Ссылки

Спасти уголь олигархов. Как Украина и Донбасс будут исправлять последствия энергоблокады


Торговая блокада Донбасса, организованная группой депутатов украинского парламента, приведет к потерям двух миллиардов долларов валютной выручки, заявил сегодня президент Украины Петр Порошенко. В стране уже введен режим чрезвычайного положения в энергетике.

Из-за блокады Донбасса премьер министр Владимир Гройсман попросил собрать Совет национальной безопасности и обороны Украины, чтобы обсудить неотложные меры по нейтрализации угроз энергетической безопасности Украины.

Президент Порошенко накануне заседания Совета нацбезопасности сделал заявление, что его администрация договорилась с премьером Гройсманом расширить список товаров, запрещенных для перевозки через линию разграничения, и призвал народных депутатов принять участие в борьбе с контрабандой вместе с силовыми структурами.

"Я очень хорошо понимаю эмоции многих украинцев, искренне поддерживающих эту акцию (блокады – НВ). Эта эмоция является естественной для общества, уставшего от нескольких лет войны. Но тем политикам, которые этой эмоцией воспользовались для своего эгоистического узкопартийного пиара, я никогда не прощу их цинизма и безответственности", – заявил Порошенко.​

Из-за прекращения поставок антрацита с Донбасса правительство Украины ввело чрезвычайный режим в энергосистеме. Антрацит – это высококачественный уголь, на котором работает половина украинских ТЭЦ, семь из 14. Собственных запасов такого угля Украине хватит на несколько недель. В Кабмине уже заговорили о веерных отключениях электричества по стране, если блокада будет продолжаться. При этом в правительстве импорт электроэнергии из России исключили, а в Министерстве энергетики и угольной промышленности, по данным РБК, такую возможность вполне допускают. Чьи интересы затрагивает блокада, и кому принадлежит украинская энергетика – в нашей справке.

Посольство США в Украине в 16 февраля заявило о своей обеспокоенности угольной блокадой на востоке страны. Для дипломатов публичные замечания по конкретной проблеме в стране пребывания – вещь из ряда вон выходящая. В заявлении указано, что стороны должны встретиться и договориться о том, чтобы легальные товары украинских компаний могли пересекать линию разграничения. Дипломаты "настоятельно призывают правительство Украины" реформировать энергетический сектор как можно скорее.

Об этом ведущий Настоящего Времени Тимур Олевский поговорил с Ириной Милютиной, руководителем департамента по внешним коммуникациям компании ДТЭК, основанной Ринатом Ахметовым.

– Если блокадой, перебитыми железнодорожными путями, ковровой бомбардировкой или чем бы то ни было можно прервать цепочку, в результате которой Украина останется без света, часть ее, и это касается вас, как крупнейшего производителя, то возникает вопрос: а собираетесь ли вы в будущем, если не успели это сделать до сих пор, как-то модернизировать предприятие, чтобы не зависеть от антрацита?

— Давайте посмотрим все-таки на то, как работает теплоэлектростанции в Украине, какое их количество. Из 14 электростанций половина работает на антраците. И в принципе говорить о том, что в Украине есть избыток угля газовых марок для того, чтобы перестроиться, все-таки преждевременно. То есть у нас в настоящий момент в стране нет профицита ни марки антрацит, ни газовых марок угля. Более того, если говорить уже о модернизации, то ДТЭК – это первая компания, которая в принципе посмотрела на эту возможность. То есть мы посмотрели, насколько реально, как быстро и сколько будет стоить переоборудовать блоки с антрацита на газовую марку угля, и сделать это быстро, так, как кажется, это невозможно. То есть чтобы перевести блоки, нужно не менее 8 месяцев, более того, останавливать нужно всю станцию.

— А на что вы рассчитываете в стратегических планах компании – что все-таки в итоге спустя некоторое время вам придется заняться этой дорогой и долгой модернизацией или конфликт на востоке Украины разрешится, и пропадет необходимость?

— Я думаю, что все-таки, если говорить о тех возможностях, которые есть по антрациту, если говорить не о Донбассе, то мы же понимаем, что антрацит кроме Донбасса можно взять только за рубежом. При этом есть и ограничения по портам морским, то есть морские порты – это где-то 400 тысяч тонн в месяц по объему, при этом общая потребность годовая в антраците в стране – это порядка 9 млн тонн. То есть импортом ее покрыть практически невозможно.

— Можете ли вы, обладаете ли вы логистической возможностью приобретать уголь в России сейчас для того, чтобы решить проблему?

— Во-первых, мы не приобретали уголь в России, и ограничения все-таки есть по поставкам угля из России. Ограничения введены были еще, если не ошибаюсь, в 2015 году, поэтому говорить о том, что у нас есть какие-то планы, я не могу. Разумеется, сейчас мы не обсуждаем эти вопросы.

— Спасибо, Ирина. Скажите мне, пожалуйста, обсуждается ли в компании ДТЭК то, что блокада – это атака на компанию ДТЭК? Да, нет?

— Я бы не стала обсуждать такие… я знаю, что разные теории обсуждаются в информационном поле, но я бы не стала их комментировать, разумеется, что очень-очень много есть информации, даже то, что уголь вывозится машинами с теплоэлектростанции, тоже сегодня нам удалось это прочитать. Я думаю, что мифов очень много сейчас, которые есть.

"Не вижу панических настроений". Губернатор Запорожья о возможных веерных отключениях электричества

Министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик считает, что Украина может обойтись без поставок угля с оккупированных территорий, для этого надо увеличить объем производства энергии на атомных электростанциях и запустить газомазутные блоки ТЭС. Российские СМИ его заявление интерпретировали, как предложение покупать в России дополнительный газ.

Крупнейшая атомная электростанция Украины находится в Запорожской области, которая может попасть под веерные отключения электричества в случае чрезвычайной ситуации. О возможных раскладах Тимур Олевский поговорил с губернатором Запорожской области Константином Брилем.

— Мы сегодня только проводили чрезвычайную комиссию и обсуждали все вопросы со всеми руководителями генерирующих компаний. На сегодняшний день, я считаю, что Запорожская область более чем в выгодном положении, потому что у нас в Запорожской области вырабатываются 30% всей добываемой электроэнергии в Украине. Это не только Запорожская АЭС, это гидростанция, это ветровая электроэнергия, солнечная, все виды энергетики у нас присутствуют в Запорожской области.

— А скажите, у вас есть в области теплоэлектростанции, которые работают на антраците?

— У нас есть электростанции группы ДТЭК, но она работает на угле марки "Д", это тот уголь, который добывается у нас в Днепропетровской области в Павлограде, это наша территория, украинская, и на сегодняшний день при потреблении суточном в 5 тысяч тонн у нас запасов больше, чем на месяц на Запорожской теплоэлектростанции. В принципе никаких логистических проблем мы в этом не видим, она работает в штатном режиме, и никаких аварийных включений/выключений не было.

— Вот же вам повезло. Вы понимаете, почему в Украине остались до сих пор антрацитовые станции, спустя два года после начала оккупации Донбасса?

— Эти электростанции не новые, они все работали изначально по той технологической цепочке, которая закладывалась при строительстве, они закладывались именно там, где была сырьевая база. Запорожская ТЭЦ именно на группе "Д" угля, который от " Павлоградугля", это логическая доставка близкая, и потому она имеет свою специфику.

— Скажите, среди ваших коллег-губернаторов, с которыми вы, наверное, сегодня виделись, и в правительстве существует какая-нибудь озабоченность особенная, паника или что-нибудь на это похожее?

— Вы знаете, самое плохое – это когда включается паника и озабоченность. Надо просто-напросто сложить все те составляющие рисков, я так понимаю. И, например, у нас в Запорожской области если даже будет такой фактор риска, у нас есть просто очень много промышленных, производственных площадок, с помощью которых можно будет регулировать потребление электроэнергии и не допустить отключения света для гражданского населения. Плюс тот избыток электроэнергии мы сможем обеспечивать и соседним областям, согласно от заявки энергорынка. Это Днепропетровская область, Херсонская.

— А что будут делать ваши коллеги, когда запас угля иссякнет? Есть какой-то уже план “Б”? Говорят, что уголь могут в России купить.

— Вы знаете, я против такой политики, чтобы покупать что-то у России, это во-первых. Во-вторых, я считаю, что, собственно, запасов той производимой электроэнергии и тех мощностей атомных электростанций, я не специалист в глубокой энергетике, скажем, но то, что находится у меня в Запорожской области, и то, что по соседним областям, я не вижу панических настроений.

— У меня два вопроса в связи этим. Мне кажется, это интересно будет нашим зрителям: если придется больше тратить атомную энергетику, расходовать, а меньше угольную, то, значит, на рынке электроэнергетики начнется перераздел собственности, как вы считаете, случится так?

— Я не думаю, что в этом процессе кто-то ставит себе за цель перераздел собственности.

— Я понимаю, что не ставит, но это будет вынужденно происходить.

— Перераздел собственности не зависит от потребления, перераздел собственности зависит от других вещей.

— Почему в нашем разговоре и в вашем описании разговоров в правительстве ни разу не упоминается предложение снять блокаду? Как вы сами относитесь к перспективе ее снятия?

— Я считаю, что просто блокадой занялись, как уже говорил наш президент, многие популисты, которые этот вопрос просто взяли на свое личное вооружение. Не надо забывать, что это все-таки, хоть она и временно захваченная, но это наша территория, и недра принадлежат именно нам.

Удар по карману олигархов. Депутат о том, насколько важен уголь в товарообороте с Донбассом

Штаб блокады торговли с неподконтрольными территориями объявляет о перекрытии автомобильных дорог, ведущих на оккупированные территории Донбасса. Первый блокпост блокады активисты назвали Редут-Богдан – теперь они опасаются вооруженного штурма своего лагеря. Один из лидеров этого процесса депутат Семен Семенченко, высказал свою позицию по этому поводу.

— Что будут делать люди, которые там стоят? Какая их функция?

— Они сейчас работают пока в режиме наблюдения, потому что идет установка сейчас туда интернета, они хотят установить веб-камеры, чтобы они могли онлайн-трансляцию вести постоянно. Только после этого она начнет работать уже на блокирование. Это сделано для того, чтобы не было инсинуаций на тему обилечивания, что кто-то кого-то пропускает. То есть пока это в режиме наблюдения. Вчера премьер-министр Украины Гройсман разрешил ветеранам все блокировать, кроме угля. Но угля там не идет, потому что он шел по ж/д трассам.

— А что значит все блокировать? Существует какая-то нормативная база, прописанная в законах Украины, которая описывает список товаров, которые подлежат отправке на территорию, не подконтрольную Украине, а которые не подлежат?

— С целью выполнения своих договоренностей с Путиным и набивания своего кармана Порошенко не ввел военное положение у нас, у нас до сих пор АТО – антитеррористическая операция. Норма АТО регулируется законом Украины о борьбе с терроризмом. В законе Украине о борьбе с терроризмом написано, что особенности хозяйственной деятельности определяет кабинет министров. По Крыму это есть, по Донбассу – нет. То есть правительство устранилось от регулирования этих дел, поэтому СБУ незаконно выдает разрешения, более 100 тысяч разрешений было выдано на торговлю именно за три года. Поэтому в настоящий момент действия ветеранов регулируются Конституцией, где написано, что каждый человек имеет право защищать свою Родину, в том числе, это фактически второй фронт, потому что каждый эшелон, который проходит туда и обратно, – это финансирование терроризма. В принципе, такого же мнения был и Порошенко в 2015 году, но потом он его изменил.

— Семен, ваша позиция – это очень важно, я хочу сейчас чуть подробнее о ней поговорить, но сперва уточнить: вы сказали, что речь идет не об угле, а составы с углем в итоге тоже заблокированы. Или вы решили, что их можно пропустить на территорию Украины?

— Существует несколько принципов, по которым работает блокада. Первое – тут никакая политическая сила и общественная организация не приватизирует, второе – хлопцы не пропускают поездов, третье – они не берут за это денег.

— То есть сейчас уголь не перемещается, я правильно понимаю?

— Уголь занимает 15% от всего товарооборота, ничего не перемещается. Почему крик такой по углю? Потому что бизнесмены на фасаде президента, премьер-министра – Ахметов, их подельник Захарченко, Плотницкий, Путин в принципе – они хотят просто призвать людей. Поэтому они замалчивают про другие товары и кричат про уголь.

— Как вы думаете, почему украинские правоохранительные органы: Нацгвардия или СБУ не приезжают вручную разблокировать эту блокаду и не нападают на ваш редут?

— 90% украинцев поддерживают действия ветеранов войны за независимость, их поддержат также патрульная полиция на блокпостах, большая часть Нацгвардии, те, которые не стали внутренними войсками, а стали Нацгвардией, и Вооруженные силы Украины.

— Если это случится, то будет действительно конфликт уже, выяснение отношений внутри страны, я правильно понимаю?

— Я не думаю, что будет выяснение отношений внутри страны, потому что заворовавшаяся власть, которая предала свою Украину, предала нас, предала погибших, ее никто не поддержит.

— Семен, я просто обратил внимание на то, что в некоторых пабликах ветеранов других полков и других добровольческих объединений, например, "Азова", начали писать сообщения с критикой вашей блокады. Из чего я могу предположить, что может произойти такое столкновение: некие ветераны, которые против блокады, уж неважно, почему они против, может, им заплатили, а, может быть, они правда против, придут к вам, к ветеранам, которые за блокаду, и это будет выглядеть для общества как выяснение на равных ветеранов с ветеранами, таким образом не возникнет общественного резонанса. Может такое быть?

— Сегодня Захарченко и Плотницкий рассказывали примерно то же самое, что рассказывает Порошенко и Гройсман. Если кто-то из ветеранов, которые ранее были патриотами Украины, захочет стать на их сторону, я не думаю, что они будут поддержаны обществом. Поэтому такая вероятность остается, потому что СБУ в той части, которая защищает интересы олигархов наших украинских, планирует различные провокации. Но при нынешней тотальной поддержке, не смотрите на экраны телевизоров, там большая часть каналов принадлежит олигархам, поэтому они врут, при нынешней тотальной поддержке подобные провокации просто невозможны, они приведут к тотальному уничтожению репутации любой такой общественной организации, кто посмеет.

— Поэтому, видимо, Петру Порошенко и Владимиру Гройсману с вами надо как-то договариваться. Они предлагают вам какую-то дорожную карту, конкретные вещи?

— Пусть они договариваются со своими торговыми партнерами, лидерами пророссийских групп Захарченко для того, чтобы выпустили наших пленных, и второе – нужно принять закон Украины про временно оккупированную территорию, который запрещает торговлю, кроме перемещения государственных гуманитарных грузов, с той стороной, который запрещает там выборы и который вводит фактически новый способ деоккупации. То есть это альтернатива Минским соглашениям. То есть проще всего принять это законодательно. И сегодня в парламенте в комитете по государственному строительству рассматривался этот законопроект.

— Если существуете вы, даже с самыми чистыми намерениями, то всегда найдутся люди, которые могут, используя блокаду, попытаться решить какие-то свои бизнес-интересы. Например, наверное, поправьте меня, если я ошибаюсь, кто-то из крупных бизнесменов Украины может попробовать потеснить Рината Ахметова на рынке электроэнергии. То, что вы вольно или невольно примете участие в этом переделе рынка, вы к этому сами как относитесь?

— Я отношусь следующим образом. Нас пугают сейчас веерными отключениями, а в это время останавливают блоки на АЭС и вывозят уголь с теплоэнергостанций. Поэтому я думаю, что этот кризис закончится не веерными отключениями, а веерной люстрацией и реприватизацией стратегически важной отрасли – энергетики – назад в государственную службу. Потому что невозможно во время войны, чтобы пророссийские олигархи, или проукраинские – неважно, шантажировали все государство. Поэтому они могут играться как хотят, потом…

— Хорошо, но если они действительно договорятся у каких-нибудь поставщиков из России, через Харьковскую область начнут привозить уголь на свои ТЭЦ – тогда вы что будете делать?

— А тогда позвоните через несколько дней, готовится уже начало перекрытия трасс, которые идут из России, народ заблокирует все. А если власть будет по-прежнему прислуживать Путину и набивать свой карман, то значит у нас будет новая власть, которое использует государство и государственные органы для того, чтобы защищать государственные интересы Украины. Пока это делает народ.

— Семен, наверное, все-таки, в конечном счете, все эти вопросы будут решаться в Киеве. Вы там собираетесь, когда оказаться и с каким пакетом предложений?

— Все предложения нами были высказаны. В Киеве сейчас 80%, может быть, даже больше депутатов, которые продажные, которые зависят от тех или иных олигархов или своих политических боссов. Там мой голос пока не имеет значения, зато мой голос здесь очень важен. Поэтому я и мои товарищи – Егор Соболев, Владимир Парасюк, Тарас Пастух, Павло Костенко, Роман Семенуха, я могу их перечислять бесконечно – мы будем находиться здесь, пока мы здесь нужны.

Найти альтернативу углю. Журналист о том, как уйти от угольной монополии в Украине

Кто заработает на блокаде Донбасса, и что нужно сделать, чтобы решить проблему зависимости Украины от дефицитного антрацита Настоящему Времени рассказала главный редактор "Украинской правды", которая много писала о проблемах энергетики, Севгиль Мусаевой.

— Если говорить о том, кто выгодополучатель от блокады, то тут, мне кажется, скорее, речь идет о политической выгоде и о том, что таким образом – мое мнение – есть три варианта, я общалась с разными людьми из отрасли, есть три варианта. Первый – что это делает российская сторона для того, чтобы действительно каким-то образом навредить Украине и, в том числе, таким образом передает привет тому же Ринату Ахметову. Вторая история – это то, что за этим стоят украинские олигархи, которые таким образом воюют также с Ринатом Леонидовичем.

Смотрите также:

"Монте-Кристо с шахты Октябрьская". Каким было восхождение Рината Ахметова

— За его 70% условных рынка.

— В том числе, да. Потому что тех же народных депутатов, которые участвуют в блокаде – я имею в виду Семенченко, Парасюка – их связывают, например, с тем же Игорем Коломойским. И сегодня я общалась с человеком одним из окружения Ахметова, он как раз-таки эту версию озвучил, что он считает, что таким образом Игорь Валерьевич передает привет.

— Интересно, что по этому поводу скажет Игорь Валерьевич.

— Похожая история как с крымско-татарской блокадой на границе Крыма, когда действительно есть люди, которым не нравится торговля с оккупированными территориями, этот процесс неконтролируемый. Это, собственно, и есть третья версия, что это неконтролируемый процесс.

— Тогда давай обратимся к фактам прямо сейчас. Как ты считаешь, это справедливо, что от угольной генерации так уж зависит Украина? Или это не так?

— Ты знаешь, у меня есть один знакомый бизнесмен, который в общении с тем же Ринатом Ахметовым сказал как-то, что ДТЭК – это компания, которая продается с должностью президента. Это первое. А второе – это история, что если ты хочешь продавать свой уголь, то, может быть, вообще стоит паровозы запустить по железной дороге, чтобы не использовали этот антрацит. На самом деле я тебе хочу сказать, что я не так давно написала полностью хронологию всех событий, которые были связаны с угольной тематикой, и тут, наверное, можно сделать вывод, что если первые полтора года украинская власть делала все возможное для того, чтобы уменьшить влияние Ахметова на энергетическую отрасль, потому что были разные источники диверсификации, был уголь из ЮАР, привозили, потом была история с тем, что у нас был контракт на импорт электроэнергии, у нас также повышали КИУМ энергоатома, коэффициент использования установленной мощности, то в последний год как раз-таки эта стратегия почему-то коренным образом изменилась и, скажем так, наоборот, государство делает все возможное, чтобы увеличивать процент выработки электроэнергии тепловыми ТЭЦ. И это произошло как раз-таки после внедрения формулы "Роттердам +", уже такая притча во языцех.

— Это та самая формула, которую ты описала одной из первых, я сейчас позволю себе небольшую цитату. В марте прошлого года заседала энергетическая комиссия Украины, потом бывший член энергетической комиссии Андрей Герус сказал примерно следующие слова, что "есть страны, которые производят уголь, – в них уголь дешевый, есть страны, которые потребляют уголь, – в них уголь дороже, а есть Украина – в этой стране уголь самый дорогой". И все это, так или иначе, связано (его слова, по крайней мере, были) с формулой "Роттердам +", о которой наша следующая справка. Попробуем разобраться, что это такое. А у тебя есть версия, это деньги, которые позволяют Ринату Леонидовичу Ахметову по-прежнему оставаться крупнейшим олигархом, или это деньги, которыми он делится, я не знаю, с кем-то из чиновников на Банковой улице, или они просто пропадают, потому что неэффективная экономика? С ними что происходит?

— Я объясню тем, что зарабатывает эти деньги тепловая генерация за счет тарифа, который не имеет ничего общего с экономической целесообразностью. Естественно, выгодополучателем является тепловая генерация, как я уже сказала, ДТЭК Рината Ахметова и компания "Центрэнерго".

— Вот мы определили две структуры, которые приобретают…

— Я посчитала, за год действия данной формулы государство Украина платит Ахметову и, скажем так, друзьям президента 26 млрд гривен.

— А они платят Ахметову за что-то? Почему государство продолжает…?

— Государство это терпит, поскольку, как я понимаю, между Ринатом Ахметовым и администрацией президента как раз-таки на формуле "API 2 + фрахт" случилась внезапная любовь, потому что ничем другим я объяснить это не могу.

— Скажи, пожалуйста, существует понятный тебе план реформы, три шага, которые надо сделать, чтобы монополию разбить? Какой? Ты можешь коротко назвать, что нужно сделать?

— Первое, о чем говорилось еще в 2014 году, перевести по возможности угольные блоки на потребление с марки "А" на марку "Г", то есть это газовая группа, которая является в Украине профицитной, второе – это увеличивать, конечно, маневренности атомных электростанций. Потому что я очень хорошо знаю этот фокус того же ДТЭК времен Януковича, когда сознательно уменьшались, выводились атомные блоки на ремонт.

— Чтобы повышать потребление угля.

— И третье – это, конечно же, развитие альтернативной энергетики, которая в настоящее время составляет 1%. Все это можно было начать делать еще в 2014 году, и вообще бы не было сейчас этой ситуации. При оборудовании одного блока, поверьте мне, это год-два, притом, что если это делать очень медленно. При желании это можно сделать за полгода-год.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG