Ссылки

Правда под артобстрелом

  • Антон ЗОЛОТЫХ

"Журналисты на войне" - что заставляет корреспондентов рисковать жизнью ради правды

"Журналисты на войне" - корреспондент "НВ" Антон Золотых подготовил цикл сюжетов о тех, кто едет в горячие точки. Что заставляет людей отправляться в такие опасные поездки за правдой?

***

Несколько лет назад Екатерина Малафеева не могла подумать, что сегодня в бронижелете и каске будет ездить по окрестностям разрушенного Донецка, в котором родилась. Ведь еще до войны она организовывала мероприятия для детей, была работником социальной сферы. Год назад все изменилось.

"Меня порекомендовали, чтобы я была переводчиком у одной новостной организации. Это было спонтанно и вообще начиналось с желания заработать денег", - говорит Катя Малофеева.

Так для молодой девушки началась карьера военного корреспондента. Если точнее, Екатерина - не корреспондент, а местный продюссер или, как еще говорят, фиксер. В ее задачи входит познакомить иностранных журналистов с местным менталитетом, организовывать встречи с героями репортажей, официальными лицами, и даже выбрать темы для cюжетов.

Это определенный вызов делать эти темы каждый день", -

"Ты должен придумать тему, которая не повторялась бы, которой не было у конкурента. Тебе нужно, чтобы сюжет, который собирается выйти, был бы самым лучшим. И это определенный вызов делать эти темы каждый день", - расказывает Екатерина Малафеева.

Однако самый большой вызов – в чем сходятся многие журналисты – это страх, вне зависимости от географии военного конфликта.

В любой момент может взорваться фугас, и это просто страшно", -

Корреспондент New-York Times Эндрю Крамер вспоминает войну в Ираке: "Когда я ехал в американской машине - это хаммеры - ты в консервной банке вместе с солдатами едешь по дороге, и в любой момент может взорваться фугас, и это просто страшно. Конечно, можно провести разговор с солдатами, попробовать понять, что происходит, и делать свою работу, но страх не уходит".

Лучше боятся, лучше, чтобы страх был", -

А если уходит, то становится по-настоящему страшно, говорит корреспондент BBC Наталья Антелева: "Я недавно была в ситуации, где мы были в окопах и нас обстреливали, и в начале было сильное ощущение страха. А потом - минут через 15 - я поняла, что страх совершенно прошел, потому что мы привыкли к тому, что в нас стреляют. И вот тогда мне стало по-настоящему страшно, потому что я поняла, что лучше боятся, лучше, чтобы страх был."

По словам журналистов, на войне в Украине куда безопаснее чувствуешь себя на поле боя, а не в городе, как это ни странно. В Донецке во время обстрела звук отражается от зданий, что лишь усиливает чувство паники.

"Здесь в городе создается специфическое эхо. И ты не знаешь, с какой стороны, когда и во сколько оно прилетит. Когда ты находишься на линии фронта - с одной или другой стороны - ты знаешь с какой стороны оно прилетит. Ты знаешь, какое приблизительно расстояние, просчитываешь секунды до разрыва, приблизительный километраж, и ты просто принимаешь меры", - говорит Екатерина Малафеева.

"И сразу ложишься. А ложишься автоматически. Даже не задумываясь. Главное лечь. И все. И ждать", - говорит Шахида Якуб, корреспондент «Настоящего времени».

Но что может быть опаснее и непредсказуемее, чем артобстрел – так это обычные человеческие взаимоотношения, считают журналисты.

Военные в любой стране чувствуют, что если у них есть дуло или хотя бы нож - тогда они командуют ситуацией. Тем более, если ты женщина", -

"И когда ты попадаешь под руку пьяного военного с автоматом, то тогда на свой страх и риск. Повезет, повезет, не повезет, не повезет. От этого никто не застрахован. Военные в любой стране они чувствуют, что если у них есть дуло или хотя бы ножик - тогда они командуют ситуацией. Тем более, если ты женщина. Ты вдвойне уязвима, потому что он с тобой сделает, что хочет", - говорит корреспондент «Настоящего времени» Шахида Якуб.

У многих моих коллег вырабатывается какая-то зависимость от этого адреналина. И как любая зависимость - она не является ничем хорошим", -

"Это сильно цепляет и как-то хочется возвращаться. Я бы не сказала, что это то, из-за чего нужно возвращаться... Но, на чисто личном уровне, это бывает. И у многих моих знакомых и друзей, коллег вырабатывается какая-то зависимость от этого адреналина. И как любая зависимость - она не является ничем хорошим", - считает корреспондент BBC Наталья Антелева.

Американский журналист Симон Островский освещал войну на Юго-Востоке Украины с самого начала. Свои мотивы он объясняет тем, что журналистика – это единственная форма контроля на территории, где, как он говорит, не работают ни суды, ни прокуратура, ни другие институты.

Когда люди знают, что есть журналисты, которые наблюдают за процессами, они корректируют свое поведение", -

"Когда ты направляешь на что-то свою камеру или свой микрофон, эта вещь начинает вести себя по-другому. И когда люди знают, что есть журналисты, которые наблюдают за процессами, они корректируют свое поведение, чтобы избежать критики", - уверен журналист Симон Островский.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG