Ссылки

Автобусы "активистов", "геноцид поляков" и напряженные отношения. Кому выгодно поссорить Польшу и Украину


­­­

Обстрел польского генконсульства в Луцке в ночь на 29 марта украинская прокуратура квалифицировала как теракт, расследованием которого будет заниматься специальная группа следователей из СБУ. Президент Украины Петр Порошенко решительно осудил нападение, а глава МИД Украины Павел Климкин назвал случившееся провокацией, направленной на дестабилизацию отношений двух стран.

Следствию предстоит выяснить происхождение гранатомета. Но основная версия – оружие было привезено из зоны вооруженного конфликта на востоке Украины. Руководство областного управления СБУ заговорило о возможном российском следе. МИД России обвинения отвергло.

Нападение на польское дипломатическое представительство в Луцке – не первый случай вандализма в отношении объектов, связанных с Польшей на территории Западной Украины. Нападениям также подвергались:

  • Памятник польским профессорам, расстрелянным нацистами во Львове
  • Польское консульство во Львове
  • Могилы погибших поляков села Подкамень
  • Памятник погибшим полякам в селе Гута Пеняцкая

Свежие опросы показывают – в Польше впервые за последние два десятилетия количество граждан, которые нелояльно относятся к украинцам, превысило количество тех, кто им симпатизирует. О том, как складывались отношения между двумя народами в последние сто лет справка Настоящего Времени.

Почему портятся отношения между странами, и что думают поляки об обстреле консульства в Луцке, журналисты Настоящего Времени Тимур Олевский и Сакен Аймурзаев узнали у президента Фонда международной солидарности Кшиштофа Становского.

Становский: Честно говоря, если мы смотрим на то, что имеем сегодня между Польшей и Украиной, не надо забывать о том, что было 25 лет тому назад, когда во время войны Красная Армия разделила в двух местах народы, которые боролись: поляков и украинцев, сербов и хорватов. Когда появилось чуть-чуть свободы на Балканах, на следующий день началась война. А между поляками и украинцами мы смогли тот замороженный конфликт решить в том смысле, что относимся хорошо друг к другу, и эти последние 25 лет – это самые хорошие 25 лет, может, в сотнях лет польско-украинской истории.

Аймурзаев: А последние несколько месяцев, если говорить о месяцах, о годе последнем.

Становский: Честно говоря, не стоит говорить о месяцах. Надо говорить про три года, начиная от Майдана в Украине, в Польше, прежде всего, на украинских кладбищах есть провокации антипольско-украинские. Восемь кладбищ.

Олевский: Вы понимаете, кто и почему это делает?

Становский: Честно говоря, это выгодно, безусловно, Москве. Для поляков и для украинцев очень важно строить добрососедские отношения.

Аймурзаев: Ведь был период в истории совсем недавний, когда Москва, не используя Украину, и унижала польскую историю, и всячески подчеркивала, что поляки – враги. А почему сейчас используется украинская карта, почему нельзя напрямую, торжественнее отметить 4 ноября, например?

Становский: Честно говоря, мы видим тоже влияние Москвы, которая поддерживает общественные организации здесь, в Польше, которая поддерживает пропагандистские акции тоже в Польше.

Олевский: Скажите, а это понятно, след Москвы – он очевиден. О нем сегодня говорят и украинские спецслужбы, кстати.

Становский: Честно говоря, я об этом говорил 2-2,5 года тому назад.

Олевский: Хорошо, давайте так: а партия Качиньского каким-то образом использует эти настроения для своей внутриполитической борьбы?

Аймурзаев: Может, у вас среда такая благополучная сейчас образовалась в Польше?

Становский: Я сам являюсь одним из учредителей польско-украинского общественного Комитета солидарности, и мы очень много делали и во время Майдана, Революции достоинства, и до сегодняшнего дня многие поляки праздновали 25 лет независимости Украины. Но есть люди, наверняка даже в Польше, они тоже будут в Украине, которые уверены, что на конфликте можно строить. Наш опыт говорит – конфликт только убивает. И многие поляки это понимают. И если посмотрим на то, что сегодня в Польше живет где-то миллион украинцев, миллион украинских мигрантов, – эти отношения являются нормальными.

Олевский: Хорошо, но давайте тогда поймем: эти люди, которые строят на противостоянии свое, я не знаю, что: политическую состоятельность или национальную идентичность, они как себя именуют? Они называют себя националистами или нет?

Становский: Они называют себя националистами.

Олевский: Украинские националисты делают то же самое, на ваш взгляд, или нет?

Становский: Скажем так, безусловно, есть такое, что когда идут провокации в Украине, например, уничтожение, порча памятников, реакция украинского правительства адекватна. На следующий день выходит министр и говорит: "Это провокация". Так не должно быть. Никакие кладбища не должны быть разрушенными. Так должна реагировать каждая власть. Это очень важно, но, жаль, не все власти, в том числе польская власть, не реагирует адекватно на те провокации, которые есть. Безусловно, это националисты.

Аймурзаев: Ну смотрите, вот подогревают, подогревают настроения и вандализмом, и заявлениями, и вот какими-то там в приграничных городах возмущениями. Чего ждать? Вот вы насколько оцениваете этот градус взаимной неприязни? Что может быть – территориальные претензии, что угодно, что ждать со стороны Польши и Украины друг по отношению к другу?

Становский: Я скажу так: надо ждать того, что мы видели – люди не идут на эти провокации.

Утром 29 марта возле Львова неизвестные пытались заблокировать международную трассу, ведущую к польской границе. Больше сотни молодых людей с плакатами на польском и украинском языках и с флагами обеих стран вышли на проезжую часть в четырех километрах от Львова. Надписи по-польски гласили: "Поляки, объединяйтесь!", "Руки прочь от памятников!". Лозунги на украинском языке: "Поляки наши братья!", "Нет геноциду поляков!" Митингующие жгли костры на обочине и поджигали дымовые шашки. По словам местных жителей, группа приехала организованно, на трех автобусах.

Прибывшие полицейские задержали около восьмидесяти человек. Возбуждено уголовное дело по статье за разжигание межнациональной ненависти.

Кто заинтересован в обострении отношений с Польшей и есть ли в Украине силы, способные самостоятельно спровоцировать конфликт с западными соседями, Тимур Олевский попытался выяснить у пресс-секретаря националистической партии Украины "Национальный корпус" Александра Алферова.

— Вот смотрите, сегодня происходит просто череда некоторых событий, связанных с отношениями Украины и Польши, и в эти отношения вошли какие-то третьи люди. И есть какая-то целая череда событий, связанных с тем, что есть сторона, которая заинтересована в том, чтобы испортить отношения между Украиной и Польшей. Мало того, отмечу, что вчера, например, вечером в киевском посольстве произошло прощание с заместителем посла Польши, паном Рафалом Вольски, который станет через неделю консулом во Львове, а тут с ним прощались как с заместителем посла Польши.

И, видимо, вообще никто даже не подозревал, что завтра может быть какой-то теракт. Сразу некоторые специальные службы в Украине обратились к нашим ячейкам "Национального корпуса" в Луцке, ну и мы заявляем точно, что мы не знаем даже, кто это сделал, и, собственно, мотивы ясные – это рассорить поляков и украинцев.

— Есть ли в Украине какие-либо националистические организации, уверен, что не все, для которых отношения с Польшей – это первостепенные вещи, они готовы этот конфликт раздувать.

— Я скажу, что наверняка в Украине среди серьезных националистических правых организаций нету таких, которые бы раздували специально конфликт с Польшей. Я кроме этого хочу сказать свою мысль, будучи человеком из "Национального корпуса", что "Национальный корпус" готовится провести вторую конференцию по Балто-Черноморскому союзу. И в этом плане Украина и Польша являются главными игроками.

— Есть люди, которые могли бы быть завербованы российскими спецслужбами, и под эгидой национализма устраивать такие провокации. Есть ли среди националистов люди, которые работают на Россию, о которых вы пока не знаете?

— Ну, вопрос о конспирологии, конечно, на повестке дневной стоит всегда. Я скажу так, что огромные финансы вложены Россией через свои банки, в том числе через "Сбербанк", в разные углы нашей страны. Например, во Львове самое большое консульство России в Украине, и я уверен, что за счет денег, за счет нефтедолларов российских много людей, которые не принадлежат, например, к националистам либо демократам, они просто зарабатывают на этом деньги. Это титушки. Их относить к каким-то идеологическим конструкциям невозможно. Это люди, которые просто действуют за деньги, хотя даже могут и понимать, какой они ущерб делают в целом нашей стране.

— Могут ли российские спецслужбы, имея компроматы или какие-то другие материалы, заставить людей, прошедших войну, некоторых из них, оказывая психологическое давление, заставить их в своих интересах выполнять какие-то задания, начиная от убийств и заканчивая провокациями. Как вы считаете?

— Судя по убийству недавнему Вороненкова, мы знаем, что человек, который это сделал, на него был компромат, и я скажу, что Россия всегда действовала компроматами.

— Есть ли среди националистов украинских какие-либо люди, которые считают, что чем хуже будут отношения со всеми соседями, тем лучше для национального самосознания, и таким образом подогревать этот конфликт?

— Ну, разве что если мы говорим про какие-то незначительные маргинальные группы. Но я не уверен, что они имеют возможности как-то влиять и даже организовывать какие-то теракты. Среди националистов, среди правого крыла политиков Украины людей, которые бы говорили о полной изоляции с соседями Украины, – это не наша история, это не история такого политика правого.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG