, с Францией, США, Британией, но в области безопасности и вооружений с нами никто даже не хотел говорить".

Приобретение Арменией независимости совпало с началом полномасштабной войны в Нагорном Карабахе, в которой погибли около 30 тысяч человек.

"Я был сторонником независимости с юношеских лет, – вспоминает Вардан Арутюнян. – Была ссылка, тюрьма, и я не думал, что Армения будет независимой. Но потом, когда это стало реальностью, то, к сожалению, той радости, которую я должен был бы испытывать, не получилось, потому что само приобретение независимости совпало с началом войны. Люди тогда еще не понимали, что это может перерасти в большую войну. И до сих с этим грузом идем и мы, и азербайджанцы".

"Мы были свободны, но не знали, будем ли завтра живы". Как Латвия боролась за независимость накануне распада СССР

Сейм Латвии признал Россию страной – спонсором терроризма, Рига запретила въезд гражданам России с шенгенскими визами и ввела режим чрезвычайной ситуации в граничащих с Псковской областью районах. Латвия предоставляет Украине финансовую и военную помощь и принимает украинских беженцев

От лояльности СССР до "черного января": Азербайджан накануне распада Советского Союза

В ночь на 20 января 1990 года несколько бронетанковых частей советской армии вошли в Баку. Тогда, по официальным данным, погибли более 130 человек, еще около 600 были ранены. Эта дата считается одной из величайших трагедий современного Азербайджана и получила название "черный январь"

"Государство, которое развалило Советский Союз". Как в Украине боролись за независимость диссиденты и вчерашние коммунисты

30 лет назад, 28 января 1992 года, Верховная Рада Украины утвердила сине-желтый флаг как символ нового независимого государства. Это решение было принято после острых дискуссий и под давлением общественности