Ссылки

Каждый третий – чекист. Как силовики захватывали власть в России


Из-за того, что в России не было люстрации после распада СССР, многие партийные функционеры и офицеры КГБ не только остались в политике, но и сделали серьезную карьеру при новой власти. О некоторых представителях старого-нового политического класса справка Настоящего Времени.

"Появление на Старой площади, в Кремле и регионах людей, прошедших школу руководящей работы в структурах национальной безопасности, – жизненная необходимость влить "свежую кровь" в управленческий корпус России, стремление задействовать потенциал ответственных и организованных людей, сохранивших, несмотря ни на что, "дух государственного служения", – это слова Николая Патрушева – ныне секретаря совета безопасности России, в прошлом – директора ФСБ. Он произнес их, едва стал главным чекистом страны, сменив в должности Владимира Путина. С тех пор в России – чекистский ренессанс.

В том же Совете безопасности, по сути, ключевом властном органе страны на сегодняшний день, 10 офицеров КГБ. То есть каждый третий – чекист. И вовсе не обязательно это силовые министры.

Положим, с Николаем Патрушевым, Сергеем Нарышкиным, Александром Бортниковым, Сергеем Ивановым и Виктором Золотовым все и так понятно. Как и с самим Владимиром Путиным, конечно же. Они все своей карьерой обязаны органам.

Помимо них, чекист и полпред на Северном Кавказе Олег Белавенцев – служил в ГДР и Великобритании, и даже был выслан из Лондона за шпионаж. За былые заслуги Белавенцева сразу после аннексии Крыма отправили туда полномочным представителем президента.

Из органов вышел и глава Таможенной службы, Владимир Булавин. Он тоже до недавнего прошлого был полпредом – в Северо-Западном округе. А до этого – долгие годы трудился в КГБ и ФСБ.

Портрет Дзержинского в кабинете держал и нынешний замглавы Совбеза Рашид Нургалиев. Известный в первую очередь работой министра внутренних дел в нулевые, карьеру Нургалиев также делал в Комитете Госбезопасности. А в Москву перебрался благодаря покровительству Николая Патрушева – директора ФСБ, который был начальником Нургалиева в период совместной работы в Карелии.

С конца семидесятых в ленинградском КГБ работал и нынешний губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. Где и познакомился с Владимиром Путиным еще в 1980-е, в том самом "Большом доме" на Литейном.

Полтавченко – не единственный выходец из силовиков в числе губернаторов. Так, в 2016 году в России прокатилась волна назначений чекистов региональными руководителями.

Выходец из ФСО и ГРУ, охранник Путина и один из ключевых людей в операции по аннексии Крыма Алексей Дюмин возглавил Тульскую область. В Ярославскую область отправили губернаторствовать "спецслужбиста", генерала-лейтенанта, тоже начинавшего пусть в 1980-е в КСБ СССР Дмитрия Миронова. В Калининграде местоблюстителем два с лишним месяца был Евгений Зиничев – тоже из ФСБ, тоже в прошлом охранник Путина. В итоге после недолгого опыта руководства регионом Зиничев вернулся в кабинет на Лубянской площади.

Сейчас в российской политике вторая волна прихода чекистов к власти. Первая прошла в нулевые, с началом президентства Владимира Путина. С экономическим кризисом 2014 президент снова обратился к силовикам.

Если даже губернатор не из органов, то как минимум вице-губернатор или глава ключевого департамента практически каждого региона – из спецслужб.

  • Замглавы правительства Коми – кадровый чекист Константин Лазарев.
  • Замгубернатора Томской области – опять кадровый чекист Игорь Толстоносов.
  • Замруководителя Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции Москвы – сотрудник ФСБ Анатолий Шиверских. Он из числа таких чекистов, у кого нет ни одной фотографии, кроме как на сайте мэрии.

Случаются и вовсе удивительные назначения: например, выбор нового губернатора Забайкальского края Натальи Ждановой был пролоббирован силовиками. И по сути, регионом управляет не она, а ее муж, генерал-лейтенант ФСБ Сергей Жданов.

В книге "Новое дворянство: восстановление полицейского государства в России и наследие КГБ" исследователь спецслужб Андрей Солдатов и Ирина Бороган пишут:

"Приход Путина дал целому поколению ветеранов спецслужб шанс вернуться в высшие эшелоны власти. Они заняли высокие посты в университетах и на телеканалах, в банках и министерствах. Сменив мундиры на деловые костюмы, выходцы из спецслужб переместились туда, где концентрировалась власть.

Для их обозначения даже был придуман специальный термин – "ОДР": офицер действующего резерва. Это армия секретных сотрудников ФСБ во всех отраслях жизни. Сложно предположить, сколько человек работает в действующем резерве, но общее их число, вероятно, измеряется тысячами".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG