Ссылки

Защитнику отечества отказали в боевых за Сирию


Мать российского моряка, который участвовал в операции в Сирии и умер вскоре после возвращения на родину, уже семь месяцев не может получить страховые выплаты и награду погибшего сына и должна доказывать в в суде, что тот действительно воевал

Житель Челябинска Владислав Шалаев по контракту служил на российском ракетном крейсере "Варяг", флагмане Тихоокеанского флота и принимал участие в российской военной операции в Сирии, "прикрывая" российские самолеты с моря. Владимир умер спустя пару дней после возвращения на родину, но его мать Вера Шалаева вот уже более полугода не может получить от Минобороны ни положенные ее сыну "боевые" деньги, ни награду, которую он также должен был получить как участник сирийского похода.

****

Вера Владимировна крутит в дрожащих руках часы. Они принадлежали ее сыну, военному моряку Владимиру Шалаеву, и именно их она привезла в первую очередь в новую квартиру.

"Их с него мертвого сняли и сломали, – говорит Вера дрожащим голосом. – Я их храню, они даже по владивостокскому времени идут".

Новая квартира в Челябинске Веру уже не радует. Жилье, говорит она, специально покупали так, чтобы была отдельная комната для Влада. Но он в ней так и не пожил – умер в июле прошлого года во Владивостоке, спустя четыре дня после возвращения крейсера "Варяг" из сирийского похода. Официальная причина смерти – острая коронарная недостаточность. Женщина уверена: сын подорвал сердце на службе, поскольку условия жизни на "Варяге" были ужасные.

"Кубрики или где они живут, – их там было очень много, дышать было нечем. Он мне вскользь упоминал, что они выходили на палубу и на палубе спали, – рассказывает Вера Шалаева. – Я говорю: "Ты на какой полке?" А он говорит: "Их четыре штуки, и он на верхней – в потолок прямо". Ну как там дышать?"

"Я понимаю, что они не в круиз поехали. Но это все сказывается на здоровье", – уверена Шалаева.

С момента смерти ее сына прошло уже семь месяцев. Но Вера Владимировна до сих пор не получила ни копейки компенсации от Минобороны. Не получила она и медаль сына за участие в сирийской операции, хотя она есть в его личном деле. На память о Владе командир "Варяга" оставил ей только два видеоролика из сирийского похода, которые монтировала команда. Но где ее сын, среди прочих военных, Вера говорит, что не может толком разглядеть.

Гвардейский ракетный крейсер "Варяг" во время сирийской операции прикрывал российские самолеты, что взлетали с авиабазы Хмеймим. Влад, говорит Вера Владимировна, рассчитывал в походе хорошо заработать. На обещанные командирами "боевые" думал купить машину и очень ждал награду.

Но все суммы, которые он должен был получить – для Веры загадка. Их нет ни в одном документе, которые женщина получила на руки от командования Тихоокеанского флота. А чтобы получить наследство сына, ей сначала пришлось доказывать в суде, что она его мать – ее даже попросили показать бирки из роддома.

А потом вдруг выяснилось, что никаких боевых матросу Шалаеву вообще не начисляли. Военные чиновники объясняют это тем, что крейсер "Варяг" в боевых действиях в Сирии фактически не воевал.

"Есть медаль "За участие в боевых действиях", но сейчас оказывается, что они не участники, что они не стреляли, – недоумевает Вера. – А что, у нас предполагается обязательно стрельба? Они были на войне, они делали так, чтобы наши самолеты спокойно летали. Да, сначала "Москва" стояла, а потом "Варяг". Почему это не считается?"

Командование Тихоокеанского флота действительно официально отказало морякам "Варяга" в выплате боевых, объяснив это тем, что в самих военных действиях в Сирии они не участвовали. Моряки говорить об этом с прессой отказались: опасаются санкций начальства и верят, что деньги в итоге все-таки им дадут. Но Вере Владимировне терять больше нечего, и с руководством флота за "боевые" сына она готовится воевать в суде.

"Если есть такая запись, что он принимал участие в боевой операции, будут истребоваться документы, – поясняет адвокат Андрей Кацайлиди. – Была ли операция, принимал ли он участие, кто кроме него принимал участие – по цепочке можно раскрутить эту ситуацию и доказать, что он участвовал в боевых действиях. А, следовательно, иск будет удовлетворен".

Сейчас Вере Шалаевой приходится самой звонить по владивостокским моргам, делать запросы в страховую и военкоматы, чтобы добыть необходимые документы. Добровольно ей никто их не предоставляет.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG