Ссылки

"Шаги Развозжаева по украинской земле расписаны буквально поминутно". Илья Пономарев о похищении своего соратника


В 2012 году Леонид Развозжаев был помощником депутата Ильи Пономарева, Они оба состояли в организации "Левый Фронт", Пономарев был одним из ее руководителей. в 2015 году Пономарев уехал из России, и сейчас он живет в Украине. В Киеве он следил за обстоятельствами расследования похищения Развозжаева.

— Илья, спасибо за этот разговор. Я его ждал 5 лет, хотя мы с вами разговаривали в течение этого времени, а вот с Леонидом Развозжаевым у меня поговорить возможности не было, но мне удалось это сделать на следующий день после того, как он вышел из тюрьмы. Мне было интересно узнать от него еще раз главное, чем я занимался, расследуя обстоятельства его истории, — это то, как он оказался в России в день, когда его похитили в Киеве прямо около здания УВКБ ООН. Он помнит это и утверждает, что все же его везли на двух автомобилях: сперва люди с украинским акцентом, потом пересадили в "Фольксваген" к людям с российским акцентом. Ну и дальше уже он оказался в камере после оказанного на него психологического давления. Илья, как вы считаете, почему украинские власти не хотят или не могут назвать имена тех людей, которые, будучи сотрудниками, видимо, каких-то спецслужб в Украине, его похищали? И это уже было при Януковиче.

— Это действительно было при Януковиче, и по моей просьбе в 2014 году было проведено расследование, у меня были результаты этого расследования, которые я передал адвокатам Леонида, и там были определенные подробности относительного того, как была организована контрабанда Леонида через границу. Там был момент, который оставался непонятным и для самой украинской стороны, это, в общем, понятно, потому что действие было незаконное и, соответственно, сами сотрудники украинских спецслужб времен Януковича были заинтересованы в том, чтобы это спрятать.

— А как же это выглядело, вы можете рассказать эти подробности? Или это секрет по-прежнему?

— Я еще раз скажу, что непосредственные детали были переданы адвокатам. То есть было понятно, каким образом было организовано непосредственно похищение, я, собственно, сейчас нахожусь в одном квартале от того места, я живу здесь недалеко, от места, где Леню похитили. Был такой непонятный момент – это временной график того, каким образом это происходило. Потому что, судя по рассказам самого Леонида, я сейчас не обсуждал с ним уже после его освобождения детали похищения, может быть, там появились новые подробности, но тогда передавалось через адвокатов, что его какое-то время держали где-то на подвале на территории России и выбивали необходимые показания. И в этом был главный вопрос, потому что, исходя из этого, менялась хронология событий.

— Как вы думаете, люди, которые делали это… Я почему спрашиваю про Украину так, я объясню: потому что рассчитывать на то, что мы узнаем в ближайшее время имена людей, которые это сделали с российской стороны, пока не приходится, но в Украине с тех пор, как похитили Леонида Развозжаева, случился Майдан, несколько раз менялось руководство СБУ и несколько раз менялось руководство прокуратуры, и, казалось бы, спецслужбы Украины заинтересованы в том, чтобы очистить свои ряды от людей, которые так сотрудничали незаконно с российскими спецслужбами. Мне так кажется, может быть, я наивно полагаю, что это так должно работать в спецслужбах, а на самом деле все иначе. Так вот, как вам кажется, эти люди работают сейчас в Украине в спецслужбах, те, которые такое делали с Развозжаевым?

— Мне кажется, ты полагаешь абсолютно правильно, именно поэтому те люди, которые это организовывали, очень не хотят, чтобы эта правда всплыла. Я не знаю, работают ли они до сих пор в СБУ и других соответствующих службах, мне это трудно сказать, я могу лишь сказать только одно доподлинно – что расследование на эту тему было проведено, и очень серьезное, это было, когда главой СБУ был Наливайченко, от администрации президента Украины, замглавы администрации был Андрей Сенченко, и вот эти два человека сделали достаточно много для того, чтобы все раскопать. То есть там шаги Леонида по украинской земле были расписаны буквально поминутно.

— Почему они не стали публиковать, как вы думаете, результаты этого и предавать их огласке?

— В тот момент времени я просил не публиковать, потому что это могло повредить Леониду. Ну а сейчас бразды в его руках, если он считает необходимым это сделать, то он вполне это может сделать, всю папку с материалами я передал, по-моему, тогда Аграновский занимался этим вопросом.

— Дмитрий Аграновский, адвокат в России. Притом, что я спрашивал у Леонида, естественно, как он относится к тем или иным персонажам, людям и личностям, с которыми он общался до своего ареста, еще до своего похищения, как вы считаете, по отношению к вам у него есть какие-то претензии или нет?

— Мне сложно сказать. Я с ним говорил сразу же после его освобождения по телефону, по телефону никакого напряжения я не почувствовал. Но надо понимать, что он 4 года находился в лапах совсем других людей, некоторые из этих людей, в том числе адвокаты, к сожалению, перешли на сторону врага и работают с ФСБ. Поэтому что они ему рассказывали, я не знаю, пока его не увижу лично. Очень надеюсь, что это произойдет в какое-то ближайшее время, если ему дадут возможность выехать за территорию страны для встречи, тогда мы, соответственно, все и обсудим.

— Украинская организация "Боротьба" левого толка, которая вступала во взаимодействие с Леонидом Развозжаевым, он в интервью, которое давал мне, рассказал, что его должны были взять и схватить еще прямо у них в офисе. Как вы считаете, был среди них предатели, которые работали на спецслужбы?

— Сомневаюсь. Конечно, люди, которые могли быть информаторами спецслужб, там могли быть, так же, как в любой другой оппозиционной и не только оппозиционной политической организации. Но не было никакого смысла хватать там как раз, ребята из "Боротьбы" Лене помогали, его скрывали, укрывали. Я поддерживаю контакты и с теми людьми, которые покинули Украину, и с теми людьми, которые остаются здесь, но при этом которые являются украинскими патриотами.

— Левое движение в Украине же тоже претерпело серьезный раскол после событий, связанных с аннексией Крыма.

— Конечно, да. Во-первых, были люди, которые встали на сторону ДНР и ЛНР, к сожалению, в том числе, и из моего окружения были люди, их потом из "Левого фронта" исключили, но тем не менее они находятся на этой оккупированной территории, на востоке Украины, а часть людей сохраняют проукраинскую позицию, отчасти несправедливо обвиняют в пророссийских симпатиях, но тем не менее они живут в Украине, и я с ними продолжаю общаться.

— Тогда вернемся к попытке расследования этого похищения знакового на самом деле для российской оппозиции в 2012 году, в октябре это было. Все-таки это были сотрудники СБУ или каких-то других служб, как вы думаете?

— Скорее всего, СБУ.

— Как вы думаете, в ближайшее время станут известны их имена или нет?

—Сложно сказать. Я сомневаюсь, что это может произойти в ближайшее время именно потому, что они внутри самой службы всячески старались замести следы, то есть этим надо заниматься серьезно, я не уверен, что это такая первоочередная задача, которой украинская сторона будет заниматься.

— Как вы считаете, людей, которые тогда сотрудничали с ФСБ в 2012 году, при Януковиче, это сотрудничество сейчас компрометирует, или все так изменилось, что это уже неважно?

— Нет, конечно. Но есть в украинской системе аналог, как у нас есть служба собственной безопасности, у них есть внутренняя контрразведка СБУ, которая целенаправленно занималась отлавливанием людей, которые являются российскими информаторами. Безусловно, всех поймать нельзя, и наверняка всех не поймали, но такая работа осуществлялась и продолжает осуществляться.

— Если вам кто-нибудь из бывших соратников или действующих соратников предъявит обвинение: вот вы сейчас, Илья, в Киеве, а вокруг вас все сели или вот даже кто-то погиб. Что вы им ответите? Это важный, мне кажется, вопрос именно вам.

— Я нахожусь на войне, здесь стреляют и убивают. Естественно, на чем более опасном участке ты находишься, тем больше вокруг тебя подобных трагических событий. Это, скорее, говорит о том, что я занимаюсь тем, чем нужно заниматься, а не отсиживаюсь где-то.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG