Ссылки

"Пусть не будут решаться никакие городские проблемы, но зато есть видимость монолитности власти". Большое интервью Эмилии Слабуновой


С чем связана предсказанная два года назад отставка главы Республики Карелия Александра Худилайнена и как изменится жизнь в этом северном регионе России после вынужденного возвращения в Петрозаводск Артура Парфенчикова, чьим покровительством пользовался отставленный глава, и ждут ли республику громкие коррупционные разоблачения, готово ли "Яблоко" договариваться с Навальным на выборах президента России. Об этом Настоящее Время поговорило с председателем партии "Яблоко", действующим депутатом Законодательного собрания Карелии Эмилией Слабуновой.

Настоящее Время: Отставку Александру Худилайнену предсказывали почти два года. В Петрозаводске и в Москве говорили о его неумении договариваться с местными элитами, о манерах решать конфликты силовым путем, наконец, о низком рейтинге главы республики не только в Карелии, но и в российском экспертном сообществе. Но, кажется, у карельской оппозиции, к которой отчасти можно причислить и вас, взгляд глубже на персону Худилайнена, да?

Эмилия Слабунова: Ну, нужно сказать, что Александр Петрович – это руководитель районного масштаба и, к сожалению, на посту главы республики он не смог выйти за формат, за стиль деятельности районного руководителя. Человек ориентирован на исключительно силовой способ решения всех вопросов.

Он считал, возможно, у него и полномочия были таковыми на момент, когда он в 2012 году приехал в Карелию и из этого он исходил, что правоохранительные органы можно использовать как ресурс, как средство, как инструмент решения всех вопросов. К сожалению, упорно не слышал ни граждан, ни общественные организации, ни региональные элиты, хотя неоднократно мы об этом говорили.

Даже в момент назначения в мае 2012 года в Законодательном собрании республики Карелия я выступала от нашей фракции ["Яблоко"] и говорила: "Вы человек с техническим образованием, технократ, физику должны знать хорошо, должны знать, что мир устроен так, что можно опираться только на то, что сопротивляется. Все, что поддается, может быстро привести к потере вашей устойчивости".

Но он всегда кивает головой, делает ровно противоположным образом, что мы и увидели. При этом достаточно легко идет на лоббирование определенных интересантов – ресурсы Карелии были интересны разным экономическим группам – петербургским в первую очередь был зеленый свет.

НВ: Говоря об интересантах, кого вы имеете в виду конкретно, если есть фамилии?

ЭС: Ну, например, "Петербургтеплоэнерго" – компания, которая получала солидные бюджетные средства и которая обеспечивала теплом целый ряд районов республики. Счетная палата проверяла неоднократно эффективность использования бюджетных средств. Каждый раз были достаточно серьезные замечания, все это отправлялось в правоохранительные органы, но оставалось без последствий.

Остро стоял вопрос в феврале прошлого года – в тот момент, когда он [Худилайнен] получил выговор. До его получения активно распространялась информация, что именно сейчас он покинет пост главы. Но в очередной раз его спасли покровители. Это, в общем-то, известно всем, об этом писалось многократно.

Председатель Государственной Думы, его однокурсник, друг [Сергей] Нарышкин в очередной раз год назад спас его от потери поста главы республики.

НВ: Давайте уточним: председатель Государственной Думы прошлого созыва…

ЭС: Прошлого созыва, конечно. Но на протяжении всего 2016 года целая череда скандалов, но самое главное – это то, за что Худилайнен получил выговор: проблема расселения аварийного жилья. Программа выполнялась и выполняется из рук вон плохо. Дело не только в сроках, а, в первую очередь, в качестве этого жилья: люди отказываются вселяться в эти дома. Иначе как унижением людей нельзя назвать те постройки, которые им предлагаются в обмен на их аварийное жилье. Это бараки XXI века.

Вся ситуация с Худилайненом показывает, что башни Кремля перетягивали этот канат: одни понимали, что нельзя больше не просто дискредитировать власть, а это уже дискредитация президента, а другие на своем ресурсе и близости к президенту спасали его в критические моменты.

НВ: Считается, что первым сигналом к возможной отставке Худилайнена послужил конфликт между главой республики и мэром Петрозаводска Галиной Ширшиной, победившей на выборах при поддержке партии "Яблоко". Сейчас Ширшина занимается другой работой, у руля города ставленник Худилайнена, но проблемы остаются прежними. Получается, что дело отнюдь не во взаимоотношениях столицы с республиканским правительством. Или я ошибаюсь?

ЭС: Действительно, многие эксперты оценивали, что выговор, который в феврале 2016 года получил Худилайнен, не только и не столько за аварийное жилье, сколько за отставку Галины Ширшиной, которая случилась незадолго до этого – в декабре 2015 года. Это, конечно, вопиющий факт: человек, который имел высокую оценку со стороны избирателей и горожан за деятельность на посту мэра, который получил достаточно серьезную положительную оценку, стал лауреатом премии РБК в номинации "Государственный человек", ряд других оценок – в том числе европейского сообщества.

И это уж как-то звучало вопиюще, что при таких оценках люди, которые откровенно лоббируют интересы местечковых группировок, предпринимают такие действия для того, чтобы убрать законно избранного мэра от власти, – это, конечно, получило негативную оценку даже в администрации президента.

НВ: Я все-таки уточню вопрос или обострю его: отставка Ширшиной не решила проблем взаимоотношения республиканской власти и власти городской?

ЭС: Это абсолютно лояльная, абсолютно подконтрольная власть, с помощью которой можно было решать любые вопросы.

НВ: Здесь-то как раз нет противоречия: власть лояльная, но вопросы не решаются.

ЭС: Вы имеет в виду какие вопросы?

НВ: Городские вопросы: городского хозяйства, ремонта улиц и так далее и тому подобное, что, собственно говоря, вменялось в вину Галине Ширшиной.

ЭС: Тут же весь вопрос в приоритетах: если в приоритете лояльность и достижение ее любым способом, а в приоритете у Худилайнена именно наличие лояльности. А когда какая-то строптивая девчонка, которая проявляет самостоятельность и демонстрирует образцы того, что вопросы решать можно, добивается результатов, то, естественно, это для них становится просто бельмом в глазу. И главная цель для них – ее убрать.

Пусть там не будут решаться никакие городские проблемы, но зато есть видимость согласия, видимость монолитности власти в политической системе, которая все построена на имитациях, в том числе - и здесь. Демонстрация такой имитации для них имеет первостепенное значение.

НВ: Ну, имитациями людей к избирательным урнам не приведешь, это так, да?

ЭС: Конечно. Для этого есть административный ресурс и для этого есть правоохранительные органы, судебная система, с помощью которых можно убирать конкурентов, как это и случилось на выборах 2016 года, когда список кандидатов от партии "Яблоко" в городской Совет, который [список] возглавляла Галина Ширшина, был снят по совершенно надуманным поводам.

НВ: Так вот, может быть, новый назначенец как раз и обеспечит те самые цифры, которые необходимы Кремлю на выборах президента?

ЭС: Совершенно верно. Позиции "Единой России" на северо-западе России, а в Карелии - особенно, не велики. Тем более, что и позиции "Яблока" всегда сильны, и там чуть больше 30% "Единая Россия" набирает с трудом. Это при всем масштабе и мощи используемого административного ресурса и правоохранительной системы при снятии основных конкурентов.

И, безусловно, администрация президента понимала, что такой низкий рейтинг, который имеет глава республики, сразу будет отсвечивать на рейтинг федеральной власти и кандидата в президенты, который будет идти от "Единой России". В том числе – и на рейтинг самого президента. Безусловно, им важно исправить эту ситуацию.

НВ: Новый протеже президента Путина, Артур Парфенчиков, в Карелии считается своим, оппозиции будет трудно списывать неудачи на так называемых варягов, разбазаривающих республиканское добро в интересах финансово-промышленных групп, располагающихся не обязательно в Карелии, а чаще всего вне Карелии. При этом Парфенчиков не политик, а представитель силовых структур. Удастся ли ему применить свой прокурорский опыт, например, в такой криминальной сфере, как лесопереработка, вырубка леса, или чиновник воспримет назначение как ссылку и возможность пересидеть трудные времена в глубинке?

ЭС: Если говорить о новом исполняющем обязанности, то плюсом в ситуации, когда два предыдущих главы республики были так называемыми варягами, как их окрестили, а данная персона является местной фигурой, это, безусловно, плюс. Хотя последние десять лет он работал на федеральном уровне и, конечно, не чувствует эту ситуацию изнутри, тем не менее – это какой-то плюс.

Он уже заявил, что намерен бороться с коррупцией. Как правоохранителю это то, что ему легче всего, во-первых. Во-вторых, он понимает масштабы этой проблемы. Более того, это ведь одно из оснований, почему убрали Худилайнена – Парфенчиков это прекрасно понимает.

Сможет он это сделать или нет (что касается борьбы с коррупцией), я надеюсь и полагаю, что при наличии воли – а он к тому же достаточно амбициозный человек – сможет. Во всяком случае, особенно на первых порах пару-тройку коррупционных скандалов ожидать можно.

Сможет ли он вообще в целом решить проблемы, которые остались в наследство от [главы Карелии в 2010—2012 гг] Андрея Нелидова и Худилайнена, здесь есть основания для сомнений и для того, чтобы понимать: ожидания могут не оправдаться.

Правоохранители в силу особенностей и самого склада людей, которые идут в эту сферу, люди достаточно рамочные. Я ни в коем случае не говорю об этом, как каком-то недостатке. То есть они всегда соотносят факты с тем, что должно быть в соответствии с нормами закона или какими-то подзаконными актами, стандартами и так далее.

Работа правоохранителя не требует мощного креатива, поиска нестандартных решений, и, безусловно, здесь может испытать трудности новый исполняющий обязанности. Их, конечно, преодолеть можно, если он правильно сформирует команду по принципу дополнительности, чтобы там появились люди с предприимчивым складом ума, креативные, те, которые могут использовать какие-то технологии прорыва и вывести, или хотя бы начать выводить, республику из состояния кризиса.

А что касается умения выстраивать диалог, умения слушать и слышать, за последние годы, которые мы в республике не видели в деле господина Парфенчикова, знаем только понаслышке, что он принцип открытости считал одним из важных управленческих принципов. Возможно, он будет его использовать и здесь в своей работе.

Но опять же открытость и готовность к диалогу – это немного разные вещи, поэтому прогнозы выстраивать пока неблагодарное дело. Посмотрим.

НВ: Считалось, что когда президент назначал на посты глав регионов так называемых варягов, эти люди останутся максимально независимыми от местных элит. Нет опасности в назначении Парфенчикова? Все-таки он человек, как мы уже выяснили, свой. Там есть свои внутренние завязки, наверняка остались какие-то контакты. Сейчас некоторые контакты он будет возвращать, возможно, множить их. Таким образом республика совсем закуклится и, несмотря на то, что он является креатурой Путина, ему вовсе не обязательно будет доносить до президентских ушей внутренние конфликты. И Кремль окончательно утратит контроль над регионом.

ЭС: Вполне возможно. Риски такие есть, конечно. Причем и у варягов, и у местных – минусы и плюсы есть и в одном, и в другом случаях. У варяга, которому требуется достаточно много времени, чтобы правильно и адекватно оценить ситуацию, увидеть потенциал региона и потенциал людей, риск в том, что потребуются лишние затраты энергии и времени на эти цели.

В то же время у тех же варягов зачастую, так как нет корней, нет ответственности, нет глубины переживаний, нет обязательств перед людьми, которым он тут обязан своим образованием, своим воспитанием, своим становлением как профессионала, ведет к тому, что работа по принципу "перекати поле" чревата издержками, которые мы наблюдали на примере Нелидова и Худилайнена.

Мы понимаем, что для Парфенчикова данное назначение не из разряда желаемых и, может быть, оно даже неожиданно. Судя по тому, что я наблюдала во время представления его правительству, депутатам Законодательного собрания и главам местного самоуправления, чувствуется растерянность, чувствуется, что это все прилетело к нему достаточно неожиданно.

НВ: Как вы полагаете, насколько Парфенчиков способен перетрясти аппарат правительства, сделать его под себя, и есть ли кадры в Карелии?

ЭС: Конечно, способен. Если у человека цель именно перетрясти, то это-то сделать проще всего (смеется). Но ведь у умного руководителя главная задача – правильно составить команду из компетентных, профессиональных, амбициозных, честных, порядочных людей, профессионалов своего дела.

В Карелии есть кадры. Конечно, за два предыдущих губернаторских срока немного подрастерян кадровый потенциал, многие достаточно активные, интересные люди покидали республику, считая, что здесь трудно будет выстраивать яркую карьеру, понимая, что в первую очередь нужны другие – подбираемые по принципу лояльности, а не по принципу профессионализма.

Власть, нацеленная на самосохранение (а значит, для нее главным принципом отбора является лояльность), убирает живую, свободную конкуренцию. В условиях отсутствия конкуренции не формируются яркие лидеры. Для того, чтобы появлялись лидеры в любой области – хоть политические лидеры, хоть в той или иной профессиональной сфере, должна быть свободная конкуренция.

НВ: Теперь перейдем к федеральной повестке. Я задам вопрос, быть может, не очень приятный, тем не менее прошу на него ответить. Вы действующий председатель партии "Яблоко". При этом вам приходится действовать в крайне неблагоприятном политическом поле: "Яблоко" осталось за бортом Государственной Думы, существуют внутрипартийные проблемы, "Яблоко" считают недоговороспособным, когда речь заходит о создании различного рода предвыборных коалиций. Как на этом фоне вы предполагаете строить предвыборную кампанию Григория Явлинского, вновь заявившего о президентских амбициях?

ЭС: Во-первых, я не соглашусь с вами, что партия недоговороспособна, и, в частности, кампания 2016 года как раз подтверждает мои слова. Около 50% кандидатов, которые шли от нашей партии на выборы всех уровней – и муниципальные, и региональные, и выборы в Государственную Думу, были беспартийные.

И мы заявляли свою коалиционную политику и говорили, что мы готовы объединяться со всеми, кто готов отстаивать демократические ценности. Мы не готовы объединяться со сталинистами, националистами и так далее. В принципах нашей коалиционной политики эти вопросы четко прописаны. И то, что 50% наших кандидатов беспартийные, это подтверждает.

Наш кандидат – Григорий Алексеевич Явлинский – выдвинут год назад решением съезда. Мы считаем, что это сегодня не только самая достойная кандидатура, но она просто жизненно необходима для нашей страны, если мы не хотим окончательно оказаться на обочине цивилизационного развития, что сейчас с курсом на изоляцию, на движение по "особому пути" мы можем ярко наблюдать.

На чем президентская кампания будет строиться? Во-первых, это сильная убедительная программа нашего кандидата: это программа вывода страны из кризиса, в котором она оказалась. Во-вторых, это сильная команда, которую готов вести кандидат в президенты в качестве команды, которая готова изменения в стране осуществлять. Кроме того сама ситуация сегодня показывает острую необходимость по-настоящему альтернативного кандидата с такой программой.

НВ: Я знаю, что фамилию эту в "Яблоке" не любят произносить вслух, хотя в кулуарах она, конечно же, произносится. Свои амбиции предложил и Алексей Навальный, бывший "яблочник", но теперь уже самостоятельная фигура. Готово ли "Яблоко" принять ресурс Навального в случае, если последнему будет отказано в регистрации?

ЭС: Во-первых, предложение использовать его ресурс от Алексея Навального не поступало. Если он предложит воспользоваться ресурсом и поддержит кандидатуру Григория Алексеевича Явлинского, безусловно, мы этот вопрос рассмотрим и проведем для этого все переговоры.

Кстати, к вопросу о том, что любят или не любят упоминать Навального: мы совершенно спокойно о нем говорим, совершенно спокойно вспоминаем, и нет абсолютно ничего критичного в том, чтобы обсуждать эти вопросы. Как только со стороны Навального появится какое-то предложение о готовности поддержать Явлинского, то, безусловно, вопрос будет рассмотрен.

НВ: А что касается других оппозиционных сил?

ЭС: Со стороны всех этих политических структур, вами упомянутых, предложений не поступало. При наличии этих предложений мы готовы вести разговор. Партия у нас самостоятельная, партия наша серьезная, если мы выдвигаем нашего кандидата, значит, мы последовательно совершаем все действия и поступки, чтобы претворять это решение в жизнь.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG