Ссылки

"Одиозные женщины в политике формируют образ, что это не женское дело". Ирина Прохорова о феминизме и российском обществе


Отношение россиян к женщинам-политикам резко ухудшилось за последний год, утверждают исследователи "Левада-Центра". Из опроса, опубликованного 3 марта, следует, что более половины (54%) не готовы видеть женщину во главе России в ближайшем будущем. Почти треть вообще против того, чтобы женщины занимались политикой. За то, чтобы в России женщина стала президентом, высказались 33% россиян.

Социологи также отметили, что на месте гражданских и общественных активистов россияне готовы рассматривать молодых женщин. Для мужчин-политиков, по мнению, россиян возраст не имеет значения.

Какую роль отводят женщине в современном российском обществе, рассказывает главный редактор журнала "Новое литературное обозрение" Ирина Прохорова.

— Я не знаю предыдущие опросы "Левада-Центра"…

— За год стало хуже, по мнению "Левада-Центра", на 10%.

— Это неудивительно, потому что пропаганда работает таким образом, посмотрите, какой тип женщины-политика у нас представлен на официальных экранах. Я бы сказала, они действительно способны скомпрометировать саму идею женщины-политика. Вот последняя история, значит, с бюстом Николая Второго, который замироносил, вот вам целая история, которая совершенно понятна. Потому что на экране возникают столь одиозные женщины в политике, что неудивительно, что формируется образ, что, в общем, это не женское дело – управлять государством. Вот не удивлюсь.

— А вы можете тогда мне объяснить, почему тогда люди, которые объявили целью своей жизни борьбу за права женщин, то, что называется во всем мире "феминистки", и в России тоже они есть, в России именно мгновенно переругались друг с другом? Разбились на непримиримые группы и уничтожают друг друга во всех возможных средствах массовой информации.

— Вы знаете, что же удивляться? Мы же все живем в некотором обществе, и нам кажется, что мы как бы противостоим этому. Вы знаете, вот эта вот последняя история с чудовищной сварой, я по-другому не могу назвать это слово, когда окрысились, в общем-то, на совершенно невинное мероприятие – попытку создать первый феминистический фестиваль, организаторы, по-моему, замечательную идею придумали.

Их задача была как раз примирить российское общество с идеей феминизма и показать, что феминизм – это вовсе не удел каких-то маргинальных женщин, неудовлетворенных сексуально, не знаю, мужененавистниц, каких-то чокнутых, у нас, к сожалению, очень много предрассудков и непонимание, что такое феминизм. Они как раз пытались показать, что это важное социальное явление, что вокруг этого огромное количество серьезных людей, есть целая научная литература.

— Это слово вызывает в России если не улыбку сейчас еще, то уж точно маргинализирует, мне кажется, людей, которые…

— Попытка этого мероприятия была и показать, что ничего страшного в этом нет, наоборот, это очень важное позитивное явление. А что вышло? То есть мы увидели, вот вам проекция состояния российского сознания. Значит, мы не можем дать отпор врагам, то есть режиму, давайте, мы затопчем своих.

Это вообще довольно известное травматическое такое явление. Об этом еще в 40-х годах, между прочим, писали. Если не ошибаюсь, Лидия Яковлевна Гинзбург или, кажется, Евгений Шварц, я сейчас забыла. Вот конец 40-х годов, когда были погромные кампании, и люди фрустрированные и отчаявшиеся затевали чудовищные склоки между собой. То есть топтали самих же себя вместо того, чтобы противостоять общему злу. Вот сейчас я вижу, к сожалению, очень похожую ситуацию, мне очень грустно, понимаете? Вся вот эта довольно грязная возня и неприличная, она только закрепляет в сознании многих людей, как раз укрепляет все предрассудки в отношении феминизма.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG